ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / История кораблей / Один против всех

Один против всех

К началу Гражданской войны США располагали вторым по численности торговым флотом мира и этот «пирог», разумеется, являл в случае того или иного конфликта лакомый «кус» для всяческого рода приватиров, корсаров, каперов, флибустьеров и прочих разновидностей пиратов. При всем при том надо отметить, что правительство США, по крайней мере, в ту эпоху, весьма трепетно относилось к интересам своих водоплавающих коммерсантов, и, кстати говоря, первая «интервенционистская» акция флота США была связана именно с защитой торгового судоходства: едва только начавшие свое существование военно-морские силы «Дядюшки Сэма», ничтоже сумняшеся и безо всяких дипломатических реверансов, разгромили базы алжирских пиратов, существовавшие с XVI века — мероприятие, на которое не решались ни Владычица морей Англия, ни Франция, ни Испания... (Кроме всего прочего, эта экспедиция интересна тем, что в ней участвовал Фенимор Купер — будущий автор романов о «следопыте» Натаниэле Бампо и «последнем из могикан» Чингачгуке Большом Змее).

Итак, торговый флот США был весьма соблазнительной добычей для тех сорви-голов Юга, которые пожелали бы предпринять каперские действия в ходе начавшейся Гражданской войны, но беда заключалась в том, что флот США очень быстро и достаточно надежно заблокировал все порты Конфедерации. Да и кораблей, подходящих для океанского крейсерства, в распоряжении южан было не слишком-то много. Иными словами, их практически и не было.

Но был бы спрос, а предложение найдётся!

Иными словами, еще в 1861г., сразу после начала мятежа, агенты Конфедерации выкупили у частной компании «McConnel New Orleans Habana Line» только-только построенный грузопассажирский пароход «Гавана» («Habana») и передали его для переоборудования в крейсер коммандеру Рафаэлю Семмесу (Raphael Semmes, в настоящее время фамилия этого моряка в русскоязычной литературе чаще передаётся как «Симс» или же «Семс»), опытному моряку, отличившемуся во время войны с Мексикой. Под его доблестным руководством на «Гавану» не только установили несколько пушек, но и переименовали в «Самтер» («Sumter», очевидно, по имени форта в Чарльстоне, захватом которого и ознаменовалось начало мятежа). 30 июня 1861 г. новоявленный капер вышел в море и, избежав боя с блокадным шлюпом «Бруклин», устремился на юг, в воды Вест-Индии. На Мартинике «Самтер» был застигнут шлюпом северян «Ирокез», но власти этой колонии не выдали капера и даже позволили под покровом темноты уйти от еще одного преследователя. Некоторое время Семмес вел крейсерство возле берегов Бразилии, потом пересёк Атлантику. Очевидно, Семмес хотел произвести починку своего корабля в каком-нибудь из европейских портов (и Англия, и Франция были вполне благосклонны к Конфедерации, особенно — в первый период Гражданской войны, пока чаша весов ещё колебалась), но в январе 1862г. «Самтер» выскочил возле Гибралтара на мель, получил повреждения и вынужден был укрыться в Кадисе. Испанское правительство было не столь дружественным к южным мятежникам, как Лондон и Париж; возникла угроза того, что судно интернируют, а его команду даже выдадут федералам. Но предприимчивый Семмес успел продать свой крейсер частной британской компании, а сам с преданным ему экипажем перебрался на берега Туманного Альбиона, где начал готовиться к новым подвигам во славу «дела Юга».

«Самтер», переименованный в «Гибралтар», продолжил свою карьеру в качестве блокадопрорывателя. Что касается его успехов, то за полгода крейсерства он успел захватить или уничтожить 18 коммерческих судов США.

Англия в то время весьма дружелюбно относилась к Конфедерации, и не удивительно, что агенты ричмондского правительства чувствовали себя на острове как дома и именно здесь осуществляли свои военные заказы. В частности, именно здесь верфи «Лэйрд Бразерс» («Laird Brothers») в Биркенхеде в 1861 г. был заказан корабль, который сначала именовался просто как «корпус №290», а затем как парусно-паровая баркентина «Энрика» («Enrica»). Строилось судно с некоммерческой тщательностью; как докладывали агенты северян, «...оно построено из самого лучшего английского дуба, который можно достать».

Вот на это-то судно и прибыли капитан Семмес и остатки команды «Самтера». Навербовав дополнительно добровольцев из числа жаждущих подвигов подданных короны и прочей публики, Рафаэль Семмес 29 июля 1862 г. вывел «Энрику» из британских вод и направил к Азорским островам. По пути ее курс пересекся с курсом зафрахтованного южанами барка «Агриппина», с которого на будущий рейдер перегрузили пушки и сошли дополнительные члены экипажа — теперь под командой Семмеса было 145 человек. В гавани Порто Прайя южане переоборудовали «Энрику» в боевой корабль, подняли флаг Конфедерации и, переименовав свое судно в «Алабаму», 24 августа пустились в крейсерство.

В течение последующих двух лет это небольшое, тихоходное и слабо вооруженное судно снискало славу самого известного, славного и результативного рейдера всех времен и народов. Зона его действий охватила два океана — Атлантический и Индийский; за эти два года «Алабама» уничтожила 68 коммерческих судов США, нанеся ущерб на фантастическую по тем временам сумму в 6 миллионов долларов, и дважды приняла бой с боевыми судами северян.

Как это случилось...

6 января 1863 г. Семмесу стало известно (причем из газет – в то время, чувствуется, ознакомление с печатью было одним из главных способов разведки: Фаррагут также узнавал о оборнительных мероприятиях в Новом Орлеане из покупаемой в прибрежных городках прессы) о том, что северяне готовят крупную десантную операцию, и транспорты с войсками под командой генерала Бэнкса нацелены на Галвестон. Не смотря на очевидный риск (транспорты наверняка будут идти в сопровождении военных кораблей), Семмес принял решение атаковать конвой. 11 января «Алабама» прибыла в район Галвестона; командир рейдера послал на марсы впередсмотрящих в надежде засветло обнаружить суда северян и определить положение транспортов, чтобы атаковать их среди ночи.

Но и северяне не дремали: за барами стоял «старый знакомец» шлюп «Бруклин» и два вооруженных парохода; один из них - «Гаттерас» - и был направлен разобраться, что это за судно замаячило на горизонте.

В принципе, у «Алабамы» были все шансы удрать: «Гаттерас» был самым обычным колёсным пароходом водоизмещением чуть более 1000 тонн, вооруженным по случаю мобилизации четырьмя короткими 32-фунтовыми пушками и одной нарезной 20-фунтовкой (по другим сведениям, в ходе непосредственной боевой службы вооружение этой «переоборудованной» («converted») канонерской лодки было усилено установкой двух 30-фунтовых нарезных орудий и одной или двух 12-фунтовых гаубиц) и по скорости заметно уступал своему противнику. Тем не менее, Семмес тянул время, не отрываясь от канонерки северян, но и не давая ей приблизиться к нему на виду у мощного «Бруклина».

Наконец, в вечерних сумерках, около 8 часов 11 января, корабли сблизились вплотную и с «Гаттераса» запросили через рупор: «Что это за корабль?» С «Алабамы» ответили: «Корабль Её Величества «Петрел», а вы?» - южане собирались поначалу выдать свое судно за британский шлюп. В это время командир «Гаттераса» лейтенант Блейк приказал спустить шлюпку с абордажной партией для проверки «британца». Заметив это, на Алабаме подняли боевой флаг, прокричали в рупор: «Мы — корабль Конфедеративных штатов «Алабама» и тут же дали бортовой залп. Северяне немедленно ответили. Начался бой.

Корабли двигались параллельными курсами менее чем в пятистах метрах друг от друга, причем стрельба велась не только из пушек, но и из винтовок и даже револьверов. «Алабама», построенная изначально как военное судно, имела явное преимущество: машины ее были расположены ниже ватерлинии и прикрыты угольными ямами, а полнотелый корпус из «лучшего английского дуба» лучше держал удары ядер, чем узкий железный корпус «Гаттераса». Сознавая, что в артиллерийской перестрелке ему не победить, капитан федеральной канонерки повел свое судно на абордаж и сократил дистанцию до одного кабельтова (менее 200 метров). В это время «Гаттерас» получил несколько фатальных попаданий: от взрыва бомбы в трюме начался пожар, ядро разбило цилиндр паровой машины и канонерка потеряла ход. Северяне продолжали какое-то время стрельбу, очевидно, надеясь на то, что на помощь подойдёт «Бруклин». Но очередным взрывом на канонерской лодке оторвало несколько листов подводной обшивки, судно стало быстро наполняться водой. Блейк приказал дать залп из пушек правого борта, обращенного в противоположную от «Алабамы» сторону, поднять над палубой фонарь, сбросить за борт орудия левого борта и спускать шлюпки. На «Алабаме» прекратили пальбу и запросили: «Нужна ли помощь?» Вскоре к борту крейсера пристала шлюпка с «Гаттераса», с которой сообщили, что экипаж сдается и просит о помощи.

Бой продолжался менее 15 минут. Из 126 человек экипажа на «Гаттерасе» было двое убитых и пятеро раненых. Через две минуты после того, как с палубы канонерки сошел последний моряк, в 20 часов 30 минут она ушла носом вперед под воду. На ней по-прежнему развивался флаг Соединенных Штатов.

«Алабама» получила семь попаданий из тех пятидесяти выстрелов, которые были сделаны с «Гаттераса». Четыре снаряда застряли в ее угольных ямах, один пробил корму и задел шпангоут, другой прошил борт в районе жилой палубы и застрял в противоположном борту. Еще одно ядро пробило трубу крейсера. Убитых на «Алабаме» не было. Один человек был легко ранен от артиллерийским огнем и другой — отрекошетировавшей от трубы и перебившей бакштаг пулей.

С пленными южане обошлись более чем гуманно: Семмес даже уступил Блейку свою каюту; офицеров северян разместили в кают-компании, матросов — на жилой палубе. 21 января всех их сдали британским властям на Ямайке.

Для экипажа «Алабамы» победа над «Гаттерасом» имела большое моральное значение: в то время, как газеты Севера поносили их «сбродом, набранном со всей Англии» и «пиратами», они доказали, что способны вести честный бой с боевыми кораблями неприятеля и при этом побеждать.

Но следующее такое сражение стало для «Алабамы» роковым. Беспримерный анабазис рейдера южан продолжался уже два года, когда Семмес решил зайти 6 июня 1864г. во французский порт Шербур для ремонта изрядно поизносившегося судна. Капитан федерального стационара в европейских водах шлюпа «Кирсардж» Джон Уинслоу (John A. Winslow) узнал об этом и направил свой корабль в этот французский порт. Правда, от французских властей он добился лишь того, что «Алабама» не будет оставаться в гавани дольше отмеренного по международным законам срока, ограничивающего пребывание боевых судов воюющих сторон в нейтральных портах. После чего «Кирсардж» покинул Шербур и, отойдя за границу территориальных вод, принялся ждать выхода «Алабамы» и готовиться к бою: по образцу судов Фаррагута под Новым Орлеаном, на «Кирсардже» были натянуты вдоль бортов цепи, жизненно важные части защищались углём.

19 июня «Алабама» вышла из гавани Шербура навстречу своей судьбе. Берег пестрел толпами праздных французов, пришедших поглазеть на сражение двух судов, которое должно было разыграться перед ними, словно на арене цирка; на море маячили паруса множества яхт и катеров, пассажиры которых желали полюбоваться этим зрелищем вблизи. Здесь же темнел и угрюмый силуэт французского броненосца «Нормандия», который должен был присматривать за тем, чтобы все правила нейтралитета были соблюдены.

Кстати говоря, среди зевак на берегу находился и знаменитый французский художник Эдуард Манэ, который впоследствии даже нарисовал картину «Бой «Алабамы» с «Кирсарджем». Силы противников были примерно равны: «Кирсардж» был чуточку крупнее и имел в качестве коронного козыря две одиннадцатидюймовки Дальгрена, «Алабама» несла на одно орудие больше и ее главным аргументом была нарезная 7-дюймовка Блэкли (рейдер был вооружен пушками британского образца, Теофил Александр Блэкли — известный английский конструктор нарезной артиллерии того периода).

Первой открыла огонь «Алабама»; «Кирсардж» не отвечал, пока дистанция не стала менее километра; выйдя на траверз друг другу, оба противника закружились, словно оказались на противоположных концах диаметра гигантской воронки, медленно их затягивающей.

Единственный выстрел мог бы решить исход этой схватки: семидюймовый снаряд с «Алабамы» попал в кормовой рулевой пост «Кирсарджа», и, если бы взорвался, то мог бы вывести из строя управление шлюпом и сделать его положение безнадёжным. Но не сработал взрыватель; стофунтовый снаряд застрял в деревянной преграде; а далее, по мере сокращения дистанции, все губительнее становились попадания 11-дюймовых бомб с «Кирсарджа» в «Алабаму».

Одна из таких бомб взорвалась на батарейной палубе и перебила 8 человек из прислуги 32-фунтовых орудий. Вскоре на рейдере открылась подводная течь. Прошел час с начала боя, и стало ясно, что «Алабама» обречена. Неизвестно, что сыграло большую роль в этом поражении удачливого до сей поры корсара: одни считают, что за два года крейсерства на «Алабаме» испортился порох и запалы к взрывателям; кто-то считает, что канониры рейдера, задав изначально слишком высокий темп стрельбы, слишком часто мазали, беря чрезмерно высокий прицел. Как бы то ни было, но выпустив 370 снарядов, «Алабама» не причинила своему противнику сколько-нибудь существенного вреда: на «Кирсардже» были ранены всего два моряка.

«Кирсардж» ответил 173 выстрелами, которые буквально превратили рейдер южан в развалину, медленно уходящую под воду. Когда сопротивление стало безнадежным, раненный Семмес приказал поднять белый флаг; но сам выбросил свою шпагу за борт, не желая сдавать ее по старинному обычаю капитану-победителю. Впрочем, морская удача напоследок еще раз улыбнулась ему: британская яхта «Дирхаунд» («Deerhound»), «словно случайно» оказавшаяся в эти минуты рядом, приняла на борт и Семмеса, и еще 41-го человека из команды «Алабамы». Остальные попали в плен к северянам.

В Англии Семмес был принят более чем благожелательно и некоторое время находился там на излечении. В 1865 г. он отбыл в Америку; в Ричмонде ему присвоили звание контр-адмирала. Некоторое время он командовал морскими силами на реке Джеймс, а после их гибели — в чине бригадного генерала «морской бригадой», составленной из моряков его судов. После падения Ричмонда бригада эта по частям пыталась прорваться к разным очагам продолжающегося сопротивления, но Рафаэлю Семмесу пришлось таки сдать свою шпагу: он был взят в плен. В 1866 г. арестован по обвинению в государственной измене, но вскоре отпущен; до конца жизни жил жизнью добропорядочного гражданина, занимаясь преподавательской и юридической практикой, а также писательством.

По удачливости с «Алабамой» мог бы поспорить еще один рейдер южан - «Флорида». Он строился почти одновременно с кораблем Семмеса, но в Ливерпуле, на верфи «Миллер и Сыновья». В марте 1862 г. возникла угроза того, что правительство Великобритании, по запросу США, конфискует этот двухтрубный пароход, явно создаваемый не для коммерческих целей. С наспех набранной командой, будущий рейдер отправился 22.03 1862 в своё первое плавание — на Багамские острова. В Нассау южанам было позволено пополнить запасы угля — но только чтобы вряд-вряд хватило бы до ближайшего порта Конфедерации. Здесь же «Флорида» подняла флаг Конфедерации и ее командиром был провозглашен лейтенант Маффит (Lieutenant John Newland Maffitt) — опытный морской вояка. В придачу ко всем проблемам, на судне свирепствовала желтая лихорадка; дело доходило до того, что в строю из всего экипажа находился всего один кочегар и четыре палубных матроса; но, не взирая ни на что, Маффит довёл «Флориду» до Мобайла и провел под градом снарядов блокадной эскадры под защиту пушек форта Моргана.

В гавани Мобайла «Флорида» была вооружена набором нарезных пушек Блекли британского (опять же таки!) производства и 16 января 1863г. отбыла в крейсерство. За полтора с лишним года ей удалось захватить или уничтожить 38 судов США. Два из них - «Кларенс» и «Такона» - были переоборудованы в малые крейсера, которые, базируясь на «Флориду», сами захватили 23 приза. В сумме — 61 корабль с ущербом федеральному судоходству до 4 млн. долларов — не намного хуже, чем результат прославленной «Алабамы»!

Почему действия «Флориды» не сыскали такой известности, как операции ее конкурента по рейдерству?

Возможно, потому, что зона действий «Флориды» была гораздо более ограничена, и ее активность протекала, в основном, в четырёхугольнике, ограниченном Мобайлом — портами западной Франции, Канарами и водами у северных берегов Бразилии.

Может, потому, что ей не довелось участвовать в боях с военными судами федералов.

Может, просто потому, что никакому известному художнику не довелось стать свидетелем ее подвигов и запечатлеть их на картине.

Даже конец карьеры «Флориды» не отличался особой яркостью. Осенью 1864г. крейсер отстаивался и ремонтировался в бразильском порту Байя. Ночью 7 октября туда вошел шлюп северян «Уачузет», взял на абордаж стоящую на якоре с половиной экипажа на борту и без командира «Флориду» и увёл ее в море. Впоследствии «Флорида», не смотря на протесты бразильских властей, была отправлена с призовой командой в воды США.

Командира «Уачузета» коммандера Коллинза отдали за попрание суверенитета Бразилии под трибунал, но, в конце концов, он был лишь повышен по службе. Бразильцы требовали возврата им «Флориды» как судна, захваченного в территориальных водах страны, но в результате прославленный крейсер затонул в Ньюпорт Ньюзе при столкновении с войсковым транспортом «Альянс»: как говорится, «не доставайся же никому!»

Явно в 1864 г. правительство Линкольна чувствовало себя гораздо увереннее, чем в 1861-м, когда судьба государства висела буквально на волоске...

Кроме этих трех судов известность приобрели еще два рейдера Конфедерации: пароходы «Джорджия» и «Шенандоа».

«Джорджия» строилась на верфи «Денни» в Глазго под именем «Japan» («Япония»; возможно, имя это было выбрано для того, чтобы немного «поводить за нос» разведку федералов). В каком-то смысле это был инновационный по тем временам корабль: с железным корпусом, мощными машинами и парусной оснасткой брига. Он был приобретен агентом Конфедерации капитаном II ранга Моури в марте 1863 г. и отправился к берегам Западной Африки. Здесь, в водах британской колонии Ашанти, он был вооружен парой крупнокалиберных нарезных пушек системы британской фирмы Уитворта и несколькими дульнозарядными гладкоствольными пушками разных калибров. 9 апреля 1863г. «Джорджия» подняла флаг Конфедерации и пустилась в крейсерство. Правда, в качестве инновационного судна она оказалась не слишком удачным рейдером: железный корпус быстро оброс водорослями и ракушками, и «Джорджия» потеряла свой высокий ход; кроме того, площади парусов явно не хватало для того, чтобы этот корабль мог считаться хорошим парусным ходоком. Во время непродолжительного крейсерства «Джорджия» захватила в Атлантике всего 9 призов, и затем была приведена своей командой в Англию и продана частной фирме.

Очевидно, английские коммерсанты собирались использовать ее в качестве блокадопрорывателя для доставки грузов в порты Конфедерации. 11 августа 1864 года она вновь вышла в море из Ливерпуля, но уже 15 августа была захвачена у берегов Португалии шлюпом США «Ниагара».

«Шенандоа» строился в Англии как войсковой транспорт «Морской царь» («Sea King») для перевозки войск в азиатские владения империи и был перекуплен агентом Конфедерации Джеймсом Баллоком. Он имел железный корпус, обшитый деревом, корабельную парусную оснастку и сравнительно маломощную машину: под парами он был самым слабым ходоком из всей пятёрки прославленных рейдеров Конфедерации. 8 октября будущий рейдер вышел из Лондона в Бомбей, но возле порта Фуншал на Мадейре встретился с пароходом Конфедерации «Лаурел» («Laurel»), с которого принял вооружение и ядро экипажа (впрочем, «Шенандоа» в течение всего рейдерства страдал от нехватки команды — возможности Конфедерации явно были уже на исходе). Командование крейсером принял на себя лейтенант Уэддел (J.I.Weddel). Явно не ожидая для себя ничего хорошего в Атлантике, он повел судно вокруг мыса Доброй Надежды в Индийский океан, захватив по пути 6 кораблей США в Атлантическом океане и 1 судно — в Индийском.

25 января 1865 г. «Шенандоа» прибыла в Мельбурн (Австралия), где Уэддел завербовал дополнительно некоторое количество моряков и повёл крейсер на север, в воды Тихого океана, где устроил настоящую облаву на китобоев в водах Охотского моря, Берингова пролива и даже Северного Ледовитого океана.

Более 2/3 захваченных «Шенандоа» призов были взяты уже после официального окончания Гражданской войны; очевидно, Уэддел и далее занимался бы этим пиратством, если бы с случайного английского судна ему не сообщили, что война закончена. К тому времени за «Шенандоа» охотилось уже более сотни федеральных боевых кораблей; однако, не взирая на это, Уэддел благополучно привел свой крейсер в Ливерпуль и там продал в частные руки. Всего за время своего крейсерства он захватил 38 кораблей США, преимущественно, промысловых парусников.

В целом за годы войны рейдеры Конфедерации захватили или уничтожили более 200 торговых кораблей Союза, что составило порядка 5% коммерческого тоннажа Соединенных Штатов. Не говоря уже о прямом экономическом ущербе, эти действия привели к тому, что к концу войны 75% американских торговых судов плавали под нейтральными флагами; как ни парадоксально, преимущественно под британским.

Рассказ про крейсерские операции времен войны между Севером и Югом будет неполным, если мы не упомянем об еще одном судне — шлюпе унионистского флота «Вайоминг». Он выполнял функции стационера на Дальнем Востоке; считается, что его присутствие в малайских и индонезийских водах стало одной из причин того, что «Алабама» не стала прорываться в Тихий океан.

Но наибольшую известность «Вайомингу» принесло проведение 16 июля 1863г. акции возмездия против одного из японских кланов, контролирующего пролив Симоносеки.

Начавшаяся в 50-х — 60-х годах XIX века вестернизация Японии весьма болезнено переживалась некоторыми местными фундаменталистами, и в стране неоднократно предпринимались провокации против иностранцев; возможно, с целью довести «Блаженный Ниппон» до того же состояния, при котором в XVII веке были осуществлены массовые погромы против европейцев и принявших христианство японцев, а страна была на два с лишним столетия погружена в самоизоляцию. В частности, 26 июня объектом нападения со стороны военных судов клана Чошу стало коммерческое судно США «Пемброк»; американский консул заявил по данному поводу протест и потребовал извинений, а командир «Вайоминга» коммодор МакДугал, не дожидаясь ответа официальных японских властей, повел «Вайоминг» в пролив Симносеки, где и было совершено нападение на «Пемброк».

Утром 16 июля шлюп вошел в пролив, где, под прикрытием пушек небольшого форта, стояла флотилия клана Чошу: пароход, бриг и вооруженный барк. Батареи открыли огонь, «Вайоминг» же лихо ворвался на японскую стоянку, имея по одному борту на расстоянии пистолетного выстрела пароход, по другому — оба парусных судна, и тут же сел на мель. Ситуация, как говорится, сразу стала критической: корабль засыпала шрапнель и картечь с батарей и японских судов; одно из неприятельских ядер сбило бортовое орудие и убило двух человек из прислуги и ранило четверых. Японский пароход снялся с якоря и направился к «Вайомингу» - со всей очевидностью, чтобы взять попавший в ловушку шлюп на абордаж и захватить.

Но американцам удалось быстро сняться с мели и метким выстрелом взорвать на японском пароходе котел, после чего тот пошел на дно. После этой удачи «Вайоминг» обстрелял два других японских судна и убрался восвояси. За час с небольшим боя он получил 11 попаданий и на его борту четверо были убиты и еще семь человек ранено, один из которых впоследствии скончался. Тем не менее, МакДугал в своём рапорте писал, что японцам был преподнесен хороший урок, который им надолго запомнится.

Тактико-технические характеристики кораблей Севера и Юга, участвовавших в крейсерских действиях в 1861-1866гг.

Название

Класс

Годы постройки

Водоизмещение, т

Размеры (длина*ширина*осадка), м

Мощность машин, л.с.

Скорость хода, уз.

Вооружение

Экипаж

Примечание

Корабли Юга

«Самтер» («Sumter»)

Вооруженная парусно-паровая баркентина

Заложен в 1859г.

456 т (тоннаж 347т)

56,1*9,1*3,7

???

10

1-8'', 4-32 ф.; все — гладкоствольные

???

 

«Флорида» («Florida»)

Вооруженная парусно-паровая баркентина

Заложен в 1861 г.

711т

58,2*8,3*4

???

9,5

2-7'', 4-6,4'' нарезные, 1-12 ф. гладкоствольная

146

 

«Алабама» («Alabama»)

Вооруженная парусно-паровая баркентина

Заложен в 1862г.

1054

67*9,6*4,3

???

13

1-6,4'' нарезная, 1 — 68ф.+6-32 ф. гладкоствольных

146

В некоторых источниках указывается наличие на «Алабаме» еще одного 30-фунтового нарезного орудия

«Джорджия» («Georgia»)

Вооруженный парусно-паровой бриг

Заложен в 1862г.

1150 (тоннаж 600 т)

64,6*8,2*3,7

830

13

2 нарезные 100-ф., гладкоствольные: 2-24ф. и 1 — 32 ф.

 

 

«Шенандоа» («Shenandoah»)

Вооруженный пароход с корабельным парусным вооружением

Спущен на воду в 1863г.

Тоннаж — 1160т

70,1*9,8*6,2

???

9

4-8'', 2-32 ф., 2-12 ф. - все гладкоствольные

В некоторых источниках указывается, что 8-дюймовки «Шенандоа» были нарезными, что маловероятно; в других источниках — что нарезными были 32-фунтовые пушки

«Джорджиана» («Georgiana»)

Парусно-паровой бриг

Заложен в 1862 г и спущен на воду в 1863г.

Тоннаж 519т

62,6*7,7*4,6

120

12

16-20 орудий (предположительно)

140 чел. (предположительно)

Построенный в Шотландии корабль при попытке прорыва в Чарльстон был застигнут блокадными судами США «Уиссахикон» и «Хаузатоник» и после обстрела выбросился на мель. В состав флота Конфедерации так и не был зачислен

«Раппаханок» («Rappahannock»)

Старая английская канонерка «Виктор», выкупленная Моури в надежде подменить ею «Джорджию»

1855г.

Около 870

61*9,25*4,4

 

11,6

Предполагалось установить орудия с «Джорджии»

100

Продана в 1863 г. частному лицу и перепродана им Конфедерации. Осенью 1864г. Вышла в море, но еще в Ла-Манше на корабле случился пожар и «Раппаханок» укрылся в Калэ для ремонта, где и простоял до конца войны.

Корабли Севера

«Ниагара» («Niagara»)

шлюп

Заложен 23.02.1855г., спущен на воду 6.04.1857г.

5540

100,2*16,9*7,4

???

???

12-XI'' D.

251

В ряде источников классифицируется как фрегат; получил известность во время прокладки трансатлантического кабеля в 1857-1858гг.

«Кирсардж» («Kearsarge»)

Шлюп

Спущен на воду 11.11.1861г., введен в строй 24.01.1862г.

1550

61,4*10,3*4,5

 

11

2-XI'', 4-32 ф. гладкоствольные; 1-30 ф. нарезная

163

 

«Вайоминг» («Wyoming»)

Шлюп

Заложен в июле 1858г., спущен на воду 19.01.1859г., введен в строй в октябре 1859г.

1457

60,5*1ё0,1*4,5

???

11

2-XI'' D., 3-32ф. гладкоствольные;1-60ф. нарезная

198

 

«Уачузет» (« Wachusett»)

Шлюп

Заложен в июне 1861г, спущен на воду 10.10.1861г, введен в строй 3.03.1862г

1511

61,4*10,3*4,3

 

11,5

Нарезные: 2-30ф., 1-20ф., 1-12ф., гладкоствольные 2-XI'' D., 4-32ф.

 

 

«Гаттерас» («Hatteras»)

Канонерская лодка (вооруженный пароход)

 

1126

Длина 64м

 

8

4-32ф. гладкоствольные, 1-20ф. нарезная

126

 

(Здесь и в предыдущих статьях автор старался использовать, в основном, данные американской военно-морской энциклопедии «Haze Gray & Underway», сверяя их, по-возможности, со всеми имеющимися в его распоряжении источниками, как сетевыми, так и и «бумажными». В тех случаях, когда источники сильно различались, предпочтение отдавалось тому, который указывал минимальные параметры, из предположения, что этот вариант наиболее правдив).

Как можно видеть, четыре из пяти наиболее известных рейдеров КША были заказаны и построены в Англии или Шотландии; причем заказаны как невоенные суда, как правило, на подставные лица или третьи государства, а строительство их велось в условиях конспирации. При всем своём сочувствии к «делу Юга», Англия в целом блюла нормы международного права, касающиеся невмешательства нейтральных стран в дела воющих сторон. Поэтому можно себе представить, какой шум поднялся, когда федеральные агенты в 1863г. дознались, что на верфи «Лэйрда» в Биркенхеде строятся по заказу уже упоминавшегося ранее в этом очерке агента Конфедерации Баллока два полноразмерных броненосца! И, скорее всего, к концу года будут достроены! Даже известны из названия: «Миссисипи» и «Северная Каролина» («North Carolina»)!

Правда, формально оба этих судна были оформлены как «турецкий заказ»; но американскому правительству удалось добиться того, что англичане дали гарантию, что эти суда не будут переданы Конфедерации и впоследствии будут включены в состав флота Её Величества. Оба «левых» броненосца были отконвоированы в Ливерпуль и поставлены там «на карантин» под охраной английских военных судов.

Ажиотаж северян можно было понять: их лучшие мониторы с их почти нулевой мореходностью, мизерной плавучестью, парадным ходом в 5-7 узлов при штилевой погоде и гладкоствольными орудиями, установленными в башнях Эриксона, выглядели просто доморощенными самоделками по сравнению с этими кораблями! Во-первых, хоть их и именовали «мониторами», на самом деле это были вполне мореходные суда с достаточно высоким бортом. Две башни на них располагались в середине корпуса, впереди и сзади от центральной надстройки. В нос и корму от башен шли довольно высокие полубак и полуют, хотя и сокращающие углы обстрела орудий, но обеспечивающие этим судам отличную мореходность. Сами башни в походном положении прикрывались откидными фальшбортами, что ещё более улучшало мореходность и обитаемость этих судов. Три мачты с полной парусной оснасткой позволяли этим судам вполне сносно ходить под парусами, что повышало их автономность и делало способными к океанским переходам.

Башни на мониторах английской постройки были конструкции изобретателя Кольза, неизмеримо более удобные, чем эриксоновские. В каждой из них находилось по два нарезных 9-тидюймовых орудия, стреляющих снарядами массой в 250 фунтов (113,4 кг). Очевидно, при встрече с таким судном не поздоровилось бы и «Нью Айронсайду» - самому мощному кораблю Севера: надо вспомнить, что при обстреле «Атланты» «Уихаукеном» его 15-дюймовые ядра так и не смогли проникнуть в каземат броненосца южан, защищенного лишь 100 мм броней скверного качества; да и огонь северяне вели по неподвижному, сидящему на мели кораблю, выбирая дистанцию и углы обстрела. Английские же 9-тидюймовки, по крайней мере, - теоретически, с дистанции в 1000 ярдов могли пробить плиту кованного железа, равную по толщине их калибру! Можно представить себе, что случилось бы с высокобортным и неуклюжим «Нью Айронсайдом» с единственной нарезной 8-дюймовкой в бортовом залпе, если бы он встретился в море с таким броненосцем южан и тот принялся бы гвоздить его из четырех мощных орудий!

По бронированию «Миссисипи» и «Северная Каролина» не уступали лучшим кораблям США. Середина их корпусов прикрывалась плитами брони толщиной в 4,5 дюйма (114 мм); ближе к оконечностям броневой пояс утончался до 3,5 дюймов (89 мм) и у носа и кормы его толщина составляла 2 дюйма (50 мм). Башни были забронированы еще надёжнее: лоб — 10 дюймов (254мм), борта и тыл — 5 дюймов (127мм). При размерах 68.4м x 12.9м x 5.2м водоизмещение строившихся для Конфедерации броненосцев составляло 2750 тонн. Скорость их хода составляла 10,5узлов при мощности машин в 1450 л.с. Экипаж должны были составить 153 моряка.

Англичане скрупулезно соблюли взятые на себя обязательства и в 1865 году оба судна украсили собой британский флот, приняв имена «Уиверн» («Wyvern») и «Скорпион» («Scorpion»).

Столь же прискорбно для южан закончилась и миссия еще одного агента мятежников Джеймса Норта (James H. North) Он был послан секретарем флота Конфедерации Стефеном Мэллори для того, чтобы купить у французов их броненосец «Ла Глуар» или другой аналогичный корабль из строившихся в то время во Франции. Но правительство Наполеона III отказало Норту и в первом, и во втором, и тогда тот перебрался в Англию и заказал фирме Томпсона высокобортный батарейный броненосец тоннажом порядка 3000 т с броневым поясом и бронированной батареей на 20 орудий. По своим боевым качествам он должен был даже превзойти «Нью Айронсайд». Цена была определена в 190 тысяч британских фунтов стерлингов и кораблю было присвоено название «Санта Мария».

Однако вскоре агенты Конфедерации сообразили, что столь крупное судно им вряд ли удастся увести из Англии столь же легко, как «коммерческие рейдеры» типа «Алабамы», да и сам Томпсон, подозревая, что если он будет продолжать строить судно для Конфедерации, его просто конфискуют, не очень жаждал продолжения сделки. Представители Конфедерации попытались продать «Санта Марию» России, но сделка сорвалась. Но как раз в то время началась очередная Датско-Прусская война, и броненосец купило датское правительство. Правда, достройка корабля шла весьма неспешно, и только в 1869 слегка уже устаревший к тому времени корабль вступил в состав флота датского короля под названием «Данмарк» («Danmark»)

В том же 1863г. англичане конфисковали строившийся на верфи Уильяма Миллера барк «Александра», однотипный с «Алабамой».

Аналогичная участь ждала строившиеся в Шотландии для Конфедерации две железные двухвинтовые канонерские лодки по 515 тонн «Аякс» и «Геракл» («Ajax» и «Heracles» - имена героев греческой мифологии). При размерах 51,8*7,6 метров, каждая из них должна была быть оснащена двумя паровыми машина по 120 л.с. и развивать ход в 12 узлов. Вооружение — по одной 9-дюймовой и одной 8-дюймовой нарезной пушке.

С 1863 г. судостроительная активность южан начала смещаться во Францию. Здесь, в Бордо, началась постройка сразу трех броненосных таранов типа «Стоунуолл» («Stonewall» - «Каменная стена») и 4 корветов типа «Техас». И первые, вторые могли бы стать весьма грозными противниками для флота США.

Броненосцы типа «Стоунуолл» при тоннаже порядка 900 тонн (водоизмещение — ориентировочно 1250 т) имели габариты 52,4*10*4,4 м и должны были вооружаться одним нарезным 300-фунтовым орудием в носу (большинство источников указывает это орудие как 9-дюймовое) и двумя 70-фунтовыми пушками, расположенными эшелонировано в кормовом каземате (очевидно, это были английские казнозарядные нарезные 6-дюймовки). Корабли оснащались ярко выраженными таранами; правда, скорость их не превышала бы 10 узлов.

Когда янки узнали о строительстве этих кораблей, то они буквально забросали Париж протестами. По каким-то мутным схемам два головных корабля под именами «Сфинкс» и «Хеопс» были проданы датчанам, которые в то время вели войну с Пруссией. Головной («Сфинкс») даже прибыл в Копенгаген. Но война к тому времени закончилась, и датчане отказались оплачивать сделку.

Тогда владелец перепродал таки корабль Конфедерации. Командование «Сфинксом» в декабре 1864г. принял капитан-южанин Пейдж (T.J.Page), который, меняя по пути названия судна со «Стаер Коддер» на «Олинду», повел его обратно во Францию, в Киберонскую бухту, где броненосец должен был пополнить запасы перед трансатлантическим переходом.

Из киберонской бухты «Стоунуоллу» пришлось направиться на Мадейру, в расчете еще раз пополнить запасы там, но шторм загнал его в испанский порт Фероль. У испанского-то побережья он и был застигнут федеральным крейсером «Ниагара» в сопровождении шлюпа «Сакраменто».

Как-то ни странно, но командир «Ниагары» - одного из наиболее мощных и крупных парусно-паровых кораблей в мире, специально отправленного правительством Линкольна в европейские воды для того, чтобы воспрепятствовать переходу заказанных конфедератами в Англии и Франции кораблей к берегам Америки, от боя уклонился и, по сути дела, позволил «Стоунуоллу» продолжить свой путь. Очевидно, янки во время поняли, что, несмотря на пятикратное превосходство двух их кораблей в водоизмещении, ни устоять их деревянные корабли под огнем нарезных орудий не смогут, ни нанести их гладкоствольные пушки бронированному судну южан существенных повреждений не имеют возможности.

Что же, качество бьёт количество, так было всегда...

6 мая 1865 г. «Стоунуолл» прибыл на Кубу, в Гавану. Планы южан были обширны и разнообразны: прорыв блокады одного из портов Конфедерации, обстрел Нью-Йорка или Филадельфии, расправа над рыбаками у берегов Новой Англии... Но в Гаване капитан «Стоунуолла» узнал, что война закончена, и ему ничего не оставалось, как просто-напросто сдать свой корабль кубинским властям. Те, в свою очередь, передали «Стоунуолл» США, а американское правительство продало этот корабль японцам. В итоге он, поменяв чуть ли не полдюжины хозяев, вошел в строй флота Страны Восходящего солнца под названием «Адзума» («Azuma»).

Второй корабль этого типа, строившийся в Бордо под названием «Хеопс», был передан пруссакам и вошел в состав прусского флота под названием «Принц Адальберт». Третий броненосный таран так и не был достроен.

Что касается четырех корветов типа «Техас», также строившихся по заказу Конфедерации в Бордо, то это были весьма приличные суда в полторы тысячи тонн (67*9,1*4,9 м), вооружить которые планировалось 14-ю нарезными пушками калибра 164мм — такого же образца, который устанавливался в то время на французских броненосцах и прочих крупных судах. То есть для расправы над таким крейсером второразрядного шлюпа наподобие «Кирсарджа» унионистам было бы явно недостаточно: понадобились бы более крупные корабли типа «Хартфорда», а лучше — фрегаты типа «Мерримак». А тех и других в морских силах США было, надо заметить, не так-то уж много. Тем паче, что шансов на то, чтобы навязать бой этим судам, у больших федеральных крейсеров, развивающих ход порядка 8-11 узлов, практически и не было: конструкторы верфи «Арман», на которой строились корабли типа «Техас», планировали оснастить их машинами мощностью в 400 номинальных л.с., что позволило бы им развивать ход до 14 узлов.

Но опять-таки на выручку пришла дипломатия. После серии протестов правительства Линкольна французы предпочли сбыть эти корабли нейтральным странам. Два корвета были проданы Пруссии и стали там «Августой» и «Викторией», а два других — Перу и вошли в состав перуанского флота под именами «Америка» и «Юнион».

Последней надеждой на обретение «новой «Алабамы» для южан оставался строившийся в Англии по секретному заказу винтовой пароход, которому также присвоили имя «Техас». Это было примерно одинаковое с «Алабамой» судно в 1000 тонн (70,1*9,8м), которое планировали конфиденциально вывести из британских вод и вооружить в том или ином забытом богом порту. Но и на этот раз ничего не вышло: чем хуже шли дела Конфедерации на фронтах Гражданской войны, тем прохладнее относились английские власти к подобного рода проделкам, и, в конце концов, и этот «Техас» так никогда и не попал в состав военно-морских сил мятежников...

 

Павел Курень

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru