ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / История кораблей / Война на два фронта

Война на два фронта

 Подпустив в нашей недавней статье по развитию броненосного судостроения интригу фразой: «Однако, пока по разные стороны Ла-Манша англичане и французы трепетно высчитывали друг у друга число броненосцев, количество пушек и дюймы брони на них, по другую сторону Атлантики разворачивалась война, в которой броненосцы уже стали одной из главных сил, и количество их измерялось не единицами, а десятками» и рассказав вкратце о «мониторной лихорадке» во время Гражданской войны в США в северных штатах и описав бой между «Вирджинией» и «Монитором» - первый бой броненосных кораблей, мы, конечно же, имели ввиду продолджить этот рассказ об истории броненосного судостроения и военных флотов в целом. И естественным продолжением начатого повествования стал бы, конечно же, рассказ о боевых действиях на водных просторах в Гражданскую войну между Севером и Югом. Проще говоря, против каких же судов сражались понастроенные в 1861-1865гг. федеральные мониторы и прочие корабли Севера, так ли уж грозен был этот противник, и как протекала эта, в общем-то, беспримерная, не имеющая аналогов в морской истории борьба.

Как уже говорилось, южане отлично понимали важность для них морского фронта: экономика южных штатов имела ярко выраженный импортно-экспортный характер; собственное производство было явно недостаточно для ведения войны с Севером, и исход борьбы предопределялся, в значительной мере, тем, удастся ли осуществлять подвоз боеприпасов, оружия, стратегических материалов из Англии и Франции — основных торгово-экономических партнёров Конфедерации.

Перестройка южанами неудачно сожженого унионистами при отступлении из Норфолка фрегата «Мерримак» в броненосец стала хорошей заявкой на овладение морем. И южане, действительно, в течение нескольких часов господствовали на морском театре: погром, учиненный «Вирджинией» на Хэмптонском рейде, в немалой степени способствовал срыву наступления сухопутных сил северян на столицу Конфедерации Ричмонд.

После безрезультатоного боя с «Монитором» «Вирджиния» еще несколько раз выходила в море, но нового боя не произошло. Обе стороны строили неортодоксальные планы уничтожения могущественного оппонента. Северяне рассчитывали использовать для потопления «Вирджинии» целую эскадру: броненосец «Монитор», фрегат «Миннесота» и еще несколько пароходов, в том числе крупный по тем временам железный пароход «Вандербильт», развивавший скорость в 14 узлов при водлизмещении 3360 тонн. Для превращения этого судна в таранный корабль предполагалось залить его нос бетоном и обшить железными полосами. Под прикрытием залпов с «Монитора» и «Миннесоты» «Вандербильт» должен был протаранить на полном ходу «Вирджинию».

Потом эта участь была предоставлена специально сооруженной «таранной» канонерке «Ноджатак» («Naugatuck»). Построенное из дерева суденышко имело возможность принимать во внутренние отсеки воду, так, чтобы во время атаки над водой выступали только кромка борта и надстройка с нарезной 100-фунтовой пушкой, стреляющей прямо по носу.

У южан были не менее экстравагантные планы уничтожения «Монитора». 11 апреля 1862 г. отремонтированная «Вирджиния» вышла в море. Её сопровождали вооруженные пароходы «Патрик Генри», «Джеймстаун», «Бофорт», «Рейли». Их командам предписывалось в о время боя с «Мониторром» взять его на абордаж, заткнуть трубу и вентиляционные отверстия мокрыми одеялами — чтобы раскаленные газы от топки пошли внутрь корабля и отравили экипаж; накрыть рубку брезентом — чтобы лишить командира корабля возможности наблюдения; и забить клинья между башней броненосца северян и палубой — чтобы лишить башню возможности вращаться. В завершение всего предполагалось облить «Монитор» скипидаром и поджечь его.

Однако 11 апреля 1862 г. «Монитор» так и не вышел навстречу «Вирджинии», хотя южане и захватили в ходе этой вылазки три северных транспортных судна: боевые действия свелись к безрезультатному выстрелу из единственной пушки «Наджатака» по «Вирджинии».

8 мая 1862г. «Вирджиния» вновь вышла в море. Эскадра северян вместе с «Мониторром» отсутпила полд прикрытие орудий Форта Монро, и южане их не преследовали. Это был последний выход первого броненосца Конфедерации в море. Хотя наступление МакКлелана на Ричмонд провалилось, армия северян вышла-таки на побережье Чизапикского залива. Возникла угроза «обратного захвата» северянами Норфолка. Предполагалось, что «Вирджиния» отойдет вверх по течению Джеймс-ривер и будет включена в оборону Ричмонда, но южанам катастрофически не повезло. Кораблю предстояло преодолеть место, где глубина не превыша 18 футов; сделать это можно было только при восточном ветре, нагоняющем воду в реку, и всемерном облегчении судна. Броненосец приготовили к эвакуации: сняли орудия и часть припасов. Армия унионистов неуклонно приближалась, но упорно дул западный ветер. У разоруженной «Вирлджинии» не было никаких шансов на сопротивление превосходящим силам: 11 мая экипаж затопил успевшее прославиться судно.

 

Ответный удар

Восторг по поводу «Монитора» оказался настолько всепоглащающим, что в его тени оказались почти незамеченными два других броненосных корабля северян, заложенных практически одновременно с творением Эриксона: «Нью Айронсайд» («New Ironside») и «Галена» («Galena»). Первый из них обычно именуют броненосным фрегатам и ему еще предстояло прославиться в многочисленных баталиях Гражданской войны. Второй относят иногда к классу броненосных корветов и в общедоступной литературе о нем практически ничего неизвестно. Между тем этот небольшой корабль, в случае удачи, мог изменить  истоию борьбы между Севером и Югом в такой же степени, как и «Монитор» своим появлением на Хэмптонском рейде.

Противостояние «Вирджинии» и «Монитора» в Чизапикском заливе было еще в полном разгаре, когда командование северян решило нанести ответный удар: отправить вступившую 21 апреля 1862 г. в строй «Галену» на захват Ричмонда. Этот небольшой корабль, вооруженный всего шестью орудиями — 4-мя девятидюймовками Дальгрена и 2-мя нарезными стофунтовками Пэррота — был подстроен по инициативе железнодорожного магната Корнелиуса С.Башнелла и защищен цельнокатанными плитами брони толщиной в 95 мм (3,75 дюйма), опирающиеся на железные балки. Завал ее борта был таков, что летящий горизонтально снаряд попадал бы в броню под углом 45 градусов, что заметно повышала сопротивляемость этого судна обстрелу. В компании с деревянными канонерками «Порт Ройал» и «Арустук» («Aroostook») «Галена» двинулась вверх по Джеймс-ривер и уже 8 мая подавила одиннадцатипушечную батарею южан у Рок-Варф. Затем — двенадцатиорудийную батарею возде Мотер-Тик Блафф. После гибели «Вирджинии» к «Галене» присоединились «Монитор» и «Наджетак», и башенный броненосец возглавил колонну северян на подходах к главному препятствию — батареям Дрюри Блафф.

Эти батареи располагались на утёсах на высоте от 24 до 33 метров над уровнем воды, и сразу же выяснилось, что орудия «Монитора» не обладают достаточным углом возвышения для того, чтобы вести по ним огонь. Головную позицию вновь заняла «Галена». В течение сражения 15 мая она произвела 238 выстрелов и сама получила порядка 50 ядер и снарядов, половина из которых пробила ее броню: дистанция огня не превышала, по большей части, 700 метров. На «Галене» 12 человек было убито и 15 ранено; кроме того, закончился боезапас. Северяне вынуждены были отступить. Надежды на блицкриг не оправдались и с северной стороны.

С технической точки зрения бронирование «Галены» было признано бесполеным и в ходе ремонта броню с корабля сняли, превратив в обычный парусно-паровой шлюп.

Тем не менее, экспедиция «Галены», а затем и появление в Чизапикской бухте новых и всё более мощных мониторов северян заставило южан серьёзно отнестись к обороне своей столицы со стороны речных подступов. Была создана комбинированная «полоса препятствий», включающая форты, минные заграждения, броненосцы и  первые минонсцы — небольшие пароходы, вооруженные шестовыми минами.

Броненсный таран «Ричмонд» был заложен южангами в Норфолке вскоре после переоборудования останков «Мерримака» в «Вирджинию» и спущен на воду 6 мая 1862г. Как раз во время, чтобы вывести его из под угрозы зщахвата войсками северян. Корабль был достроен в Ричмонде в июле и вошел в оборону столицы конфедератов. При длине  около 53 метров, ширине чуть более 10 метров и осадке 3,66 метра развивал ход от 5 до 6 узлов и был вооружен четырьмя нарезными и двумя бомбическими орудиями. Экипаж этого корабля насчитывал 160 человек. Возвышающийся над водой каземат был защищен четырехдюймовой (100 мм) броней на подложке из дерева толщиной  более полуметра; эта броня опускалась под воду на 3 фута (0,9 метра) ниже уровня ватерлинии.

Примерно по тому же типу была построена «Вирджиния» №2 — броненосный шлюп, заложенный в 1863 г. непосредственно в Ричмонде и названный в память первого брононосца Конфедерации. При длине в 60 метров и ширине 15,5 метров этот корабль имел осадку 4,27 метра и нес одно 11-дюймовое бомбическое орудие, одну восьмидюймовую нарезную пушку и 2 нарезные пушки калибром 6,4 дюйма. Лобовая часть каземата была забронирована плитами толщиной в 6 дюймов (152 мм), боковые и задняя плиты имели толщину в 5 дюймов (127 мм). Экипаж судна насчитывал 150 человек.

21 июня 1864 «Вирджиния» вторая под флагом коммадора Митчела сделала вылазку в направлении Трент'с Рич, но безрезультатно. 23-24 января 1865г. вместе с «Ричмондом», пароходом «Фредериксбург» и пятью меньшими судами «Вирджиния II» вновь повела небольшую эскадру в бой. Задачей было уничтожение складов армии генерала Гранта в Пойнт Сити, но эта вылазка стала для ричмондского «флота» последней: броненосцы сильно пострадали от обстрела северян и больше активного участия в боевых действиях не принимали; были уничтожены при эвакуации Ричмонда в 1865 году под угрозой захвата северянами.

Необходимо добавить, что при обороне Ричмонда с некоторым успехом использовались 4 миноносца, вооруженных шестовыми минами. Первый из них — небольшой пароход «Сквиб» («Squib») длиной всего 14 метров, шириной около 3 метров и осадкой менее метра был вооружен шестом длиной около 5,5 метров, на конце которого крепилась мина с зарядом пороха в 24 кг. Задача экипажа этого судёнышка состояла в том, чтобы подкрасться к какому-нибудь из кораблей северян и ударить его этим шестом с миной: подрыв заряда осуществлялся при контакте с бортом атакуемого корабля.

9 апреля 1864 г. «Сквиб» под командой лейтенанта Дэвидсона подкрался возле Нью Порт Ньюса к флагману северян фрегату «Миннесота» в торпедировал его. Увы, но взрыв не причинил толстобортому деревянному кораблю особого вреда. «Сквиб» столь же благополучно вернулся в в Ричмонд. Дэвидсону за проявленную мужестов и героизм присвоили звание коммандера, а сам «Сквиб» был переправлен по железной дороге в Уилмингтон, где использовался для патрулирования вод реки Страха и уничтожен при приближении войск северян.

В начале 1865 г. в строй эскадры реки Джеймса вступили еще три аналогчиных минных катера. Это были «Хорнет», «Скорпион» и «Уосп». Они использовались в последние недели войны для патрулирования реки и даже для обстрела побережья — на каждом столяол по пятидюймовой пушке. В роковом для эскадры Митчелла бою 23-25 января 1865 г. «Скорпион» сильно пострадал при взрыве канонерской лодки «Дрюри» и выбросился на берег; был захвачен северянами.

 

Стратегия: с Севера на Юг

Первые же сражения Гражданской войны показали, что блицкрига не будет, что война будет долгой и упорной. И обе стороны начали соответствующую подготовку. На «мониторную лихорадку» северян южане ответили «броненосно-таранной» лихорадкой, заложив почти столько же, если не больше, броненосных таранов, чем унионисты — мониторов. Кроме того,  обе стороны начали мобилизовывать и вооружать самые различные суда — от речных парходиков водолизмещением в несколько десятков тонн до трансатлантических лайнеров. Десятки капитанов Юга, а также их британские коллеги не прочь были попытать счастья в роли блокадопрорывателей. Рейс в одну сторону с трюмом, набитым оружием или стретигическими материалами для Юга, а в другую — грузом хлопка, сулил стремительное обогачщение! Для решения этой задачи использовались самые разнообразные суда — от супербыстроходных пароходов (некоторые из них могли, по приведеннцым в источниках того времени сведениям, развивать ход до 18 узлов!) до малозаметных шхун; некоторые плыли со своим грузом прямиком от берегов Туманного Альбиона или же из портов la Belle France, другие отправлялись в прорыв с перевалочных баз в британской Вест-Индии или же из Гаваны.

С другой стороны, северяне не дремали и вводили в строй одно за другим как конфискованные для военной службы суда, так и шлюпы и канонерки специальной постройки. Так, с началом военных действий была развёрнута программа строительства так называемых «90-дневных канонерок». Их главной особенньтстью были необычайно высокие темпы постройки: на каждое судно уходило, в среднем, три месяца. В остальном же современники оставили о них мало лестных воспоминаний: они отличались стремительной качкой, слишком узким корпусом и скоростью, как правило, не позволяющей убежать от более сильного врага — к счастью, таких врагов у них на море практически не оказалось. При тоннаже в 507 тонн каждая из них была вооружена, как правило, одной 11-дюймовой бомбической пушкой Дальгрена в носу, 20 фунтовой нарезной пушкой в корме и парой 24-фунтовых гаубиц по бортам. Экипаж составлял стандартно 84 человека, но эта цивра могла отклоняться в большую и меньшую сторону. В зависимости от качества машинной установки 90-дневные канонерки развивали ход от 8 до 12 узлов. 

Южане, со своей стороны, стремились заказать современные суда для прорыва блокады и рейдерства в европейских странах — в Англии и Франции. И временами им удавалось не тоолько заказать такие суда, но и получить их...

Однако не меньшее значение, чем борьба на океанском фронте, раскинувшемся вдоль всего восточного побережья США, была борьба на речном фронте. Надо отдать должное унионистам: убедившись, что покончить с мятежом одним мощным наступлением на главном фронте, колеблющемся между двумя столлицами — Вашингтоном и Ричмондом, невозможно, они тут же задумали и осуществили грандиозный обходной маневр, удар в «мягкое подбрюшье» Конфедерацию — экспедицию на захват Нового Орлеана и овладение руслом Миссисиппи.

Эта операция потребовала колоссальных ресурсов — прежде всего, кораблей: как для действия в прибрежных водах, так и на Миссисиппи, так и на ее бесчисленных притоках. Конeчно, важнейшую роль сыграли большие паровые деревянные корабли эскадры Фаррагута, прорвавшиеся во внутренние воды Миссисиппи; не меньшую — шедшие им навстречу с севера речные броненосцы конструкции Идса, о которых мы писали в предыдущем рассказе. Но стальным острием атаки стали так называемые «жестяные» канонерки - «tinclad gunboat» - название, которое можно также перевести как «консервные канонерки» или «канонерки из консервных банок». На эту роль северяне обычно отбирали речные пароходы водоизмещением порядка 200 тонн, с хорошей маневренностью и небольшой осадкой. С них срезали часть надстроек; ходовые мостики, места расположения орудийных расчетов, котлы и машины, возвышающиеся выше ватерлинии, защищали тонкой броней, предохраняющей от винтовочных пуль и осколков бомб. Обычное вооружение «tinclad gunboats» составляли шесть 24-фунтовых гаубиц; иногда пару этих гаубиц заменяли более дальнобойными 30-фунтовыми нарезными или 32-фунтовыми гладкоствольными пушками.

При всей своей невзыскательности эти канонерки оказались очень полезными кораблями и решали самый широкий круг задач – от стычек с неприятельскими судами и обстрела побережья до траления мин. А две такие канонерки – «Рэттлер» и «Глайд» («Rattler» & «Glide») во время операций против форта Хайндман выгнали перекрестынм огнем пехоту южан из прикрывающих форт окопов, чем весьма поспособствовали его падению.

«Ответом» южан на «консервные» броненосцы стали так называемые «хлопконосцы» («cotton clad ram», дословно – «покрытые хлопком тараны») – речные пароходы примерно такого же водоизмещения (150-200т), как и «жестяные» канонерки, с бортовыми колесами или кормовым колесом (соотенчественники старшего поколения могли наблюдать пароход с таким движителем в незабываемом фильме «Волга-Волга»), защита которых состояла из переборки в носу из прочного дерева толщиной в 4 дюйма, обшитая дюймовым листом железа; далее отсеки вокруг паровой машины набивались тюками с прессованным хлопокм. Считалось, что такая защита позволит «хлопконосцам» выдержать непродолжительный обстрел на острых носовых углах и успеть протаранить наприятеля до того, как «хлопоконосец» получит фатальные повреждения от артиллерийского огня. Нос этих куораблей укреплялся и обшивался металлическими полосами; вооружение, как правило, состояло из одной или двух пушек среднего калибра.

Однако, прежде чем перейти к описанию боевых действий на Миссисипи и на всем морском фронте от Мэна до мексиканской границы, расскажем немного о корабельной  артиллерии северян и южан: тема эта тем более интересна, что враждующие стороны демонстрировали диаметрально противоположные подходы в фундаментальнейшем деле вооружения своих судов, но при этом приходили к сходным результатам.

 

Пушки против пушек

В сороковых годах XIX века, в разгар бума бомбических орудий, охватившего Европу, в США этим интересным делом занялся талантливый инженер, швед по происхождению,  по фамилии Дальгрен (John A. Dahlgren). На добрых два столетия он стал законодателем мод в корабельной артиллерии США, а созданные им орудия находились на службе еще долгое время спустя после того, когда даже во второстепенных флотах Европы, Азии и Южной Америки нарезная артиллерия полностью вытеснила гладкоствольную.

Но начал он с проектирования относительно небольших орудий. Война с Мексикой показала, что флоту США крайне не хватает легких «шлюпочных» орудий – то есть тех, которые могли бы поддерживать с мелкосидящих судов или шлюпок десантные отряды, а при необходимости – устанавливаться на колесный лафет и сопровождатьь «огнем и колёсами» десант на суше.

Начиная с 1849 г. Дальгрен спроектировал для этой цели 12-фунтовые гаубицы четырех типов: малую – длиной 7 калибров и весом 138 кг (здесь имеется в виду вес ствола орудия); легкую длиной 11 калибров и весом 195 кг; тяжелую длиной 14 калибров и весом 340 кг. Все эти орудия имели калибр 4,62 дюйма (около 120 мм) и могли стрелять картечью, шрапнелью, бомбами; ядрами обычно не комплектовались. Тяжелая гаубица могла запустить снаряд весом в 12 фунтов на расстояние почти в километр и хотя по дальнобойности уступала стандартной полевой 12-фунтовой армейской гаубице, бывшей в Гражданскую войну основным полевым орудием как северян, так и южан, но была почти в два раза легче (вместе с лафетом – 567 кг против 1070 кг у армейской гаубицы) и обладала прекрасной по тем временам скорострельностью. Некоторые источники утверждают, что гаубицы Дальгрена могли вести огонь с темпом 1 выстрел каждые 15-18 секунд; а корабельные установки среляли со скоростью до 5 выстрелов в минуту.

Гораздо позднее была разработана нарезная 12-фунтовая гаубица калибром 87 мм. Её дальнобойность (1620 м) практически не уступала «Напролеону» (такое прозвище имели армейские гаубицы в честь императора Наполеона III, т.к. констуркция этого орудия была заимствована у французов), а вес остался примерно в тех же предалах – немногим более 600 кг.

Все эти орудия выпускались в значительных количествах: малых было выпущено 23 единицы, легких – 177 и тяжелых – 456. Нарезных 12-фунтовок Дальгрена было выпущено 424 штуки.

Однако ещзе больше было выпущено 24-фунтовых гаубиц Дальгрена – 1009 единиц. Именно они были основным вооружением «консервных броненосцев», «90-дневных канонерок» и широко использовались на многих других судах. Калибр их составлял 5,82 дюйма, длина ствола – 11,5 калибров, вес ствола – 590 кг и дальность стрельбы при угле возвышения ствола в 11 градусов – 1160 м.

Но настоящую славу Дальгрену принесли его акрупнокалиберные орудия. В первой половине 50-х годов он разработал свою знаменитую «бутылкообразную» 9-дюймовку. Это орудие поистине стало бестселлером – оно было растиражировано в количестве 1185 экземпляров, служило основным вооружением 4 громадных фрегатов типа «Мерримак», построенных в 1855-1857 гг.; при захвате Норфолка 52 таких орудия попало южанам и, таким образом 9-дюймовка Дальгрена широко использовалась в ходе Гражданской войны обоими противоборствующими сторонам.

10-дюймовое орудие Дальгрена было гораздо менее распространено. Таких орудий было выпущено всего 34 штуки. Они использовались, главным образом, в качестве палубных поворотных пушек (погонных и ретирадных) на фрегатах типа «Мерримак», в береговой обороне и на некоторыъх канонерских лодках.

Возможно, еще большую известность Дальгрену принесла его 11-дюймовка. Она стала главным калибром громадного шлюпа «Ниагара» - самого крупного американского корабля 50-х – 60-х годов XIX столетия, «Монитора» и еще одного прославленного броненосца – «Нью Айронсайд».

Выпущено их было ни много, ни мало, но 465 штцук.

С нгачалом Гражданской войны стало ясно, что даже 11-дюймовки (самые крупнокалиберные в то время серийно выпускающиеся орудия в мире) не способны пробить сравнительно тонкую и низкокачественную броню судов конфедератов. Главный конкурент Дальгрена Родман (Thomas Jackson Rodman), создатель 8-дюймовых колумбиад и разработчик собственного способа литья пушек, предложил перейти сразу к калибру в 15 дюймов. Дальгрен был не столь категоричен и предлагал ограничиться 13 дюймами при чуточку большей скорострельности. Правда, выпуск таких пушек был ограничен 11 экземплярами, причем ни одно из этих орудий не было установлено на корабле.

После чего Дальгрен перешел к производству 15-дюймовок. Орудий такого калибра его конструкции  было произведено 113 штук, и большинство из них также было использованго в береговой обороне. 

Завершающим аккордом этой артиллерийской эпопеи стала разработанная Дальгреном 20-дюймовка — орудие весом в 45 тонн, предназначенное для стрельбы «высверленными» ядрами весом в 490 кг (в годы войны вычснилось, что обстреливать бронированные суда и сложенные из кирпича или камня форты лучше «высверленными» снарядами: благодаря меньшему весу они обладали большей скоростью полёта и лучшей пробивной силой по сравнению со сплошными ядрами: некоторая аналогия с подкалиберными снарядами ХХ века; именно «высверленными» ядрами монитор северян «Уихаукен» нанес фатальные повреждения броненосному тарану южан «Атланта».

Любопытная особенность: традиционно в американской литературы калибр орудий Дальгрена обозначается не арабскими цифрами, а римскими.

Главный конкрент Дальгрена Родман обрел известность благодаря разработке собственного оригинального способа отливки крупнокалиберных орудий. В ту эпоху пушки изготавали цельной отливкой, в которой потом высверливали канал ствола. Застывал при этом металл в форме «с круга в центр»; так как плотность холодного металла выше, чем расплавленного, то края отливки как бы «оттягивали» металл из все ущу жидкой сердцевины; в результате в теле отливки возникали напряжения, а по центральной оси — рыхлости, которые, правда, впоследствии, при высверливании канала ствола, по большей части уничтожались. Но и напряжения в материале орудия сохранялись, да и уменьшение градиента плотности материала от краев к центру не считалось хорошим делом.Поэтому Родман додумалсявставлять, до начала отливки, в форму для отливки орудия, по ее центральной оси запаянную с одного конца трубу; по оси этой ртрубы — еще одну трубу, но меньшего диаметра. С началом литья во внутреннюю трубу подавалась вода; через ее нижний конец она поступала во внешнюю трубу и через ее стенки охлаждала заливаемый металл и потом вытекала через отводные каналы. Воды при этом расходовалось неимоверное количество, но зато охлаждение отливки происходило от центра к переферии; считалось, что напряжения в теле заготовки при этом не возникают, а «рыхлости» будут возникать по внешней, «нерабочей» поверхности орудия.

Никаких особых преимуществ по сравнению с орудиями Дальгрена творения Томамса Родмана не продемонстрировали; но зато именно ему принадлежала честь производства большинства наиболее мощных из использованных на флоте в годы войны пятнадцатидюймовок для мониторов. Ему же были заказаны чудовщиные 20-дюймовые орудия для намеченного к постройке супермонитора «Пуритан».

Всего за годы Гражданской войны было произведено орудий конструкции Родмана: 8-дюймовых — 213; 10-дюймовых — 1301; 13-дюймовое — 1; 15-дюймовых — 323; 20-дюймовых — 2.

 

Гладкоствольные орудия Севера, применявшиеся в Гражданскую войну

 

Калибр в дюймах

Калибр в миллиметрах

Вес орудия, тонны

Длина ствола, в калибрах

Вес ядра, кг

Вес бомбы, кг

Дальнобойность, метры, при угле возвышения

Примечания

9

229

4,1

12

36

33, 34

1560@6 градусах

Дальгрен

10

254

7,5

 

54,43

49,9

 

Дальгрен

11

279

7,2

14,5

77

61,5

 1565 @ 5,7 градуcах,  1806@ 10градусах

Дальгрен и др.

15

381

19,05

12

200

150-160

  1555 @ 5,7 градусах

Дальнобойность — 160 килограммовой бомбой

20

508

52,25

12

490

340

 7300 @ 25 градусах (на крепостном станке)

Орудия береговой обороны Родмана, мониторные должны были быть несколько легче

8- дюймовое бомбическое

203 мм

2,95

12

 

23,36

 1400 @ 5,82 градусах

Использовались так же орудия весом в 3,84 т (Родмана), 3,175т, 2,767 т; они несколько различались дольнобойностью, т. к. чем тяжелее орудие, тем больший заряд пороха оно позволяло исплльзовать

8 (пушка)

203

4,58

13,4

29,5

 

 

Тфжелое орудие, стреляющее только ядрами. Предназначалась для обстрела бронированных целей и крепостей.

10 (пушка)

254

7,25

12

56

 

 

Тфжелое орудие, стреляющее только ядрами. Предназначалась для обстрела бронированных целей и крепостей

13

330

7,8

 

 

90

4300

Мортиры; устанавливались на специальных мортирных судах

 

 

 Кроме того, флотом северных штатов, так и морскими силами мятежников, использовалось большое количество старых 32-фунтовых пушек различного веса. На излёте парусного флота эти орудия служили главным калибром линкоров и больших врегатов: на нижних деках устанавливали наиболее тяжелые орудия, на верхнеих более легкие. Самые тяжелые были весом в 57 центал (центал — или англосаксонский центнер, соответствовал 112 ангшлийским фунтам или 50,8 кг; сокращенное обозначение — cwt); далее шли орудия весом в 42 центала, 32 центала и 27 центал (самые легкие). Фактический вес сплоного ядра для этих орудий составлял 32,5 фунта (14,74 кг); вес бомбы колебался от 26 фунтов до 27 фунтов (11,8-12,25 кг); разрывной заряд бомбы равнялся, примерно, 400 граммам. Калибр их традиционно указывался как 6,4 дюйма (163 мм) хотя в реальности доходил до 166мм (разгар ствола, неточность при изготовлении и т. п.)

Характеристики 32-фунтовых орудий американского флота времен Гражданской войны

 

Вес орудия

Дальнобойность, при угле возвышения, градусов

Длина ствола, в калибрах

Cwt

тонны

Ядром

Бомбой

 

57

2,9

1765 м@6,6 гр.

1700@6,4 гр. (вес бомбы — 12,2 кг

17

42

2,1

 1600 @ 6гр.

 1560 @ 5,6 гр. (вес быомбы — 12 кг)

14,5

32

1,625

 1460 @ 6 гр.

 1500 @ 7,5 гр. (вес бомбы — 11,8 кг)

12

27

1,37

1340 @ 5,4 градусах

 1335 @ 5,75 гр. (вес быомбы — 12 кг)

10,5

 

Интересно отметить тот факт, что при всем том внимании, которое оказывали южане внедрению нарезных орудий в своём флоте, их северные оппоненты явно предпочитали крупнокалиберные гладкоствольные орудия. Даже в конце войны нарезные пушки использовались в количестве по 1-2, реже — 3-4 экземпляра на корабль, даже на наиболее крупных шлюпах первого класса и фрегатах.

Объяснение данному обстоятельству незамысловато. Флот США в середине XIX столетия представлял собой довольно консервативную организацию. Начальствующие лица исходили из того, что морских схватки будут происходить на кратчайшей дистанции (иво многом оказались правы!). В этих условиях точность и дальнобойность нарезных орудий не столь важны, как скорострельность и больший калибр (при том же весе) гладкоствольных пушек. Кроме того, нарезные орудия в то время все еще слишком часто взрывались. Гладкоствольные же «зельтерские бутылочки» Дальгрена и Родмана легко выдерживали более тысячи выстрелов без последствий для себя и прислуги.

Что касается скорострельности, то и тут широкогорлые короткоствольные гладкоствольные орудия обладали явным преимуществом. К примеру, 11-дюймовки, установленные в батареи броненосца «Нью Айронсайд», при тренированной прислуге делать до 1 выстрела в течение 45 секунд и вести продолжительный огонь с темпом 1 выстрел за 2 минуты 40 секунд. Такие же 11-дюймовки, установленные в башке «Монитора», делали один выстрел за 6-7 минут, но при этом нарезные орудия «Вирджинии» делали не более 1 выстрела за 15 минут (из-за невероятной тесноты каземата и усталости прислуги после сражения в предыдущий день). Башенные 15-дюймовки мониторов типов «Пассаик» и «Каноникус», в среднем, делили один выстрел за 6 минут, но во время боя «Атлантой» комендоры «Уихаукена» сумели, якобы, дать пять залпов всего за 15 минут. Короче говоря, скорострельность артиллерии в эпоху крайне низкой механизации процессов подачи и заряжания боеприпасов колебалась в весьма штироких пределах и сильно зависила от тренированности расчетов; тем не менее, можно приянть за общее правило, что в течение всей войны нарезные пушки уступали гладкоствольным в скорострельности примерно в три раза.

Тем не менее нарезные орудия поступали и на флот северян. Главным конструктором нарезных пушек для флота унионистов был Паррот (Robert Parker Parrot) — выпускник Вест-Пойнта, удалившийся со службы к промышленной деятельности и изобретший особый способ сварки стального лейнера (внутреннего ствола) с чугунным внешним стволом, обеспечившим его орудиям относительно более высокую стойкость к разрыву по сравнению с ранее известными моделями нарузных пушек. Для флота и армии США он спроектировал целую, как ныне принято выражаться, линейку нарезных дульнозарядных орудий калибром от 10 фунтов (76 мм) до 300 фунтов (254 мм).

Любопытно отметить, что если для орудий Дальгрена, Родмана, других гладкостовльных орудий калибром свыше 32 фунтов североамериканцы применяли обозначение калибра в дюймах, то для нарезных пушек Паррота почему-то использовали обозначение калибра в фунтах (примерно соответствующий весу снаряда — здесь имеется в виду английский фунт, равный 453, 592гр.; когда речь идёт о дюймах, то также имеется в виду английский дюйм, равный 25,4 мм (более точная величина — 25,39 мм, но она редко используется при переводе калибров артиллерийских дюймов в миллиметры)). Чтобы было понятнее, после указания калибра нередко ставили букву «r», то есть «rifle» - «нарезное». Если же речь шла о гладкоствольном орудии, что ставились буквы «s.b.» - «smooth barrel». Нередко аббревеатуру украшали еще и первой буквой фамилии конструктора. То есть если в каком-нибудь американском справочнике по флотам середины XIX столетия вам встретится, скажем, аббревиатура «150 pdr. P. r.», то, значит, речь идет о нарезном орудии Паррота калибром 150 фунтов. Если же вам попадется на глаза «XI D. s.b.», то речь идет о гладкоствольной одиннадцатидюймовке Дальгрена.

Позднее, когда вход пошли и казнозарядные орудия, то вместо одиночной буквы «r» стали ставить более подробную аббревеатуру - «MLR», то есть «muzzle loading rifle» (дульнозарядное нарезное), или «BLR» - «breech loading rifle» (казнозарядное нарезное).

На боевые корабли флота северных штатов поступали орудия Паррота 5 калибров — 150 фунтов, 100, 60, 30 и 20 (соответственно лиаметром канала ствола 8 дюймов, 6,4 дюйма, 5,3 дюйма, 4,2 дюйма и 3,67 дюйма. То есть нарезные орудия Пароота соответствоали по диаметрам канала ствола гладкоствольным 68 фунтовым, 32-фунтовым, 18-фунтовым, 9-фунтовым и 6-фунтовым пушкам). Кроме того, на флот поступали в некотором каоличестве 152-миллиметровые и 130-миллиметровые нарезные орудия Дальгрена и 7-дюймовая (178мм) пушка Джеймса.

Нарезные орудия флота США времен Гражданской войны

 

Конструктор

Калибр в дюймах

Калибр в мм

Вес орудия, тонн

Вес сплошного снаряда, кг

Дальность стрельбы сплошным снарядом, м, при угле возвышения, градусов

Вес бомбы, кг

Дальность стрельбы бомбой, м, при угле возвышения, градусов

Длина ствола в калибрах

Паррот

8 (150 фунтов)

203

7,5

 

 

70

 1920 @ 6,25 градусах

17

Паррот

6,4 (100 фунтов)

163

4,4

45,36

 2000 @ 6,5 гр.

45,36

 1966 @ 6,25 градусах

20

Паррот

5,3 (60 фунтов)

135

2,4

27,2

 

 

 

20

Паррот

4,2 (30 фунтов)

107

1,6

 

 

13,15

 2000 @ 6,87 гр.

23

Паррот

3,67 (20  фунтов)

93

0,8

 

 

8,62

 1920 @ 6,5 гр.

21,5

Джеймс

7

178

3,84

37

2030

 

 

16

Дальгрен

6 (80фунтов)

152

3,6

36,3

 

 

 

18

Дальгрен

5,1 (50 фунтов)

130

2,7

22,7

 

 

 

17,5

 

В отличие от северян южане сразу сделали ставку на нарезные орудия. Не располагая достаточными ресурсами для того, чтобы биться с унионистами на равных; конфедераты вынуждены были исходить из предпосылки, что успех им может обеспечить некое особое оружие в особых условиях. В частности, нарезные орудия, установленные на мелкосидящих, маневренных судах, желательно — бронированных. Очень значительную часть из захваченных ими в арсеналах Норфолка старых 32- и 42-фунтовых орудий они стали переделывать в нарезные. Получались, соответственно 7-дюймовые и 6,4-дюймовые орудия, к которым применялись снаряды от весом 140 до 110 фунтов (к семидюймовкам) и от 100 до 70 фунтов к орудиям калибра 6,4 дюйма (кстати, в справочных обознычениях они так и сохранили наименования по весу сферического ядра, к которому обычно добавлялась та самая буквока «r» - «rifle». То есть 42 pdr r и 32 pdr r).

Производились на Юге и нарезные орудия специальной конструкции. Главным проектантом артиллерии южан был Брук (John Mercer Brooke), лейтенант флота Конфедерации. Использовав заделы по столь уже распростраенным орудиям калибром 7 и 6,4 дюйма, она разработал оригинальные конструкции пушек двух данных калибров. Хотя стандартизация и унификация на просторах Конфедерации южных штатов явно хромала, можно привести некоторые усредненные характеристики этих орудий:

 

Нарезные орудия конструкции Брука флота Конфедерации времен Гражданской войны

 

Калибр, дюймы (милииметры)

Вес орудия, тонны

Вес сплошного снаряда, кг

Вес бомбы, кг

Длина ствола, калибры

6,4 (163мм)

4,85

36,3

29,5

18

7 (178)

6,94

54,4

49,9

17

 

 

 Известно также, что под руководством Брука было изготовлено по меньшей мере два нарезных 8-дюймовых орудия весом около 10 тонн, одно из которых было установлено на ричмондском броненосце «Вирджиния II», а другое использовано в береговой обороне. Встречаются также упоминания о 10-дюймовой корабельной пушке, правда, не слишком достоверные. Мало того, есть сведения, что южанам удалось изготовить настоящий монстр для своего времени — нарезное орудие калибром 12,5 дюймов! Наверное, это было самое мощное орудие своего времени. Сначала его предполагалось использовать в качестве осадного, для разгрома унионистских фортов; потом, когда стало ясно, что для наступательных операций у Конфедерации нет достаточных сил, эту чудо-пушку перевели в береговую оборону, но и там ей не подвернулась ни одна цель. В конце концов имеются скдные упоминания, что она была развернута на 180 градусов и сделала несколько выстрелов по наступающим войскам северян не то под Чарльстоном, не то под Уилмингтоном.

Кроме того, Брук занимался производством и крупнокалиберных гладкоствольных орудий. В очень незначительном количестве на заводе Тредегара и на литейном предприятии в г. Сельме были отлиты орудия калибром 8 дюймов, 10 дюймов и 11 дюймов, очень похожие на аналогичные орудия Дальгрена.

Считатается, что всего за годы войны в Конфедерации было произвыедено 143 крупнокалиберных орудия Брука, составивших основу артиллерии флота и береговой обороны южных штатов.

Первый же опыт боевых действий на море подтвердил правоту южан. Один из наиболее наглядных примеров тому — стычка небольшого парохода южан «Флорида», задействованного в обороне переката при входе в Миссисипи, с судами северян. Отступив перед превосходящими силами на мелководье, за предел досягаемости гладкоствольных орудий северян, «Флорида» влепила из своей нарезной пушки разрывной снарядв борт деревянного корабля унионистов «Массачусетс». Стофунтовый снаряд прошил борт, разгромил несколько кают и своим взрывом разрушил паровую магистраль и вызвал пожар. Из-за единственного попадания доволльно крупный корабль северян оказался на грани гибели.

Затем, 4 декабря 1861 г. «Флорида» примерно таким же образомразделалась с еще одним кораблем северян - «Монтгомери». После этих случаев федералы стали вооружать все свои суда хотя бы одной дальнобойной нарезной пушкой.

Впрочем, они (северяне) в конечном итоге тоже оказались правы: большинство сражений Гражданской войны было решено на кратчайшей дистанции, и плохо приходилось тому, кому подпадал под могучие залпы девяти- одиннадцатидюймовых бортовых пушек североамериканских фрегатов и шлюпов!

 

Штурм Нового Орлеана

Конфузы унионистов на первом барьере к Новому Орлеану не закончились на стычках с «Флоридой» и другими пароходами южан. 12 октября 1861г. Южане применили против них свое первое «чудо-оружие».

До войны это судно было речным винтовым буксиром и носило название «Енох Трейн» и ничем особым не выделялось. Почему именно его южане решили превратить в самый грозный таран в истории войны, теперь уже установить невозможно. С далеко не нового (постройкеи 1855г.) буксира срезали надстройки и часть борта; все это заменили выпуклой, как спина черепахи палубой, над которыми возвышались дымовые трубы, крохотная рубка и единственное орудие (по некоторым источникам считается, что это была 8-дюймовка Дальгрена, по другим- обычная 32-фунтовая пушка или даже 24-фунтовая карронада; впрочем, возможно, все эти источники праывы: орудие на этом неказистом кораблике за недолгую его службу, очевидно, не раз менялось). Эту выпуклую палубу обшили длюймовыми листами железа (в некоторых истончиках указывается толщина листов в полтора дюйма — 38 мм, а в некоторых — всего ¾ дюйма — 19мм. Впрочем, возможно, просто южане не смогли подобрать для прикрытия этого «броненосца» листов одинаковой толщины). Радоволо только то, что эта «черепашья палуба» в своей верхней точке возвышалась над водой не боле, чем на 2 фута (60 сантиметров). По сути, это был полуподводный корабль с мизерной мореходностью. Скорость этого чуда не превышала 6 узлов. Назван он был в честь одной из скороспелых сухопутных побед конфедератов - «Манассас». Водоизмещение этого кораблика не достигало 400 тонн.

Итак, в ночь 12 октября 1861 г. «Манассас» спустился вниз по течению к стоящим в устье Миссиспи кораблям северян. В качестве жертвы был избран большой шлюп «Ричмонд». Условия для атаки были самые что ни на есть благоприятные: северяне даже не заметили приближения неприятелского броненосца вплоть до того саимого момента, когда он с разгону ударил в борт «Ричмонда».

Увы, но повреждения «Манассаса» оказались даже сильнее: от сотрсения на нем остановилась одна из машин, упала труба и отвалился таран. Потеряв ход, южный броненосец, под обстрелом «Ричмонда» и еще одного корабля северян — канонерки «Преббл» - на одной машине стал отходить вверх по течению. Ядра сыпались градом на его «черепашью палубу», но одно за другим рикошетировали и уносились в темноту.

Выйдя из под обстрела северян, «Манассас» приткнулся к берегу и экипаж его вместе с присланными рабочими приступил к починке «чудо-оружия».

«Ричмонд»,  на котором было прлломлено три доски ниже ватерлинии, расклепал якорную цепь и отдрейфовал вниз по течению. Повреждения его были оценены как не слишком серьёзные и после непродолждительного ремонта шлюп присоединился к блокадной эскадре северян под Новым Орлеаном.

К счастью для северян, вскоре командовать «Западной эскадрой Залива» был назначен один из самых энергичных и решительных командиров Севера — адмирал ФаррагутФаррагут (David Glasgow Farragut; здесь, как и ранее, так и далее, мы будем придерживать классической транскрипции англоязычных имен, фамилий и географических названий. Возможно, знатоки англдийского языка и подскажут нам, что фамилию этого командира правильнее произносить «Фаррагат», но мы будем придерживать того, что привычнее русскоязычному читателю — а то, чего доброго, вдумчивый читатель из-за искуссных потуг передать кириллическими буквами все прелести англофонии, и не узнаект в нашем тексте знакомых имен и названий!) Это была настоящая легенда флота: сын моряка-героя Войны за независимость; сам споступил юнгой во флот во время войны 1812-1814гг. И уже в десять лет заслуживший звание мичмана, а вскоре и получивший под свое командование судно (один из призов, захваченных фрегатом «Эссекс», на котором он служил).

Под руководством этого человека эскадра северян быстро преодолела бары в нижнем русле Миссисипи и двинулась к Новому Орлеану. В распоряжении Фаррагута неаходилось 4 больших шлюпа водоизмещением свыше 2000 тонн и с мощным бортовым залпом из 10-12 9-дюймовок Дальгрена на борт у каждого - «Нартфорд» (флагман)/ «Пенсакола», «Бруклин» и «Ричмонд»; 12 малых шлюпов и канонерских лодок водлоизмещением в 500-1000 тонн; одного большого колесного парохода - «Миссисипи»; 20 мортирных судов, 7 буксиров и множества более мелких судов – всего 77 вымпелов. Изначально в качестве главной ударной силы рассматривались мортирные суда: их описаний в литературе почти не сохранилось, а из имеющихся можно сделать выфвод о том, что это были обычные каботажные шхуны, достаточно крепкие для того, чтобы выдержать отдачу при выстреле из 330-миллиметровой мортиры. Им предстояло разгромить форты, стоящие на пути к Новому Орлеану.

Их было два: форт Джексон и форт Сент-Филипп. Это были весьма мощные сооружения с сильной артиллерией. На форте Джексон насчитывалоось 27 орудий калибром 32 фунта и 11 — калибром 24 фунта; еще 12 тяжелых орудий были установлены у самой воды для ведения кинжального огня в случае попытки прорыва. Примерно таким же было вооружение форта Филипп. Кроме того, возле него была установлена плавучая батарея, вооруженная 17 8-дюймовыми, 1 9-дюймовой, 2 нарезными 32-фунтовым пушками и снабженная двумя шлангами и помпами для поливки кипятком абордажных партий. Ширина реки на этом участке не превышала 700-750 метров — то есть орудия всех калибров могли постреливать любой из фарватеров, которым двинулись бы корабли Фаррагута.

Возщможно, главная проблема обороны южан заключалась в том, что после весеннего половодья оба форта были еще наполовину затоплены. Вода в некоторых казематах стояла по колено; тучами роялись комары и прочая летучая пакость; условия для обитания в фортах были весьма скверными, а из-за их полузатопленного состоняния южане так и не смогли использовать наиболее эффектвиные против деревянных кораблей калёные ядра.

Для пущей безопасности южане поставили поперек реки несколько блокшивов и протянули между ними цепь.

В систему обороны могли быть включены два броненосца, которые строились в Новом Орелане - «Луизиана» и «Миссисипи». По проекту это были весьма мощные суда тоннажом порядка 1400 тонн. Экипаж «Луизианы» насчитывал до 300 человек и этот корабль предполагалось вооружить двумя нарезными 7-дюймовками Брука, тремя девятидюймовыми и четырьмя восьмидюймовыми бомбическими орудиями и семью нарезными 32-фунтовыми орудиями, переделанными из гладкоствольных пушек. Толщина брони на корабле колебалась 32 мм до 95мм, длина составляла 80 метров, ширина — 19 метров. По проекту на корабль должны были установить аж четыре паровых машины. В качестве движителей были предусмотрены два винта и два гребных колеса, причем гребные колеса располагались не у бортов судна, а внутри его корпуса и входилив воду через специальные прорези в днище корабля. Для управления «Луизианой» было предусмотрено два руля.
Увы, все это раскошество было ищетным. Заложенный в октябре 1861 г. корабль строился с задержками, в условиях нехватки всего и вся, в том числе и квалифицированных рабочих рук. Возможно, имели место и случаи саботажа. Как бы то ни было, но смонтировать на нем машины так и не успели и при вхождение в Миссисипи эскадры Фарагута его было решено использовать в качестве плавучей батареи. 20 апреля его отбуксировали к форту Сент-Филипп; вооружение корабля составляло всего 6 орудий — по 2 бомбических девяти- и восьмидюймовых, одна нарезная 7-дюймовка Брука и старая 32-фунтовая пушка, переделанная в нарезную.

Броненосец «Миссисипи» планировался трехвинтовым и должен был развивать скорость до 14 (!) узлов. К началу вторжения не успел получить даже причитавшуюся ему артиллерию (20 пушек, включая четыре 7-дюймовки Брука); его экипаж вынужден был оставаться лишь свидетелм наревавшей битвы.

В поддержку фортов из состава флотилии южан на Миссисипи было выделено 11 бронированных канонерок-таранов («хлопконосцев); кроме того, южане соорудили громадный плот-брандер, который расчитывали пустить навстречу кораблям унионистов вниз по течению.

Итак, 8 апреля корабли Фаррагута вошли в Миссисипи; 18 апреля мортирные суда начали обстрел фортов; в течение последлующих 6 дней они выпустили порядка 20 тысяч бомб, правда, без особого эффекта. Судам приходилось держаться подальше от батарей фортов; средняя дистанция ведения огня составляла порядка 3000-3500 метров; падающие с такой высоты бомбы зарывались в топкую почву на глубину до 10 метров, делая при взрыве безвредные камуфлеты. В то же время защитники фортов отсиживались в хорошо замаскированных блиндажах с толщиной крыши до двух метров бетона, укрепленного железными балками. Поасть в такой блиндаж из мортиры с трех километров можно было только случайно, а пробить такой накат — еще менее вероятно.

Вскоре Фаррагуту стало ясно, что прорыва под огнем фортов не избежать. В ночь 21 апреля он послал канонерку под командой капитана Генри Белла (Henry H. Bell) уничтожить цепь, которой южане перегородили реку. Для выполнения задачи Белл пошел на небольшую хитрость: с приливом он, незамеченный с фортов, прошел вверх по течению по ту сторону цепи (малая осадка канонерки позволяла это сделать во время прилива); а во время отлива полным ходом повёл своё суденышко вниз по течению.

От столкновения с цепью корпус канонерки выскочил из воды на добрых три фута (около метра); южане немедленно открыли огонь из береговых батарей, но дело было сделано: цепь порвана, а корабль северян благополучно уходил вниз по Миссисипи.

23 апреля началась подготовка к прорыву. Фаррагут приказал сдать на берег большую часть такелажа и рангоута кораблей; в его приказе говорилось о том, что на долю северян достанется в избытке и каленых и холодных ядер, призывал разместить как можно больше орудий на носу и на корме судов — с тем, чтобы иметь возможность использовать их в узостях Миссисипи, и запрещал судам покидать линию без разрешения флаг-офицера. В рамках подготовки к прорыву северяне делали все возможное для защиты корпусов своих судов от неприятельских бомб и ядер: навешивали вдоль бортов — особенно — в местах расположения паровых машин и крюйт-камер, якорные цепи; набивали внутренние помещения тюками с хлопком;крепили поверх фальшборотов подвесные койки, мешки с песком и золом, бельевые корзины... некоторые командиры приказали вымазать борта своих кораблей тиной — чтобы они были менее заметны.

Без пяти минут два часа ночи 24 апреля на бизань-мачте фдлагманского «Нартфорда» поднялись два красных фонаря — сигнал к атаке. Эскадра пошла на прорыв тремя эшелонами. В первый вошли большой шлюп «Пенсакола», пароход «Миссисипи», четыре «90-дневных» канонерки, причем одна из них - «Кайюга» - возглавила колонну, малый шлюп «Онейда» и вооруженный пароход «Варуна». Во второй эшелон вошли три мощнейших шлюпа - «Хартфорд», «Бруклин» и «Ричмонд». В третий эшелон были назначены еще шесть малых шлюпов и канонерок.

Так как мортирные суда адмирала Портера не прекращали обстрел ни днем, ни ночью, то грохот стрельбы и взрывы рушащихся с неба бомб помешали южанам быстро распознать стук паровых машин идущих на прорыв кораблей; «Пенсакола» и «Миссисипи» почти беспрепятственно заняли позицию для обстрела форта Сент-Филипп; малые суда первого эшелона выдвинулись вперед для отражения атак «хлопконосцев» конфедератов.

К счастью для северян; южанам не удалось скоординировать действия своих «таранов». Можно предположить, что главной тому причиной было отсутствие в новоорлеанской флотилии кадровых флотских офицеров: большая часть командиров судёнышек, пошедших в эту ночь в атаку на шлюпы и канонерки унионистов, были обычными капитанами речных пароходов, мобилизованными на военную службу; и добрая полоивна из них вовсе не желала умирать за «дело Юга», которому далеко не все южане симпатизировали.

Атаки южан имели разрозненный характер; суда практически не оказывали поддержки друг другу.

Первым был замечен преславутый «Манассас». Вообще, в описаниях северян этому кораблику уделяется чрезвычайное внимание. В одних из них он описывается как «сигара, едва выступающая над водой и дымящая своими двумя трубами»; вдругих источниках авторы сравнивают его с «яйцом», броневая скарлупа которого опять-таки «едва-едва» выступает над поверхностью. Во всех случаях «Манассас» производит на описателей его действий явно зловещее впечатление и даже внушает ккакой-то едва ли не имстический страх; его называют «адской машиной» и присваивают другие устрашающие эпитеты.

Так вот, для начала это страховидное судёнышко попыталось протаранить «Пенсаколу», но шлюп уклонился от удара, дав по «Манассасу» почти в упор залп из своих девятидюймовок. Правда, безрезультатный: снаряды отскочили от его наклонной брони.

Затем «Манассас» нацелился на колесный пароход «Миссисипи». На рпуле этого судна стоял лейтенант Дьюи — будущий адмирал и победитель испанцев в битве при Маниле. Опять-таки удар пришелся вскользб и лишь сорвал головки у полусотни болтов, крепящих корпус «Миссисипи».

Развернувшись, «Манассас» опять направился к «Миссисипи», но на этот раз пароход сам едва не протаранил его.

К тому времени на сцене сражения появился второй эшелон эскадры Фаррагута; подвергаясь обстрелу чуть ли не всех крупных кораблей северян, «Манассас» ухитрился-таки протаранить шлюп «Бруклин», правда, не причинив ему серьёзных повреждений.

Вслед за этим таран южан вновь погнался за «Миссисипи», но с этим судном ему явно не везло: при третьей попытке тарана он вылдетел на мель и оказался под обстрелом «Миссисипи». Чувствуя, что «песенка спета», экипаж поджёг своё судно и покинул «Манассас»; горящий таран, тем не менее, вскоре снялся с мели и поплыл вниз по течению прямо к мортирным шхунам адмирала Портера. Северяне попытались захватить его, но, очевидно, пламя добралось до крюйт-камеры тарана и  он взлетел на воздух.

В наиболее сложное положение попал, пожалуй, флагманский «Хартфорд». Ему удалось уклониться от атаки «Манассаса», но, избегая столкновения с брандером-плотом южан, он выскочил на мель под самые жерла пушек «Сент-Филиппа». Ситуация сложилась действительно критическая: орудия форта палили с дистанции в сотню ярдов; буксиры конфедератов подтянули плот-брандер к самому борту «Хартфорда» и подожгли его; пламя быстро охватило рангоут корабля.

В этой ситуации ни Фаррагут, ни его моряки не растерялись: канониры вели ожесточенный огонь по форту; палубные матросы тушили пожар; а кочегары подбрасывали в топки все новые и новые порции угля. В результате и пожар удалось потушить, и корабль снять с мели.

Из числа таранов-хлопконосцев южан наиболее отчаянно действовал «Губернатор Мур» («Governor Moor») Это был довольно крупный пароход (более 1000 тонн) с бортовыми гребными колесами, нос которого был обшит железными полосами, а машины прикрыты тюками с прессованным хлопком. Правда, вооружение его было слабым — всего две 32-фунтовые пушки. Во время прорыва северян он дважды протаранил пароход унионистов «Варуна». Вслед за ним в атаку на этот пароход устремился еще один таран южан - «Стоунуолл Джексон» («Stonewall Jackson» - «Джексон — каменная стена», прозвище одного из наиболее успешных генералов Юга). «Варуна» попыталась остановить его артиллерийским огнем, но снаряды соскальзывали с обшитого железом носа «Стоунуолл Джексона». Третий таранный удар оказался для «Варуны» роковым; но и «Стоунуолл Джексон» получил сполна. От столкновения с «Варуной» его развернуло к оппоненту бортом и он получил пять восьмидюймовых бомб в упор. На таране начался пожар; к тому времени на помощь «Варуне» подошел шлюп северян «Онейда» и, преследуемый им, «Стоунуолл Джексон» выбросился на берег, где и сгорел.

Еще более жестокое возмездие ждало «Губернатора Мура». После атаки на «Варуну» он попытался атаковать канонерскую лодку «Кайюга», но в свете разгоревшихся пожаров оказался на виду у всей эскадры северян и попал под перекресный обстрел. В течение считанных минут на нем было выбито 64 человека из экипажа в 93 моряка; снесены надстройки и изрешечен борт. В плачевном состоянии «Губернатор Мур» выбросился на берег и там взорвался.

Остальные «таранные хлопоконосцы» во время этого ночного побоища ничем себя не зарекомендовали. «Уорриор» («Warrior») в свалке боя получил с «Бруклина» полный бортовй залп (11 9-тидюймовых бомб), загорелся и выбросился на берег. Таран «Резолют» («Resolute») выбросился на берег; экипаж поднял белый флаг и сбежал. Десантная партия в 10 человек с другого корабля южан - «Мак Роу» («McRoe») попыталась спасти судно и вновь поднять боевой флаг, но обстрел с кораблей южан быстро пресек эту попытку и привел «Резолют» в полную негодность. Приблизительно такова же была судьба и остальных судов («Генерад Брикенридж», «Генерал Ловелл» и  др.) из небольшой флотилии Конфедерации под Новым Орлеаном.

Единственным из кораблей южан, сумевших убежать от эскадры Фаррагута, стал таран «Дифайенс» («Defience»); но и он был вполсдествии выброшен экипажем на берег и сожжен, чтобы не достался неприятелю.

Не сыграла своей роли и «Луизиана». Ее главным оппонентом оказался небольшой шлюп северян «Ирокез»: во время прорыва он прошел буквально в нескольких метрах от ее борта. Залп в упор не принес броненосцу никакого вреда, но одно из ядер, влетев в пушечный порт, оторвало обе ноги командиру «Луизианы». Его успели свезти на берег и даже доставвить в лазарет, но он умер от потери крови на операционном столе.

Канониры «Луизианы» придали орудиям своего корабля наибольший угол склонения, чтобы поразить «Ирокеза» в подводную часть. Но расстояние было слишком мало; ядра и бомбы пронзили корпус шлюпа над водой, не нанеся ему фатальных повреждений.

В ходе прорыва в «Луизиану» попало еще несколько крупнокалиберных снарядов с других кораблей северян, в том числе 11-дюймовую бомбу с канонрской лодка «Кэтадин», но с минимальным эффектом.

Не смогли прорваться мимо фортов только три концевых канонерки эскадры Фаррагута: «Итаска», «Кеннебек» и «Уайнона». На следующий день главные силы Фаррагута уже стояли под Новым Орлеаном. Практически беззащитный город оказался под жерлами более сотни крупнокалиберных орудий. Под угрозой обстрела Новый Орлеан капитулировал: и средств к обороне у него не было, да и люди этого города со старинными французскими традициями, по всей видимости, едва ли были ярыми приверженцами англо-ирландских плантаторов.

После сдачи Нового Орлеана сопротивление фортов Джексона и Сент-Филипп утратило смысл. Гарнизон поднял бунт, требуя прекращения сопротивления, и 28 апреля оба форта капитулировали.

«Луизиана» так и не сыгравшая предназначавшейся ей роли, была поддожжена; снялась с места своей стоянки и ее понесло вниз по течению. Как раз во время подписания акта капитуляции огонь добрался до все еще заряженных орудий броненосца и они дали свой последний залп; современники увидели в этом «салюте» нечто символичное. Затем и сама «Луизиана» взлетела на воздух.

Второй броненосец южан - «Миссиспи» также был сожжён.

Взятие силами Фаррагута и генерала Батлера Нового Орлеана стало важнейшим фактором хода Гражданской войны. Юг лишился не только крупного города: стало ясно, насколько ограничены его возможности сопротивления. Перед северянами открылась дорога вверх по течению Миссисипи, разделяющей Конфедерацию на две части. В европейских странах, поддерживающих мятежгников, падение Нового Орлеана стало сигналом: Юг еще может сопротивляться, но войну ему не выиграть никогда. Оперативные, решительные действия Фаррагута, возможно, спасли Штаты от интервенции Англии, франции или обоих этих держав вместе; по сути, так был заложен краеугольный камень победы Севера.

Вопреки ожиданиям, потери на эскадре Фаррагута оказались весьма небольшими: 37 убитых и немногим больше раненных. Чиня на ходу повреждения, корабли двинулись вверх по Миссиспи к главному оплоту южан на этой речной артерии страны — Виксбургу  (по пути унионисты имели шанс захватить третий недостроенный «новорлеанский» броненосец южан - «Арканзас», но экипаж успел сжечь судно до подхода эскадры).

 

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru