ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / История кораблей / Юг против Севера: броня, таран и нарезные пушки

Юг против Севера: броня, таран и нарезные пушки

Пока по разные стороны Ла-Манша англичане и французы трепетно высчитывали друг у друга число броненосцев, количество пушек и дюймы брони на них, по другую сторону Атлантики разворачивалась война, в которой броненосцы уже стали одной из главных сил, и количество их измерялось не единицами, а десятками.

В 1860г. американский народ выбрал президентом Авраама Линкольна – человека демократических убеждений, сторонника либерализации экономики. Плантаторы южных штатов, где в ходу был рабский труд, поняли, что деятельность Линкольна неизбежно ведет к падению их олигархическо-рабовладельческой системы, и подняли мятеж. Так началась Гражданская война в США между Севером и Югом.

Силы были не равны: в штатах, оставшихся верными правительству, проживало 25 млн. населения и была сосредоточена практически вся индустрия. В мятежных штатах проживало 9 млн. населения, из которых 4 млн. были рабами. В этих условиях огромное значение приобрела борьба на море: понятно, что и оружие, и другие стратегические материалы Конфедерация – так назвали свое государственное образования мятежники – могла получить только морским путем от своих европейских союзников (да и вся экономика южных штатов, базирующаяся на выращивании хлопка и табака, была ориентирована на экспорт).

Лидеры Конфедерации отлично понимали, что для того, чтобы получить хоть какие-то шансы в этой борьбе, им надо сделать ставку на использование новейших достижений в военно-морском деле: броненосных кораблей, оснащенных таранами, нарезной артиллерии, а также мин и их носителей. Весь вопрос заключался в том, как это сделать: как уже было сказано, промышленность, в особенности – технологически передовая, на Юге находилась едва-едва в зачаточном состоянии: что делать, такова специфика всех рабовладельческих стран…

На помощь пришла изобретательность. Несмотря на неравенство сил, положение в первые месяцы войны складывалось в пользу мятежников: их полки, сформированные из военизированной плантаторской аристократии, первое время одерживали верх над неопытными пролетарско-фермерскими войсками северян.

Так, 20 апреля 1861г. южанам удалось захватить Норфолк – крупнейшую военно-морскую базу и арсенал флота США. Большую часть находившихся там запасов северяне, уходя, уничтожили, корабли – подожгли, но тут на помощь конфедератам пришла удача и изобретательность.

В гавани Норфолка были обнаружены останки корпуса деревянного фрегата «Мерримак» постройки 1856-1857гг.: корпус сгорел до ватерлинии, но нижняя его часть и, самое главное, машина, остались целы. Началось спешное переоборудование «Мерримака» в броненосец, получивший название «Вирджиния» (в честь одного из конфедеративных штатов). Сгоревший борт не стали восстанавливать, но в центральной части надстроили каземат длиной около 55 метров, который прикрыли броневыми плитами. Ввиду слабости металлургической и горной промышленности, южанам зачастую приходилось использовать в качестве металла для военной промышленности рельсы с железных дорог, поэтому в некоторых источниках даже встречаются утверждения, что защиту «Вирджинии» составляли уложенные на борта каземата рельсы.

Броня каземата почти на метр погружалась в воду, прикрывая машины. Кормовая и носовая оконечности длиной примерно по 15 метров находились полностью под водой и прикрывались лишь выпуклой палубой, обшитой железными листами. К форштевню был прикреплен чугунный таран длиной около метра и весом 680 кг.

По поводу тактико-технических характеристик «Вирджинии» в литературе указываются разные данные, иногда – довольно сильно расходящиеся. Так, водоизмещение обычно указывается в 3200 т , что на самом деле является грузоподъемностью корпуса фрегата «Мерримак», из которого была перестростроена «Вирджиния». Определенно известно, что у носовой и кормовой стенок каземата броненосца стояло по одной нарезной пушки конструкции инженера Брука калибром 178мм (вес орудия – 7,5 тонны, вес сплошного снаряда – 120 фунтов, разрывного – 100 фунтов). В качестве бортового вооружения чаще всего указывается 6 нарезных орудий калибром 162мм (вес орудия 4,5 т, вес сплошного снаряда – 80 фунтов и разрывного – 65 фунтов) и 6 гладкоствольных калибром 229мм, причем боекомплект к ним, кроме бомб, содержал еще и ядра, которые перед стрельбой по деревянным судам полагалось калить в топке броненосца.

Каземат «Вирджинии» был настолько узким, что орудия в нем пришлось устанавливать в «шахматном порядке»: первое стреляет на один борт, следующее за ним – на другой борт, и так далее.  Есть сведения, что после сражения на Хэмптонском рейде на крыше каземата установили дополнительно несколько легких пушек для отражения абордажных атак. 

Экипаж насчитывал 30 офицеров и 320 нижних чинов, а также 54 морских пехотинца.

В разных источниках толщина бронирования «Вирджинии» указывается в пределах от 50 до 100 мм (2-4 дюйма). Перед боем каземат полагалось снаружи обмазывать животным жиром – чтобы «ядра соскальзывали». Кроме того, стенки каземата имели довольно приличный наклон – 36 градусов.

Скорость «Вирджинии» также точно не определена. В первый день боя на Хэмптонском рейде она показывала до 6-7 узлов, во второй (после потери тарана) – не более 5. Маневренность корабля была чудовищной: полную циркуляцию «Вирджиния» описывала примерно за 40 минут. Внешне она выглядела как возвышающийся над водой металлический сарай с торчащей из плоской крыши трубой; естественно, мореходность такого суда была ничтожна.

Постройка корабля, начатая 11 июля 1861г., задерживалась из-за нехватки материалов и умелых рабочих; когда «Вирджиния» уже была спущена на воду, ей пришлось еще несколько недель ждать 8 тонн пороха и бомбы для своих пушек. Наконец, 8 марта 1862г. броненосец южан появился на Хэмптонском рейде – арене своего первого сражения…

 

Север против Юга: «Монитор» против «Вирджинии»

Надо сказать, что идея броненосного судостроения в США имела довольно давние корни. Еще в 1842г. инженеры братья Стефенсы предложили правительству построить винтовой корабль со 170-миллиметровой броней и способный развивать скорость 18-20 узлов! Вооружить его предполагалось чудовищными бомбическими орудиями – четырьмя калибром 457 мм и тремя – 381мм, которые должны были быть установлены открыто на палубе поверх бронированного каземата, где находились расчеты этих пушек. Для зарядки стволы этих суперорудий наклонялись к специальным люкам в палубе; оттуда же – из-под палубы – осуществлялась их наводка на цель. В походном положении водоизмещение броненосца Стефенсов должно было составлять 5890 тонн, но перед боем он мог принимать в специальные цистерны воду для того, чтобы погрузиться в воду и сократить площадь поражаемой поверхности борта; водоизмещение при этом возрастало до 6200 тонн.

С началом войны в правительстве США был образован Комитет по броненосному кораблестроению, во  главе которого встал стал президент Линкольн; были заложены два первых броненосца – фрегат «Нью Айронсайд» («New Ironside» – «Новый латник») и плавучая батарея «Галена». Это были довольно крупные корабли, мало чем отличающиеся принципиально от европейских батарейных броненосцев того времени, и постройка их затягивалась. А слухи о строительстве южанами «Вирджинии» приходили все более тревожные…

И в этот момент на сцене появился шведский изобретатель Эриксон с проектом совершенно необычного корабля.

Надо сказать, что этот человек был хорошо известен в Европе и Америке. Еще в 1839г. он предложил лордам британского Адмиралтейства проект малого винтового корабля, вооруженного самыми крупнокалиберными орудиями того времени. Лорды проект отвергли, и тогда Эриксон приехал в США и здесь под его руководством построили винтовой шлюп «Принстон» водоизмещением всего около 700 тонн, но вооруженный двумя 12-юймовыми (305мм) бомбическими пушками и 12 42-фунтовыми (178мм) карронадами. Он развивал высокую скорость, и в начале 40-х годов XIX века «Принстон» считался одним из самых совершенных кораблей мира.

В 1854г., во время Крымской войны, Эриксон обратился к Наполеону III с еще более оригинальным проектом: для борьбы с русскими береговыми бортами он предложил построить железный корабль с очень низким бортом, едва выступающим над поверхностью воды. Над палубой этого судна должна была возвышаться только дымовая труба и массивная бронированная  цилиндрическая башня с тяжелыми орудиями – больше ничего!

Император французов, вслед за лордами Адмиралтейства, не сумел оценить идеи изобретательного шведа, и вот теперь Эриксон предлагал свой проект правительству США, причем обещал построить свое судно всего за 100 дней!  Мало того, так как проект выглядел для умудренных десятилетиями плаваний под парусами адмиралов действительно сногсшибательно, Эриксон взялся построить корабль за свой счет, довольствуясь лишь обещанием, что сумма в $275 тыс. будет ему компенсирована в 6 этапов по мере строительства его корабля…

Эриксон свое слово сдержал (правда, постройка «Монитора» - так было названо спроектированное им судно, продолжалась не 100, а 144 дня, но задержка была вызвана бюрократическими придирками и задержками платежей), и «Монитор» появился на Хэмптонском рейде всего на день позже «Вирджинии» – 9 марта 1862г.

В очередной раз в истории человечества Давиду предстояло сразиться с Голиафом: корабль северян был почти в три раза меньше по водоизмещению своего оппонента (в разных источниках водоизмещение «Монитора» указывается в пределах от 987 до 1250 тонн) и мог противопоставить 14 орудиями «Вирджинии» только две своих пушки – гладкоствольные 11-дюймовки конструкции Дальгрена (при этом скорострельность их была серьезно снижена из-за неудобства обращения с орудиями в ограниченном пространстве башни: если палубная установка могла делать выстрел в 2-3 минуты, то башенная – только в 6-7 минут).

Правда, забронирован он был надежнее. В то время промышленность США еще не освоила поковки толстых железных плит, и поэтому «Монитор» пришлось обшивать «пакетами» из железных листов толщиной в дюйм: корпус – в пять слоев (суммарно – 127мм), башню – в 8 слоев (203мм). Надо сказать, что «слоеное» бронирование примерно в 1,5 раза уступало защите из цельнокованых плит по способности сопротивляться ударам снарядов. То есть 6 слоев дюймовой американской брони были эквивалентны примерно четырехдюймовой европейской броне из толстых плит.

Борт «Монитора» выступал над поверхностью воды всего на полтора фута (менее 46 см), броневой пояс отвесно уходил вниз, отступая под водой довольно далеко от деревянного корпуса судна и образуя, таким образом, нечто вроде защитного экрана от таранных ударов.

Во время постройки «Монитора» много разговоров велось о том, смогут ли артиллеристы работать в тесном пространстве башни, не задохнутся ли от порохового дыма и так далее. Поэтому у хорошо забронированной по окружности башни не было сплошной крыши и защиту сверху образовывали лишь решетка из толстых железных брусьев. Над башней возвышалась небольшая, также цилиндрическая, рубка с толщиной стенок в 1 дюйм.

Скорость монитора была, очевидно, не больше 6-7 узлов, мореходность при высоте борта менее полуметра – мизерная. Кстати, он не прослужил и года: 31 декабря затонул во время шторма у мыса Гаттерас всего лишь потому, что прокатывающиеся по его палубе волны довольно быстро залили через различные щели трюм броненосца водой.

9 марта 1862 г. первенец броненосного судостроения северных штатов появился на Хэмптонском рейде более чем вовремя: накануне флот Союза потерпел свое первое сокрушительное поражение в этой войне.

 

Бой на Хэмптонском рейде – день первый

В марте 1862г. армия северян вела большое наступление в направлении столицы южан Ричмонда по руслу реки Джеймс; для прикрытия этого наступления на рейде Хэмптона находились довольно значительные морские силы северян: винтовой корвет «Камберленд» (бывший фрегат, с которого срезали одну палубу, а на бывшем гондеке установили мощные девятидюймовые орудия Дальгрена), парусный фрегат «Конгресс», несколько буксиров и канонерских лодок; на подходах находились винтовые фрегаты «Миннесота» и «Роанок» (на последнем был поврежден гребной вал и он мог двигаться только под парусами), парусный фрегат «Сент-Лоренс». От этой эскадры зависело снабжение армии генерала МакКлелана, подвозка подкреплений, и ее разгром очень помог бы южанам.

Спускающаяся по реке Элизабет «Вирджиния» была замечена с эскадры северян около 12:30; ее сопровождали канонерские лодки «Бофорт» и «Рейли». Командовал крохотной южной эскадрой коммодор Бьюкенен, который держал свой флаг на «Вирджинии». Стоявшие на якорях «Камберленд»  и «Конгресс» изготовились к бою; «Миннесота», «Роанок» и «Сент-Лоренс» двинулись на подмогу. Но, как ни странно, все три фрегата по пути сели на мель (в качестве одной из причин этих неудач указывают, что лоцман «Миннесоты» был сторонником Конфедерации и умышленно посадил судно на мель).

Огонь первыми открыли северяне – как с кораблей, так и с береговых батарей; по свидетельству очевидца, «Ядра соскальзывали с ее (Вирджинии) каземата, как капли со спины утки». Бьюкенен выжидал, и первый выстрел погонная семидюймовка «Вирджинии» сделала всего с 300 ярдов, уничтожив поворотную пушку на палубе «Камберленда» и 9 человек из его команды. Проходя мимо «Конгресса», броненосец обменялся с ним залпом, и, стреляя из носового орудия, направился к «Камберленду». Все попытки остановить его орудийным огнем оказались безрезультатными, и примерно четверть третьего чугунный таран «Вирджинии» вошел в правый борт корвета. Поднявшаяся при ударе волна захлестнула низкосидящей броненосец и через передние орудийные порты залилась внутрь каземата; Бьюкенен приказал дать задний ход, но броненосец не двигался – таран его прочно застрял в борту «Камберленда»; тот кренился и возникла угроза того, что гибнущий корвет утащит на дно и своего палача.

Кроме того, «Вирджинию» развернуло бортом к ее противнику и канониры «Камберленда» успели дать три залпа из своих девятидюймовок почти в упор. Один из матросов орудийной прислуги был разорван влетевшим в амбразуру ядром пополам; другие, стоявшие, прислонившись к стенкам каземата, были контужены. Засевшие на марсах «Камберленда» стрелки также вели огонь по амбразурам броненосца, и помощник Бьюкенена Джонс приказал своим матросам держаться от них подальше.

Наконец, таран «Вирджинии» отломился и она смогла отойти от своего противника. Встав между «Конгрессом» и тонущим корветом, она обстреливала оба судна. «Камберленд» продолжал вести огонь, даже когда его крюйт-камеры были затоплены; он пошел на дно с развевающимся флагом «Погибаю, но не сдаюсь»; из 376 человек его команды погиб, был ранен или пропал без вести 121.

После гибели «Камберленда» из реки Джеймс на поддержку Бьюкенену вышла еще одна флотилия южан: два вооруженных пассажирских парохода «Патрик Генри» (1300т, 1-10” бомбическая, 6 – 8” бомбических, 2 нарезные пушки, экипаж 150 чел.), «Томас Джефферсон» и вооруженный буксир «Тизер». Ко всему прочему командир «Патрика Генри» устроил на своем корабле своеобразную «броневую защиту»: котлы его были прикрыты 2-дюймовыми листами железа, а машины от продольного обстрела защищены траверзами толщиной до 3,75 дюйма. Коммодор южан направил свою возросшую эскадру к «Конгрессу». Но разворот «Вирджинии» занял ни много, ни мало, целых 35 минут. «Конгресс» к тому времени вытравил якорную цепь и сел на мель. Канонерки южан подошли к нему с кормы и, оказавшись вне сектора бортового залпа, безответно обстреливали фрегат, одновременная стреляя и по оказавшейся в пределах досягаемости их орудий «Миннесоте».

Наконец, в 15:30 «Вирджинии» удалось присоединиться к канонеркам, и она открыла огонь. Через час из шпигатов «Конгресса» хлестала струями кровь, командир ее Джозеф Смит был убит, а его заместитель принял решение сдать корабль южанам. Бьюкенен приказал «Бофорту» и «Рейли» снять с фрегата команду, но едва те успели подойти к нему и начать принимать людей, как с берега по ним открыли меткий винтовочный огонь и канонерки вынуждены были отступить. Тогда Бькенен послал к сидящему на мели фрегату шлюпку с приказом попросту зажечь его, но и шлюпка тоже оказалась под обстрелом и вынуждена была отступить.

Тогда Бьюкенен направил к «Конгрессу» «Патрика Генри», но тому не повезло еще больше: на этот раз с берега открыла огонь орудийная батарея, несколько ядер поразили бывший пассажирский пароход, а одно так вообще проникло за доморощенное бронирование и взорвало котел, 5 человек было обварено паром до смерти. «Томасу Джефферсону» пришлось вызволять на буксире своего коллегу.

Тогда Бьюкенен, со словами «Раз они не позволяют нам позаботиться об их раненных, пусть заботятся о них сами», приказал артиллеристам обстрелять фрегат калеными ядрами (их калили в топках паровой машины броненосца). «Конгресс» наконец-то загорелся, а Бьюкенен позволил себе выйти на палубу с винтовкой – то ли он захотел лично поохотиться на снайперов унионистов, то ли у него были какие-либо иные замыслы, но коммодор практически сразу был ранен в бедро и его унесли под защиту брони.

Обстрел сидящей на мели «Миннесоты» броненосец южан начал уже вечером, причем из-за большой осадки не смог приблизиться к ней ближе, чем на милю. Добившись единственного попадания, в наступившей темноте броненосец отошел за пределы дальности реальной стрельбы. За полдня боя потери «Вирджинии» составили 2 убитых и 8 раненных. Еще 6 убитых и 11 раненных имелось на канонерках. Такой оказалась цена уничтожения двух крупных кораблей унионистов. 

Результат сражения 8 числа произвел шокирующее впечатление:  в Вашингтоне всерьез опасались, что «Вирджиния» может, к примеру, подняться вверх по Потомаку, разгромить столицу и захватить Белый дом, или подойти к Нью-Йорку и подвергнуть бомбардировке деловые кварталы, уничтожить Уолл-стрит. Конечно, все это было нереально: идти к Вашингтону «Вирджинии» не позволила бы ее слишком большая осадка, а отправиться к Нью-Йорку, Бостону и т.п. – ничтожная мореходность и скорость хода. Но была вполне реальная угроза, что на утро 9-го она займется сидящей на мели «Миннесотой», а затем заставит капитулировать Форт Монро и другие узлы обороны северян на побережье.

Так оно и случилось: на утро следующего после своей триумфальной победы дня броненосец мятежников отправился добивать «Миннесоту», но тут ее ждал неприятный сюрприз: возле сидящего на мели фрегата маячил маленький, невзрачный кораблик. Это и было судно, которому предстояло войти в историю – «Монитор».

Надо сразу сказать, что «Вирджиния» шла в бой значительно ослабленной: в схватке с «Камберлендом» она лишилась тарана, две ее гладкоствольные пушки разорвались при стрельбе и от использования остальных 9-дюймовок в бою с «Монитором» решено было отказаться. Скорость ее не превышала 5 узлов. Вместо раненного Бьюкенена кораблем командовал его помощник Джонс.

Поединок развивался примерно следующим образом: более быстроходный «Монитор» описывал вокруг своего оппонента круги, стараясь оказаться, по завершении каждой циркуляции, возле одного и того же борта «Вирджинии», и влепить свои ядра в одно и то же место. После несчастного случая с «Писмейкером» - одной из двух 12-дюймовок, которыми был вооружен 20 лет назад «Принстон», и которая взорвалась при показательном выстреле, перебив на борту массу народа, в т.ч. тогдашнего госсекретаря США, янки избегали использовать при стрельбе из своих бомбических орудий большие заряды пороха, и «Монитор» метал свои 150-165-фунтовые ядра всего 15-фунтовыми зарядами пороха: расчет был не на то, что ядра пробьют железные плиты, а на то, что они расшатают их крепление, сорвут болты и плиты начнут отваливаться. Возможно, если бы командир «Монитора» решился бы использовать полные заряды, то его ядра смогли бы пробить броню плавбатареи конфедератов и бой был бы решен в течение считанных минут (расчеты подтверждают эту идею). Но, увы, увы…

«Вирджиния», в свою очередь, осыпала судно северян градом снарядов и пыталась протаранить его, что, при ее маневренности, было практически нереально.

В течение 2 часов поединок протекал безрезультатно – оба соперника были неуязвимы для снарядов своего противника, но потом события обрели более драматический характер. Выполняя очередной маневр, «Вирджиния» «не вписалась» в пределы рейда и вылетела на мель; «Монитор» смог подойти почти вплотную и расстреливать броненосец южан в упор. Джонс флажным сигналом вызвал на помощь «Патрика Генри»; одновременно машинная команда прилагала все усилия для того, чтобы машины «Мерримака» превзошли собственную мощность; в топку летели ветошь, промасленный хлопок, давление в котле поднялось до опасного уровня. Благодаря этим усилиям броненосец южан сошел с мели; мало того, ему представился-таки случай таранить противника. Удар пришелся почти в середину корпуса, но лишенный тарана нос «Вирджинии» лишь «подмял» под себя низкий борт «Монитора» который опасно накренился. Но, в конце концов, эта удача обернулась для южан серьезным поражением. Сначала одно из орудий «Монитора» выстрелом практически в упор раздробила лобовую плиту каземата «Вирджинии»; броненосец конфедератов дал задний ход и корабли «расстыковались». Затем Джонсу доложили, что его корабль дал течь: ослабленный нос «Вирджинии» не выдержал удара.

Но бой не прекращался: удачным выстрелом из носовой семидюймовки комендорам «Вирджинии» удалось попасть в защищенную лишь брусьями крышу башни «Монитора»; ударом снаряда и взрывом часть брусьев была смещена, командир корабля Уорден, который в это время прильнул в смотровой щели, был сильно контужен, лицо его моментально почернело от пороховой гари. На несколько минут он потерял сознание. Командование пришлось принять его помощнику Грини. Он продолжил тактику обстрела неприятельского судна с циркуляции, пока в машине «Монитора» не случилась поломка.

Башня Монитора со следами от попаданий снарядов с ВирджинииНе лучше обстояли дела и южан: «Вирджиния» уже израсходовало большую часть своего запаса угля, осадка броненосца уменьшилась, и это принесло еще одну опасность: скосы его каземата, защищавшие ватерлинию, почти полностью вышли из воды, и теперь любое ядро унионистов, «поднырнув» под броню, могло вызвать быструю и практически неизбежную гибель судна. Но главным было другое: команда броненосца, вынужденная второй день подряд напряженно работать в тесном и заполненном пороховым дымом каземате, была на пределе сил. В этих условиях Джонс, видя, что расправиться с «Миннесотой» ему уже не удастся, принял решение оторваться от противника, и идти на отдых и починку в Норфолк. Грини преследовать противника не решился.

Так это сражение и закончилось. «Поле боя» осталось за «Монитором». Ему и приписали тактический успех, хотя есть все основания полагать, что именно рейд «Вирджинии» стал одним из факторов, сорвавших наступление армии МакКлеллана на Ричмонд.

Повреждения обоих судов после почти трехчасовой перестрелки на мизерных дистанциях (максимально – порядка 270м) оказались ничтожными. «Монитор» выпустил 41 снаряд и получил 23 попадания. Один снаряд (очевидно, из 7-дюймовки Брука) оставил в его башне коническую выбоину глубиной порядка 4 дюймов (100 мм). Еще две выбоины имели глубину около 2.5 дюймов (65 мм). Еще два снаряда, попав в палубу, приподняли ее и разорвали в местах попадания.  

Что касается «Вирджинии», то одно из ядер «Монитора» разрушило 4-дюймовую железную плиту и сместило ее в сторону, однако деревянная стена каземата не была пробита. Еще в нескольких местах деревянная стена каземата была вогнута ударами ядер внутрь на несколько дюймов. Но  сколько-нибудь фатальных разрушений оба судна не имели, потерь в людях – тоже.

 

Мониторная лихорадка

Успешный бой «Монитора» с «Вирджинией» произвел в северных штатах настоящий фурор, само название корабля моментально стало нарицательным. Эриксон в одночасье превратился в национального героя; по его проекту немедленно было заложено десять судов типа «Пассаик».

Собственно, это и был первоначальный проект «Монитора», упрощенный в спешке 100-дневной постройки. Построенные в 1862-1863гг., корабли типа «Пассаик» были более чем в 1,5 раза крупнее «Монитора» (порядка 1875т), немного лучше забронированы. Но главное отличие – замена в башне одной 11-дюймовки на орудие калибром 15” (381мм) конструкции Дальгрена.

Это было орудие той же концепции, что и прежние 11-дюймовки: «бутылкообразный ствол» с массивной казенной частью и умеренная начальная скорость снаряда. Правда, резко возросшая масса ядра заметно повысила его разрушительную силу: на испытаниях 15-дюймовка Дальгрена с расстояния порядка 80 метров пробила железную плиту толщиной 7” (178мм).

К новым орудиям применялись боеприпасы трех типов: сплошное ядро весом 440 фунтов (200 кг), выстреливаемое зарядом пороха весом до 60 фунтов (27кг); высверленное облегченное ядро весом 400 фунтов (181 кг), применявшееся для разрушения кирпичных построек; и бомба весом 330 фунтов (150кг), снаряженная разрывным зарядом весом в 13 фунтов (около 6 кг) черного пороха. Для стрельбы бомбами использовался уменьшенный до 35 фунтов (около 16 кг) заряд пороха. Применялись дистанционные трубки со временем горения 3,5, 5, и 7 секунд.

Внедрение на мониторах 15-дюймовок оказалось дело не простым: дело в том, что их ствол не проходил в амбразуру, предназначенную первоначально для более тонкого ствола 11-дюймовок. В конце концов, амбразуру решили не рассверливать, а стрелять, просто приставляя дуло к амбразуре; во избежание же прорыва пороховых газов и пламени внутрь башни использовали специальные переходные муфты.

Для обслуживания каждой 15-дюймовки предназначался расчет в 14 человек, но, из-за тесноты в башне, обычно одновременно возле каждого орудия работало не более 8 человек. Скорострельность на разных судах в зависимости от подготовки канониров колебалась от одного выстрела в 3 минуты до одного выстрела в 10 минут.

15-дюймовки не замедлили подтвердить свою эффективность: 10 июня 1863г. монитор «Уихокен» в бою возле отмели Уассоу всего пятью ядрами вывел из строя броненосец южан «Атланта». Снаряды северян снесли крышу с бронированной рубки «Атланты» и пробили ее каземат, перебив расчеты двух орудий.

Еще одно новшество – замена на двух мониторах этого типа («Лихай» и «Потопаско») гладкоствольной 11-дюймовки на нарезную пушку калибром 8” (203мм), стрелявшую 150-фунтовыми (68 кг) снарядами. Применение этого орудия позволило заметно увеличить дистанцию, на которой мониторы могли поражать цели – для борьбы с быстроходными блокадопрорывателями южан это было существенно. Впоследствии замена гладкоствольной 11-дюймовки на нарезную 8-дюймовку была осуществлена и на головном корабле серии.

Хотя мониторы типа «Пассаик» (мощность машины – 320 л.с.) проектировались на скорость в 7 узлов и на испытаниях некоторые показали даже больше, на службе их скорость редко превышала 4-5 узла. Экипаж обычно насчитывал 75 человек.

Тактико-технические характеристики мониторов типа «Пассаик»

Название

Дата

Водоизмещение, тонн

Размеры, метры, длина*ширина*осадка

Скорость, узлы

Орудия

Бронирование

Спуска на воду

Ввода в строй

На испытаниях

На службе

Гладкоствольные

Нарезные

«Пассаик»

30.08.1862

25.11.1862г.

1844

61х14х3,2

7

6

1-15’, 1-11”

 

Борт – 127мм, Башня – 279мм, рубка – 203мм

«Монтаук»

9.10.1862

17.12.1862

1750

61х14х3,2

8,5

5

1-15”, 1-11”

 

«Нахант»

7.10.1862

29-12.1862

1875

61х14х3,2

 

5

1-15”, 1-11”

 

«Патапаско»

27.09.1862

2.01.1863

1875

73х14х3,4

6

5

1-15”

1-8”

«Уихокен»

5.11.1862

18.01.1863

1875

61х14х3,2

 

5

1-15”, 1-11”

 

«Сэнгамон»

27.10.1862

9.02.1863

1875

61х14х3,2

 

5

1-15”, 1-11”

 

«Нантакет»

6.12.1862

26.02.1963

1875

61х14х3,2

7

5

1-15”, 1-11”

 

«Кэтскилл»

6.12.1862

29.02.1863

1875

61х14х3,2

 

4

1-15”, 1-11”

 

«Лехай»

17.01.1863

15.04.1863

1875

61х14х3,2

 

4

1-15”

1-8”

«Каманч»

14.11.1864

24.05.1865

1800

61х14х3,2

 

5

2-15”

 

Бронирование всех 10 судов, как и у «Монитора», было «слоенным», составленным из листов железа толщиной в один дюйм (25,4мм).

Задержка с вводом в строй «Каманча» объясняется тем, что это судно первоначально было построено в 1863г. на заводе братьев Секор, но затем разобрано и в разобранном виде отправлено на Тихий океан на борту парохода «Аквила». По прибытии в порт Сан-Франциско «Аквила» затонул в доке и «Каманч» по частям извлекали из воды и собирали в течение осени 1864-весны 1865гг.

Установка в башнях мониторов типа «Пассаик» двух разнокалиберных орудий объясняется тем, что промышленность не успевала обеспечить выпуск 15-дюймовок в том темпе, в каком велось строительство этих кораблей. Но 1863г. промышленность Севера уже была «раскручена» в полную меру для работы на военные цели и следующие 9 мониторов вооружались только двумя 15-дюймовыми орудиями. Хотя они мало чем отличались от кораблей типа «Пассаик», обычно их выделяют в отдельный тип, вошедший в историю по названию одного из первых кораблей серии «Каноникус».

Существенным новшеством стало введение на этих кораблях невысокого (38см) кольцевого броневого бруствера вокруг башни толщиной 5” (127мм) – он должен был предохранять башню от заклинивания при попаданиях снарядов между нею и палубой. Мощность машинной установки была удвоена, и ожидалось, что эти суда покажут скорость порядка 13 узлов, однако на испытаниях мало кто из этой девятки превысил 8 узлов, а на службе их скорость мало чем отличалась от скорости судов предыдущей серии.  

Тактико-технические характеристики мониторов типа «Каноникус»

Название

Дата

Водоизмещение, тонн

Размеры, метров: длина*ширина*осадка

Скорость, узлов

Вооружение

Бронирование

Заказа

Спуска на воду

Завершения постройки

На  испытаниях

На службе

«Саугус»

13.10.1862

16.12.1863

7.04.1864

2100

68,8х13,1х4

 

8

2-15”

Борт – 127мм, башня и рубка – 254мм, бруствер вокруг башни – 127мм, палуба – 38мм

«Каноникус»

15.09.1862

1.08.1863

16.04.1864

2100

9

 

«Текумзе»

15.09.1862

12.09.1863

19.04.1864

2100

68х13,2х4

8

 

«Манхэттен»

15.09.1862

14.10.1863

6.06.1864

2100

68х13.2х4

8

 

«Мэхопак»

15.09.1862

17.05.1864

22.09.1864

2100

 

6,3

«Кэтуаба»

10.09.1862

13.04.1863

10.06.1865

2100

68,6х13,2х4

 

6

«Онеота»

10.09.1862

21.05.1864

10.06.1865

2100

 

6

«Манайюнк»

15.09.1862

18.12.1864

27.09.1865

2100

 

4,5

«Типпенканоэ»

15.09.1862

22.12.1864

Декабрь 1865

210068,8х13,1х3,5

 

8,5

 

Строились эти суда несравненно более медленно, чем мониторы предыдущей серии: особой нужды в спешке не было, благодаря ошеломляюще быстрой постройке судов типа «Пассаик» господство в прибрежных вода флоту северян было уже обеспечено. Не все мониторы типа «Каноникус» даже успели вступить в строй до окончания боевых действий. Два из них «Кэтуаба» и «Онеота» были проданы Перу и служили во флоте этой страны под названиями «Атахуальпа» и «Манко Капак» соответственно.

 

Север против Юга: на речном фронте

Как ни важен был для северян контроль над морским побережьем, не менее значимо было для них обладание бассейном Миссисипи – крупнейшей реки Североамериканского континента, важнейшей транспортной магистрали, вместе со своими притоками охватывающей практически все мятежные штаты. Тем более, что значение Миссисипи понимали и южане, и немедленно после начала войны развернули строительство укреплений на речных берегах и создание речных флотилий. И тут они оказались верны идее сочетания брони, тарана и нарезных орудий.

Правда, ресурсов конфедератов для создания необходимого числа полноценных речных броненосцев было явно недостаточно, но зато они начали в большом количестве трансформировать реквизированные для нужд войны речные пароходы. Это были преимущественно колесные суда с бортовым либо кормовым расположением гребного колеса (наши современники в России могут полюбоваться на такой пароход, пожалуй, только в знаменитой картине «Волга-Волга»); защита их состояла, как правило, из дюймовых (25мм) листов железа, положенных на обшивку в носу судна или на внутренние траверзные переборки из дуба 4-дюймовой (100 мм) толщины. Кроме того, между переборками набивали тюки прессованного хлопка – чего-чего, а этого материала у южан было в изобилии – считалось, что подобная преграда гарантированно защищает от пуль и снарядов малокалиберных пушек. Правда, известно, что один из «хлопконосцев» - «Queen of the West» («Королева Запада») – сгорел именно из-за того, что угодившая в него бомба подожгла хлопок.

При взятии Норфолка южанам удалось захватить в морском арсенале более 1000 старых корабельных пушек калибром 32 фунта и 42 фунта (165мм и 178м); их спешно превращали в нарезные (вес снаряда возрастал, соответственно, до 60 и 85 фунтов), скрепляли дополнительно кольцами и устанавливали на укреплениях и мобилизованных судах. Кроме того, все эти броненосцы-хлопконосцы оснащали тараном, и, укомплектованные отчаянными экипажами, они доставили немало неприятностей северянам. Известно даже, что 24 февраля 1863г. уже упомянутая «Королева Запада», действуя вместе с двумя небронированными пароходами, заставила выброситься на мель и сдаться броненосец северян специальной постройки «Индианола».

Северяне знали о трудности предстоящей борьбы, и строить речные броненосцы начали даже раньше, чем морские. 7 августа 1861г. конструктор Идс подписал в Сент-Луисе контракт на постройку бронированного суда (оно было названо в честь города, где было построено, но впоследствии переименовано в «Барон де Кальб»), и уже 12 октября оно вступило в строй, став первым броненосцем на Американском континенте. Интересная особенность данного корабля (а также однотипного «Луисвилла») – это размещение гребного колеса в центре корпуса с вхождением в воду через специальную прорезь в днище.

Всего осенью 1861 – в первые месяцы 1862года под руководством Идса было построено еще 7 аналогичных «Барону де Кальбу» и «Луисвиллу» броненосцев, но с расположением гребного колеса на корме – «Карондалет», «Цинциннати», Маунт-Сити», «Кейро», «Питтсбург». И перестроены два – «Бентон» и «Эссекс». Это были деревянные суда, корпуса которых были обшиты железными полосами толщиной 2-3 дюйма (50-76мм). Примерно к тому же типу принадлежала построенная по заказу армии «Индианола» Именно на эти суда пала основная тяжесть первого этапа борьбы на Миссисипи. Четыре из них погибли: «Цинциннати» – от артиллерийского огня, а «Кейро» и «Барон де Кальб» – от взрывов подводных мин, «Индианола» – при уже упомянутых обстоятельствах. Причем «Кейро» стал первым кораблем в истории, уничтоженном минным оружием – случилось это 12 декабря 1862г. на притоке Миссисипи Язу.

После боя на Хэмптонском рейде Идсу, строившему до сих пор казематные броненосцы, предложили воспользоваться опытом Эрикссона, и следующий созданный им корабль – «Озарк» – получил башню с шестидюймовой броней и двумя 11-дюймовками Дальгрена в дополнение к трем 9-дюймовкам и одной10-дюймовке, расположенным открыто на палубе.

«Озарк» был революционным кораблем также в том плане, что в качестве основного движителя для него было избрано не гребное колесо, а винты. Причем ввиду того, что корабль должен был иметь очень малую осадку, и винтам предстояло работать у самой поверхности (лопасти их при вращении на 70 сантиметров выходили из воды!), качество условий работы винтов решено было компенсировать их количеством: 4 паровых машины «Озарка» вращали аж 4 винта – первый случай в истории военного судостроения!

По близкому проекту в середине мая 1862г. было заказано еще два броненосца – «Мариотта» и «Сандуски», которые, правда, так и не были достроены до конца войны.

Сложности с размещением в корпусе небольшого корабля четырех машин и низким к.п.д. использовавшегося винтового движителя заставили Идса вернуться к кормовому гребному колесу. Так появились «Ниошо» и «Осейдж», заказанные также в мае 1862г. – единственные мониторы с башней Эрикссона и гребным колесом! Зато их осадка была всего 1.35 метра!

И все-таки Идс не отказался от четырехвинтового движителя. Правда, корабли следующей серии – «Виннебаго», «Кикапу», «Чикасо» и «Милуоки» – были намного крупней. Что заодно позволило и усилить их вооружение – до 4 11-дюймовых орудий Дальгрена в двух башнях. Причем одна из башен была конструкции Эрикссона, а вторая – самого Идса, с поднимающейся и опускающейся под воздействием парового домкрата орудийной платформой.

Еще одно новшество: «Виннебаго» стал одним из первых кораблей США, на котором вместо «слоеного» бронирования из дюймовых листов были применены цельнокованые трехдюймовые (76мм) плиты.

Мониторы этой серии вступили в строй уже в 1864г., но все равно, повоевать им пришлось. А два из них прославились в одном из последних сражений войны между Севером и Югом – в атаке Мобайла.

К тому времени (1863г.) в недрах администрации Линкольна родилась грандиозная идея постройки аж 20 однобашенных мониторов с осадкой всего 1,2 метра, способных действовать как на реках, так и в морских прибрежных водах. Сам Эрикссон, видя невыполнимость предъявленных требований, от работы над этим проектом отказался и за него взялся А.Стимерс.

Жизнь подтвердила правоту Эрикссона: когда первый монитор серии – «Чимо» – стали спускать на воду, то сначала его корпус полностью скрылся с поверхности. А когда всплыл, то выяснилось, что высота надводного борта корабля составляет всего 3 дюйма (76мм)! И это без вооружения, башни и запасов!

Эрикссон посоветовал переделать первые пять мониторов серии, почти уже законченных постройкой, в бронированные миноносцы: вместо 11-дюймовок в башнях их оснастили шестовой миной и открыто установленной одной 10- или 11-дюймовкой Дальгрена («Каско», «Напа», «Наубюк», «Модок») или 203мм нарезной пушке Пэррота («Чимо»).

На остальных 15-ти («Кохоэс», «Этла», «Кламат», «Кока», «Наузет», «Шауни», «Шайло», «Сквандо», «Санкук», «Тьюнксиз», «Умпква», «Уэссук», «Уэксоу», «Язу», «Юма») судостроители нарастили на 15 дюймов (381мм) борта, перекрыли эту конструкцию дополнительной карапасной (выгнутой в виде спины черепахи) палубой и установили-таки на них двухорудийные башни. Правда, в результате осадка мониторов возросла в два раза и сама идея сверхмелкосидящих мониторов была утрачена. К счастью, война уже кончалась и особой нужды в судах этой серии не было.

 

Тактико-технические характеристики броненосцев Севера, действовавших на Миссисипи

Название

Водоизмещение, тонн

Длина, метров

Ширина, метров

Осадка, метров

Скорость, узлов

Толщина бронирования, мм

Орудия

Экипаж, человек

Борт

Каземат

Башня

Гладкоствольные

Нарезные

«Барон де Кальб»

512

53,34

15,6

1,83

7

51-76

63,5

Нет

2-203мм, 7-32 ф.

4-42фунта

251

«Каронделет»

512

52,34

15,6

1,83

4

51-76

63,5

Нет

6-32ф., 3-203мм, 1 гаубица-12ф.

4-42ф.

251

«Луисвилл»

486т

 

 

 

 

51-76

63,5

Нет

3-203мм, 6-32ф.

4-42ф.

251

«Эссекс»

614

48,46

14,48

18,3

 

51-76

63,5

Нет

1-32ф., 3-229мм, 1-254мм

Нет

 

«Индианола»

520

53

15

1,5

6

76

63,5

Нет

2-279мм, 2-229мм

Нет

50

«Озарк»

 

54,86

15,24

1,52

2,5 (на службе)

63,5

нет

152

2-279мм, 1-254мм, 3-229мм.

Нет

120

«Неошо»

1000

54,86

13,7

1,37

7,5

63,5

Нет

152

2-279мм

Нет

 

«Чикасо»

1300

69,8

17

1.83

9

76

Нет

203

4-279мм

Нет

120

«Модок»

1175 (по проекту)

68,6

13,74

2.77

По проекту - 9

76

Нет

203

1-279 мм, шестовая мина

Нет

60

«Сквандо»

1618

68,7

13,76

2,51

4,2

76

Нет

203

2-279мм

Нет

60

«Наузетт»

1487

68,6

13,71

2,36

-

76

Нет

203

2-279мм

Нет

60

 Те мониторы, которые успели достроить и испытать, редко показывали скорость  и в 5 узлов вместо задуманных 9 узлов. На «Тьюнксизе» в башне вместо одной гладкоствольной 11-дюймовки установили нарезную 8-дюймовку Пэррота. Кроме башни и борта мониторы этой серии имели еще хорошо бронированную рубку: башенные – с толщиной стенок 254мм, миноносцы – 203мм.

 

 

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru