ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Живой труп

Автор: Олег Круг

Дурь первая

 Васька-Шпендель сызмальства употреблял спиртные напитки. Поначалу приучился к пивку. Подрос, к сухонькому. Дальше больше в его рацион вошла водочка. Планомерное и правильное обучение дало положительные результаты, и уже к сорока годам Васька пил всё, что булькает. Будь то самогон или одеколон. Сей навык ничуть не мешал ему твёрдо шагать по жизни и с уверенностью смотреть в будущее. Но однажды...

 

• Васька работал грузчиком на уважаемом предприятии. В тот злополучный день работы было немного, да и в конторе выдавали премию за ударный труд. По старинной привычке из конторы Васька прямым ходом отправился в магазин, где приобрёл любимый напиток. Когда появился в раздевалке, его коллеги разбрелись по укромным углам. Было лень искать приятелей и он в гордом одиночестве уговорил бутылочку. Сейчас уже трудно строить версии: может Шпендель с утра ничего не ел, может давно не пил, и организм ослаб, не известно. Только как бутылка освободилась от содержимого, Васька уснул прямо за столом. Чуть позже сполз на пол.

 

• Баба Шура, уборщица раздевалки и её окрестностей, мокрой тряпкой разгоняя по углам грязь, старалась поскорее кончить интересную работу, когда заметила под лавкой у стола грязные ботинки.

 

• - Ну, мужуки!- выругалась рулевой швабры,- Не хочут чирики спрятать в шкафчик. Надо деду снести, авось, пригодятся.

 

• Она ухватилась за ботинок и тут только заметила, что из них торчат ноги, обутые в штаны. Дальше лежала куртка, явно не пустая и наконец, где то в тёмном углу в замызганной шапке валялась голова, принадлежавшая туловищу с ногами. Баба Шура имела огромный жизненный опыт в деле транспортировки бесчувственных тел, муж периодически его обогащал, и схватив за ногу Шпенделя, а это был он, вытащила того на свободное место.

 

• - Вот нализался,- сокрушалась баба Шура,- Как же он домой пойдет?

 

• Она стала прыскать его водой из ведра, потом сняла со швабры тряпку, положила её на голову. Васька не подавал признаков жизни. Это явно встревожило старуху и она, почуяв неладное, засеменила в контору, где был телефон.

 

• На другом конце трубку подняли не сразу. Недовольный голос долго пытал, откуда звонят, кому нужна помощь, сколько лет больному. Наконец, проверещав о надоедливости, она замолкла. Через некоторое время скорая всё же приехала. Врач, долго не разглядывая распростертое тело, был категоричен:

 

• - Кажись, это отравление. Летальный исход на лицо.

 

• Он распорядился погрузить покойника в машину и сообщить в милицию о происшедшем событии. Милицию звонок не удивил. Отравление спиртными напитками были обыденным делом и простым, как кирзовый сапог. Потому они разрешили увозить тело, а работу над протоколом отложили на следующий день.

 

 

 

 

 

* * *

 

 

Марухину Степану впервые за время службы доверили самостоятельно разобраться в событии, которое произошло на фабрике.

 

• - Главное, - напутствовал начальник, - На месте обнаружения трупа, установи точную расстановку вещей. Обрати внимание на непонятные детали в комнате и постарайся опросить все свидетелей.

 

- Эх, лейтенант, - по отечески напутствовал молодого сотрудника майор, когда на столе появилась закуска и к ней сопроводиловка. – Верю тебе! За год, который ты служишь под моим руководством, показался сообразительным. Убеждён, хороший получится оперативник. Потому и посылаю тебя вроде бы на дело плёвое. Но за этим может скрываться мощная пружина подпольного бизнеса спиртной продукции. Мрут мужик, как быки колхозные. – подвёл майор итог напутствия.

 

Первым делом, как только Степан попал на место обнаружения трупа, долго шарил по полу в поисках вещдоков. Их не было. Рядом стояла баба Шура и бадья с грязной тряпкой.

 

- Сынок, чё на корячках ползаешь? – сокрушалась – Полы вон какие грязные, буд то из век не мыли! Штаны перепачкаешь.

 

- Вы, гражданка, лучше вспомните, чем занимались до того, как обнаружили тело? – назидательно-суровым голосом, Марухин пытался поставить сердобольную старуху на место.

 

- Да-а! – наконец он поднялся с пола. – Со следами не густо. – и подозрительно уставился на бабу Шуру.

 

• - Мне необходимо взять с вас показания, гражданка….

 

• - Лександра Михайловна Сиволапова. – подсказала словоохотливая баба Шура.

 

- Итак, когда вы заметили труп? – взял быка за рога молодой следователь.

 

- Господи Спаси! – баба Шура перекрестила лоб. – Помер, значит! Только это не труп, а Васька Шпендель. Полы пришла мыть. Гляжу, ботинок валяется, прибрать захотела, чтобы не мешал.

 

Следователь старательно записывает и вдруг приходит умная догадка:

 

- Значит, вас прислали мыть полы? Тогда, когда тело было уже на полу? Кто послал?

 

- Как послал? – бабка не поймёт, куда клонится разговор. – Уборщицей работаю. Полы пришла мыть, никто меня не посылает. – вразумляет она умного следователя.

 

- Вы говорите, что обычно убираете полы после пяти часов вечера. - вкрадчиво продолжает допрос. – А почему именно в этот день пришли на рабочее место в три часа дня? Именно тогда, когда там лежал труп? Не кажется ли вам, что своими действиями вы выполняли чью то волю? Смывали следы преступления! – победно закончил мысль Марухин.

 

- Сынок, - баба Шура ещё не поняла смысл намёка умного следователя, потому спокойно продолжала:

 

• - Говорю, пришла полы мыть. Гляжу, ботинки валяются….

 

- Что ты заладила: ботинки, да ботинки? – осерчал следователь.

 

- Прибрать их хотела.

 

- На мародёрство потянуло? – победно прервал Сиволапову умный следователь.

 

- Да откуда мне знать, что в них кто то лежит? Темно там. Шкафы, стол с лавками. Лампочки сроду не горят. – бабка начала нервничать.

 

- Так, так! Не горят! Ну, ты вспомни. Сидишь в каптёрке. Некто заходит, и торопит тебя. Мол, пора уборку сделать. Так?

 

Баба морщит лоб. Появившаяся мысль, быстро исчезает.

 

- Нет! Сидела с Клавдей, винцом баловались – вдруг почувствовала, сболтнула лишнего, замолчала.

 

- Кто такая Клавдя? Почему она тебя спаивала?

 

- Не спаивала она. В цеху работает. Подметает. Да и пивцо домашнее пили. Чай деньги сегодня получили, да и пятница как ни как. Она мне и говорит:

 

- Ты сегодня пораньше помой, да ко мне пойдём. Пока мужик нагуляется. Потом вдвоём пойдём его искать, чтобы домой притащить.

 

- Он у неё знаешь, какой тяжёлый? – баба Шура уставилась на Марухина, ожидая ответа. – Его просто так не осилишь. Вот и просит иногда помочь.

 

Шуру понесло.

 

- Где сейчас Клавдия? – остановил Шурины причитания собеседник.

 

- На рабочем месте. Сначала он хотел послать её за Клавдией, но передумал, что главный свидетель исчезнет.

 

- Ты сиди тут, я сейчас. – он быстро выскочил в коридор, где поджидал сержант и зашептал в ухо:

 

- Срочно приведи мне из цеха Клавдю. Да сделай это умело, не спугни и заодно, вызывай наряд. Похоже, дело заваривается круто. – И он вернулся в раздевалку, где сидела Шура.

 

- Итак, - с порога начал Марухин, - Тебя попросили раньше положенного убрать раздевалку. Приходишь, лежит Василий, так? А почему решила, что он пьяный?

 

- А как же! На столе стакан стоял. Ну, вот, прихожу с ведром. Гляжу, чирики валяются. Прибрать решила.

 

Дальше допрос продолжался в том же духе. Марухин понимал, его водят за нос. Здесь он не решился показать свои возможности допроса, потому не слушая старуха, молча что то писал на бумаге.

 

Сержант, предварительно позвонив куда надо, нашёл Клавдию сразу, как только попал в цех. Её он знал давно. Клавдя Метёлкина с мужем жили дружно и забористо. Тот, когда выпивал, любил озорничать с женой. Рукой по лицу проехаться, или ещё что попадётся под руку в минуты сердечные. Не всегда, а когда на ногах стоял. А Клавдя крик поднимала, соседи полицию вызывали. А утром следующего дня Клавдия уже у начальника за мужа хлопочет. Любовь все таки.

 

- Клавдия! – как учил следователь, начал сержант. – Выйди - ка на улицу, дело есть!

 

- Что случилось? Алексей что то натворил?

 

- Да нет! Поговорить с тобой хотят.

 

Он стал одной рукой тихонько подталкивать её к выходу, другой шарить за спиной, где болтались наручники. Они никак не хотели расстёгиваться, и только на улице наконец освободились от ремня и покручивая их в руках, сержант предложил тихим шипением:

 

- При попытке к бегству, стреляю без предупреждения. – Он улыбнулся плотоядной улыбкой, как учил товарищ майор на занятиях по работе с населением.

 

Клавдия увидала игрушку в руках сержанта, не стала испытывать дальнейшую судьбу. Она побледнела и успокоившись, повалилась на него. Тот не ожидал этого, и уже вместе продолжили путь к земле. Проходившие мимо бабы, бросились к барахтающемуся сержанту, который никак не мог самостоятельно вылезти из под грузного тела Клавдии.

 

- Живой я, - орал он. – Ей нужна помощь, а может, нет.

 

Наконец, он умудрился встать на ноги. И принялся шарить глазами по территории. Машин не было, зато въезжал милицейский уазик. Ободренный этим обстоятельством, сержант отряхнулся и не глядя на причитающих над телом Клавдии женщин, рысцой побежал на доклад в раздевалку.

 

- Товарищ лейтенант, - с порога начал страдалец.

 

- Что случилось? – вид подчинённого обеспокоил Марухина и он быстро поднялся из за стола. Баба Шура так же уставила тревожный взгляд на сержанта.

 

- Там Клавдия сопротивление оказала. На меня набросилась, пришлось болевой применить.

 

- Что ты мелешь, идиот? Какое сопротивление? – последние слова он выкрикивал, выбегая во двор предприятия – Сторожи задержанную, - только и успел приказ вымолвить.

 

Последние события взбудоражили рабочих, и сейчас большая их часть находилась на территории предприятия. Бухгалтер Олечка совала под нос Клавдии пузырёк с нашатырём, ласково приговаривая:

 

- Ну вот, слава Богу, пришла в себя! Всё хорошо!

 

Её причитания дали положительные результаты и та вскоре открыла глаза. Как раз в тот момент, когда подбежал лейтенант.

 

Он не стал миндальничать:

 

- Так, нападение на сотрудника при исполнении. Симуляция, пособничество! – голос торжественно выдавал неминуемую кару.

 

Ничего не понимая, Клавдия переводила глаза с Олечки на лейтенанта и пыталась что то сказать.

 

- Молчи, молчи! – Олечка гневно смотрела на Марухина. – Как вам не стыдно, человеку плохо. Врача надо!

 

- Вот мы и поможем. Отправим куда положено. Машина для этого имеется. Марухин посмотрел на страдалицу:

 

- Можете двигаться?

 

- Да! – чуть слышно прошептала та.

 

- Граждане, расходитесь! Тут не луна-парк. – пошутил лейтенант и призывно замахал водителю уазика. Тот включил зажигание.

 

Вскоре из раздевалки вывели бабу Шуру и милиционеры с добычей отправились в райотдел.

 

 

 

 

 

• * * *

 

 

 

 

 

Начальник милиции позвонил майору Кобылину и сухо предупредил о приезде начальственных товарищей из областного управления.

 

- Сейчас они посетят твой отдел. Чтобы всё было в ажуре! Доходчиво и подробно рассказать и показать работу следственного .

 

- Сейчас пятки помою и шею! – сострил Кобылин. Бросил трубку и принялся наводить порядок на столе. На столе лежал хвост обглоданной рыбины, крошки вчерашнего хлеба и фантик резинового изделия. Майор быстренько убрал следы вчерашнего рандеву с давней приятельницей и только закончил уборку, как в дверь постучали. Не дожидаясь ответа, дверь распахнулась и на пороге появились инспекторы областного управления. Они только что отобедали у начальника милиции и теперь по протоколу были обязаны заняться тем, зачем собственно и пожаловали.

 

Это были типичные чиновники областного управления. Один сухой и подтянутый, второй, мягкий и полнотелый. Рукопожатия их были тёплыми и профессиональными, как у людей, которые в жизни только и занимались, что пожимали руки разным товарищам.

 

- Извините, немного закружился с делами. Столько навалилось! – Кобылин не заметил, что на лицах проверяющих светилась сонливость после обеденной трапезы, потому старался показать работу во все оружии. Он начал перекладывать бумаги из ящика на стол. Потом, зачем то подскочил к полкам, принялся перебирать книги законодательных актов. Вернулся, зачем то нагнулся над тумбочкой:

 

- Сколько говорил, поправьте телефонные провода. Постоянно, отключается в самое не подходящее время. Проверяющим наконец, надоела суета Кобылина и полнолицый сурово произнёс:

 

- Давайте по существу!

 

- Да-да! У всех моих сотрудников имеется высшее образование. В каждом кабинете есть компьютер, куда стекается вся информация о работе сотрудников. Бесперебойная связь позволяет наладить контакт с тем местом, где было совершено правонарушение. Всё это сказывается на высоком проценте раскрываемости, которая год от года растёт на 15-20 процентов.

 

Гости засыпали на ходу. Винить их в этом было нельзя. Каков лектор, такова и аудитория.

 

… Совсем недавно капитан Кобылин возглавлял отдел по общественному порядку. Воевал с мелкими дебоширами и пьяницами. Разбирал семейные драки и уличные погромы. А так как жители городка особенно не отличались библейским поведением, то в городе Кобылин был самой известной фигурой. Именно он карал и миловал. Кого отправлял в нарко-диспансер, кого на сутки. Казалось бы, перевоспитывая своих подопечных и устанавливая их на путь исправления, Кобылин за многолетнюю службу должен был возрасти до таких высот просвещения и образованности, какие не снились академику словесности. Увы, получилось наоборот. Словарный запас Кобылина мало чем отличался от разговора его подопечных. И теперь, в новой должности, это сказывалось. Почему то было заведено, что любого проверяющего, откуда - бы не принесли черти, интересовал следственный отдел. Кобылин, проклиная в душе начальство, в то же время побаивался их. И к каждой проверке раз, а то и два в месяц, говорил гостям одно и то же.

 

- А вот разрешите представить вам нашего передовика. Кобылин пригласил следовать за собой. Вышел в коридор и толкнул соседнюю дверь:

 

- Ста процентов раскрываемость у нашего Шерлока Холмса.

 

Проверяющие не проявляли никаких признаков удивления, но из вежливости, тощий поднял брови, полный ладошкой прикрыл зевоту.

 

- А вот, Заковыркин. – Кобылин подвёл товарищей из управления в другой кабинет. – Специалист по особо опасным. Ни один ещё не избежал. Месяц назад аж в Магадане застукал преступника.

 

- Да что вы говорите? – сказал тощий. Полнотелый зевнул не закрывая ладошкой рот.

 

Но, Кобылин не замечал настроение проверяющих. Годы работы не только подпортили речь, но и сильно сказались на извилинах. Впрочем, это не помешало, а может наоборот, чётко и беспрекословно выполнять распоряжения начальства и потихоньку карабкаться по служебной лестнице.

 

Кобылину хотелось говорить и говорить. Рассказать, как лично год назад, поймал осуждённого на пятнадцать суток. Он умудрился сделать побег через выгребную яму, пока охрана находилась за дверью «скворечника».

 

Дежурный сержант, когда понял в чём дело, сразу бросился к Кобылину.

 

- Товарищ капитан, рыжий убёг!

 

- Кто?

 

- Да Спичкин. Пошёл в туалет, не побрезговал, гадёныш. Нырнул и вынырнул с обратной стороны забора.

 

Кобылин уже не слушал подчинённого, выскочил во двор и долго принюхивался к потревоженной яме. Потом заглянул в сам туалет и долго разглядывал углы.

 

- Видешь? От запаха, пауки все сетки смотали. – произнёс он вслух. Ничего никому не сказал, убежал в неизвестность. Три подвала были пусты. В очередном Кобылин долго шарил в укромных местах. Наконец, заметил, что тут, как и в «скворечнике», пауки отсутствовали. Так и повязали беглеца…

 

Кобылину после этого случая очередное звание присвоили и повышение по службе.

 

Но всё это явно не интересовало проверяющих. Им хотелось спать и уже сухой сладко зевнув, проговорил:

 

- Достаточно, майор! Вы наверняка пройдёте аттестацию. Проводите до машины.

 

- Да-да! – засуетился майор пуще прежнего. – Извините, сегодня тишина, похвастать в наглядную величины нечем. А вот были бы вы…

 

Они потихоньку подошли к дежурной части, только Кобылин взялся за ручку входной двери, как та сама собой открылась. В проёме показался знакомый Марухин в компании задержанных работников фабрики, и сержанта.

 

Лейтенант увидел своего начальника, незнакомцев, решил не испытывать судьбу, а на всякий случай показать рвение по службе. Уверенно гаркнул:

 

- Доставил задержанных, подозреваемых в соучастии отравления работника предприятия Василия Шпенделева. – Фамилию Васьки он не запомнил, и потому решил схитрить.

 

До бабы Шуры наконец дошло, зачем её привезли и решила упасть на всякий случай, в обморок. Она оглянулась на зад, где будет удобнее, но везде бетонный пол. Она раздумала. Клавдия окончательно ещё не пришла в свой разум, потому мало что поняла из сказанного Марухиным.

 

- Отведите задержанных до утра в камеру. – скомандовал Кобылин и повернулся к проверяющим. - Сутками трудятся! Не ребята, орлы!

Желающим получить полный текст рассказа Олег Круга стоит кликнуть строчкой ниже

Уважаемые читатели!

В связи с тем, что в настоящее время перевод средств посредством отправки sms на короткие номера блокируется по независимым от редакции причинам, просим все транзакции производить посредством системы web money.

 



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru