ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Альтернативная история / Тайна «Новороссийска», или «Мне смертию кость угрожала»?

Тайна «Новороссийска», или «Мне смертию кость угрожала»?

29 октября исполнилось 60 лет со дня гибели «Новороссийска» - последнего (по времени вступления в строй) линкора Советского флота. Корабль взорвался на стоянке в Севастопольской бухте, унеся жизни более чем 600 моряков. Обстоятельства гибели в мирное время судна расследовала комиссия во главе с тогдашним министром судостроительной промышленности, заместителем председателя Совета министров СССР В.Малышевым. И пришла к выводу что «Новороссийск» подорвался на старой немецкой донной мине, оставшейся на дне бухты со времен войны.

За эту версию говорил и тот факт, что после гибели линкора в бухте нашли еще едва ли не полторы дюжины подобных мин, причем две – в непосредственной близости от последней стоянки «Новороссийска». И сила фатального взрыва примерно соответствовала заряду немецких донных мин – 1000 кг тротила.

Но столь прозаичный вывод не устроил широкую общественность. Во-первых, из него напрашивался вывод, что руководство главной военно-морской базы Черноморского флота проявило халатность, не обеспечив надлежащее траление даже места стоянки линкоров.

Во-вторых, уж очень велика тяга в нашем народе валить все беды и несчастья на происки супостатов. Причем в этом случае и супостаты нашлись подходящие: «Новороссийск» был построен в Италии, и первые 30 лет своей жизни проплавал под итальянским флагом. СССР был передан по репарациям после окончания войны.

А в годы войны в составе итальянских ВМС успешно действовал отряд боевых пловцов (10 флотилия MAS), которым, в частности, удалось в ночь на 19 декабря 1941 г. подорвать в гавани Александрии два английских линкора – «Куин Элизабет» и «Вэлиент» (ранее итальянцам удалось подорвать в Гибралтаре танкер, а еще раньше, в 1918 г., итальянцы взорвали в Гавани Полы австрийский линкор «Вирибус Унитас»). И, якобы, командир этой флотилии князь Боргезе поклялся отомстить СССР за то, что тот забрал себе один из самых заслуженных кораблей Regia Marina.

По этой версии, ветераны 10-й флотилии пробрались в ночь на 29 октября 1955 г. в Севастопольскую бухту, заминировали «Новороссийск» и бесследно исчезли на просторах Черного моря. Чем эта версия удобнее озвученной комиссией Малышева, непонятно: проникновение супостата на главную базу флота – это уже не халатность, а кое-что такое, за что при Сталине, наверное, половину адмиралов к стенке бы поставили.

Но вслед за «итальянской» версией родилась английская (англичанам также удалось в ходе войны доставить подрывные заряды к борту неприятельского линкора – «Тирпица» - чем не аргумент?) Апофеозом конспирологической лихорадки стала выдвинутая уже в 90-е годы версия о том, что «Новороссийск» был подорван по приказу Н.С.Хрущева некой бригадой советских морских спецназовцев. Якобы, Никите Сергеевичу это было нужно для того, чтобы уволить «последнего из сталинских наркомов» адмирала Кузнецова и начать масштабные сокращения надводных кораблей ради развития ракетно-ядерного сегмента.

Последняя версия выглядит откровенно абсурдной: Хрущеву, который сумел дезавуировать самого Жукова, вряд ли надо было бы взрывать дредноуты для того, чтобы расправиться с Кузнецовым.

Не выдерживает критики и «итальянская версия». Незаметное проникновение на главную база флота и бесследное исчезновение после диверсии – вещь крайне маловероятная (все шесть итальянских боевых пловцов, участвовавших в подрыве «Куин Элизабет» и «Вэлиента», были схвачены).

Не совпадают с расчетными и параметры взрывных устройств. Итальянские «человеко-торпеды» несли боеголовку весом до 300 кг. Даже если в операции против «Новороссийска» участвовали два таких аппарата (некоторые свидетели гибели линкора слышали два взрыва с небольшим интервалом между ними), все равно получается 600 кг – до расчетных 1000 кг (по некоторым данным – 1800 кг) явно не хватает.

Версия с немецкой донной миной (двумя минами) выглядит наиболее достоверной, но и у нее есть изъяны. Подрыв данного устройства осуществлялся при помощи магнитного взрывателя (реагирующего на магнитное поле корабля). Но взрыватель такого рода питается от аккумулятора, заряда которого хватает только на полгода. То есть, немецкие мины должны были давно выйти из строя.

Да и после 44-го года, когда был освобожден от немцев Севастополь, на месте подрыва «Новороссийска» оба черноморских линкора вставали на якорь почти полторы сотни раз. Конечно, магнитные донные мины оснащаются т.н. «прибором кратности» - устройством, которое вызывает подрыв мины не под первым прошедшем над ней кораблем, а под 6-12-м (чтобы труднее было тралить).

Но не под 145-м же! (постановка «Новороссийска» на линкорную бочку 28 октября 1955 г. стала 145-й по счёту стоянкой здесь корабля со времени освобождения Севастополя от гитлеровцев).

Предположение о том, что «Новороссийск», дрейфуя под ветром, волочил по дну якорную цепь, задел ею мину и «возродил к жизни» старый немецкий аккумулятор, не вписывается в известные физические представления.

Кроме того, взрывная волна от мины распространяется равномерно во все стороны. Повреждения днища корабля при этом имеют большую площадь, но носят поверхностный характер. Обычно они сводятся к вмятинам, расхождению швов обшивки, срыву отдельных листов.

«Новороссийск» же был пробит взрывом насквозь: свидетели видели огненный столб, поднявшийся над его полубаком. Это больше похоже не на взрыв донной мины, а на действие кумулятивного заряда.

Перечисленные обстоятельства заставляют задуматься над тем, возможны ли какие-либо другие, кроме перечисленных, версии гибели «Новороссийска»?

Надо сказать, что «Новороссийск» погиб точно в том месте, где за 39 лет до этого затонул другой отечественный дредноут – «Императрица Мария». Никакой мистики в этом нет: оба корабля взорвались (или были подорваны) на штатном месте стоянки линейных кораблей.

«Императрица Мария» погибла с опрокидыванием. При этом башни линкора сорвались со своих мест, упали в воду и затонули отдельно от корабля со всем своим содержимым, в том числе находящимися в в них снарядами.

Обычно в башнях, для быстрой пристрелки в случае внезапного боя, по три снаряда на орудие, итого на трехорудийную башню – 9 снарядов.

В 1911 г. для первых русских дредноутов были разработаны фугасные снаряды с рекордным для данного калибра (305 мм) количеством взрывчатки – 62,5 кг. Итого в каждой башне «Императрицы Марии» находилось 62,5х9=562,5 кг тротила. Это не расчетные 1000, но надо принять во внимание еще ряд обстоятельств.

«Императрица Мария» вступила в строй уже в ходе войны. Отечественная промышленность не справлялась с поставками для собственной армии. В Россию широким потоком шло вооружение из союзной Англии. Но англичане для снаряжения фугасных снарядов для своего флота использовали не безопасный в обращении тротил, под который проектировались снаряды русских дредноутов, а лиддит – взрывчатое вещество на основе пикриновой кислоты. Более мощное, чем тротил, но и более чувствительное. Подрыв которого возможен не только под действием толчка, нагрева открытым пламенем, но и при контакте с водой или ржавчиной.

А 500 кг лиддита примерно эквивалентны 900 кг тротила.

Если принять версию о том, что на вооружении «Императрицы Марии» находились снаряды, снаряженные лиддитом, то все загадки гибели «Новороссийска» становятся вполне понятными и объяснимыми.

… В 1931 г. три из 4-х башен «Императрицы Марии» подняли ЭПРОНовцы. Четвертая башня с своим боезапасом, а также какое-то количество снарядов из других башен, остались на дне Севастопольской бухты. За 39 лет эти снаряды насквозь проржавели и могли взорваться от любого толчка, который вызвал бы контакт лиддита с водой или ржавчиной их  корпусов.

После постановки «Новороссийска» на якорь вечером 28 октября 1955 г., линкор медленно разворачивался под воздействием довольно сильного ветра. Волочившаяся за ним якорная цепь могла задеть как отдельно лежащий на дне бухты снаряд, так и толкнуть саму башню с «Императрицы Марии», вызвав в ней содрогание и перемещение снарядов.

Разрушение оболочки одного из них вызвало первый взрыв, который слышали свидетели. Этот взрыв уничтожил тонкое дно башни и привел к детонации остальных снарядов. Произошел второй, намного более сильный взрыв, а толстые бронированные стенки лежащей крышей вниз башни сыграли роль «воронки», «жерла», направившего продукты взрыва и ударную волну узким «столбом» прямо в днище «Новороссийска». Этот-то «огненный столб» и наблюдали свидетели гибели линкора над его полубаком в момент подрыва.

Конечно, эта версия менее «романтична», чем история с итальянскими, английскими или хрущёвскими боевыми пловцами. Но ведь не уровнем же романтичности измеряется правдоподобие гипотезы?  

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru