ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Love story / Калейдоскоп

Калейдоскоп

Пролог.

Настя Стерешкина не была красавицей в классическом понимании этого слова, и она отдавала себе в этом отчет. Она не считала себя красивой, привлекательной и даже хорошенькой. Возможно, поэтому Настя редко красилась, пряталась за балахонистыми свитерами и мужскими джинсами, которые было впору носить старому фермеру, а уж никак не шестнадцатилетней девушке, которая только начинает свою жизнь. Насте же иногда казалось, что жизнь в полном смысле этого слова уже закончена, и что её не ждет больше ничего хорошего. Да, да, в её глупую шестнадцатилетнюю голову уже приходили подобные мысли, и она не делала ровным счетом ничего, чтобы от них избавиться. «Школа – дом - школа», это все, что было в Настиной жизни, и ничего больше, никаких дискотек, посиделок с подружками и походов по магазинам. Всех тех милых ничего незначащих развлечений, свойственных шестнадцати годам, Настя была лишена.

Настя родилась в маленьком городе на берегу Волги, маленький город на берегу большой реки. Ей  нравилось жить в N-ске. Ей нравился спокойный уклад местной жизни, нравилась природа и чистый воздух, то, что было мало машин и много деревьев. Другой жизни Настя не знала и честно говоря, никогда не желала. Здесь была вся Настя: ее школа, парк с любимыми с детства аттракционами и кинотеатр, где по выходным  показывали только старые фильмы. Настя ничего не хотела, кроме одного – стать нормальной, такой же, как и все. Все дело было во внешности, которая мешала Насте быть счастливой. Так, по крайней мере, считала сама Настя, прибывая в полной, нерушимой уверенности, что все дело в её морковно-рыжих, неподдающихся ни одной расческе кудрях, бледной коже и веснушках, как горох рассыпанных по лицу. Свою фигуру Настя обычно описывала так: «Представьте себе швабру, нет лучше две швабры поставленные друг на друга»... Нет, на самом деле, конечно, все было не так плохо, но Насте казалось, что все еще хуже. Такая вот была у неё жизнь: с одной стороны спокойная, даже унылая, с другой - нелегкая полная издевательств и насмешек только потому, что она была не похожа на других... Кто-то может сказать, мол, обычная история. Сколько вот таких Насть существует в каждой школе каждого города мира. Может сказать и будет не прав, потому что каждая вот такая девочка неуверенная, зажатая, озлобленная на весь мир и себя в первую очередь личность. И у каждой из нас своя особенная история. Вот одна из них, история девочки, которая сумела измениться, повзрослеть, открыть глаза и пересмотреть взгляд на свою жизнь, которая на самом деле оказалась полной, насыщенной, тяжелой, да возможно, но ни одна настоящая история не обходится без этого…

1.

Был конец марта, самого начала весны, и впервые за долгое время  выдался по-настоящему теплый день. С самого утра, только подойдя к окну и отдернув штору, Настя поняла, что сегодня все будет отлично. Залежавшийся после зимы снег, наконец, полностью растаял, и по улицам потекли ручейки, предвещающие, что скоро станет по-настоящему тепло. Солнце светило так ярко, оно практически ослепляло, Настя зажмурилась и  почувствовала, что кожей ощущает на себе его тепло. Настя аккуратно открыла окно и с наслаждением втянула чистый, свежий, почти сладковатый воздух. Это было похоже на глоток живой воды, с каждым вздохом Настя чувствовала, как её наполняет жизнь. Так чудесно, наконец-то, наконец-то весна. Настя не смогла сдержать звонкого, переливистого, как звон маленьких серебряных колокольчиков, смеха. Повернувшись к соседней со своей кровати, на которой, трогательно свернувшись калачиком, спала её младшая сестра, Настя, улыбнувшись, сказала – Оля, вставай!

-Что? – Оля беспокойно заворочалась под одеялом – пора в школу? Проспали?

-Нет, дурочка – Настя  улыбнулась – сегодня же воскресенье. Посмотри, весна при…

-Так почему ты меня будишь? – услышала Настя возмущенное верещание сестры из-под одеяла – дай поспать. То, что ты вскакиваешь с петухами, не дает тебе права будить других. Не знаю я, что там пришло, а в воскресенье утром я хочу только спать, ничего больше.

-Ладно, ладно – Настя пошла напопятную – спи ворчунья. Настя легла обратно на кровать, но ей больше не хотелось спать. В Насте ключом била энергия, ей как никогда хотелось что-то делать, можно было бы пойти погулять, вот только не с кем? Подождать пока проснется мама, и предложить сходить куда-нибудь вдвоем…

-Хотя – подумала Настя – мама вряд ли согласится отдыхать без папы и Оли, так что этот вариант отпадает. Так и не придумав ничего путного, Настя решила пойти на кухню и устроить себе небольшой первый завтрак. Но он превратился в первый и единственный, потому что как оказалось, родители уже встали. За завтраком папа вместо того, чтобы молча поглощать яичницу, как все остальные члены семьи, завел долгий и нудный разговор о том, что нужно будет купить сегодня в продуктовом магазине.

-Ах, да – Настя хлопнула себя по лбу – как же я могла забыть. Ежевоскресная поездка в магазин и покупка еды предположительно на неделю вперед (предположительно, потому что на самом деле почти все съедалось впервые несколько дней, а остаток недели все питались готовыми обедами и яйцами, приготовленными в разных видах). Настя была почти уверенна в том, что ей не удастся отвертеться от этого малоприятного занятия, но оказалось, удача сегодня была на её стороне.

-У тебя конец года на носу – строго сказал отец – так что ты сегодня остаешься дома делать уроки.

-Ладно – быстро, пожалуй, даже чересчур согласилась Настя – как скажешь. Через час все побросали в раковину тарелки, оставшиеся с завтрака и, велев Насте их вымыть, уехали. Настя осталась одна и не удержалась от негромкого радостного вскрика, она не очень любила бывать дома одна, но еще больше она не любила, когда дома собиралась вся семья – слишком много народу на  слишком маленьком количестве квадратных метров. Настя села делать уроки, но больше чем на час безвылазного сиденья за письменным столом, её не хватило. Погода так и манила, просто умоляла Настю выйти на улицу. И, в конце концов, она сдалась, решила прогуляться до ближайшего супермаркета, купить себе мороженого и газированной воды. Настя медленно дошла до магазина, смакуя каждый теплый солнечный луч и с удовольствием смотря на постепенно пробуждающиеся после зимы деревья. Её настроение так и могло бы остаться приподнятым, если бы не одна малоприятная встреча, произошедшая, когда Настя уже выходила из магазина.

-Привет колонча – услышала Настя у себя за спиной и почувствовала, как затряслись от страха колени. Настя решила не обращать внимания и ускорила шаг, но обладатель голоса, быстро преодолел расстояние, отделявшее его от Насти.

-Что тебе нужно, Мамедов? – спросила Настя, с презрением посмотрев на своего одноклассника. – Или ты хочешь мое мороженое? – с издевкой спросила она.

-Заткнись – прошипел Мамедов – хочу, чтобы ты заткнулась!

-Хорошо – согласилась Настя – тогда я пошла…

-Я тебя и не держу – Мамедов улыбнулся, и с этими словами прошел мимо Насти, как бы случайно толкнув её плечом. Удар оказался такой силы, что Настя не удержалась и упала в единственную на всей дороге еще не до конца высохшую лужу.

Домой Настя пришла, давясь от сдерживаемых рыданий. Положила в грязное белье джинсы и, прижав ноги почти к самому подбородку, легла на кровать.

-Как же я его ненавижу – свирепо думала Настя – почему он такой? Почему все мои одноклассники такие, как будто они стайка одичавших шакалов, а я единственная дичь на их пути, на которую можно охотиться, что они собственно и делают.

-Столько лет они делали мою жизнь невыносимой, – покачав головой, подумала Настя, – с самого первого класса… Привстав, Настя потянулась к тумбочке и достала с нижней полки фотоальбом, на последней странице которого она нашла то, что искала – классную фотографию. Настя внимательно посмотрела на снимок и обвела глазами свой класс. Ни на одном лице её глаза не задержались дольше секунды, ни на одном, кроме одного…  Бледно-голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц, капризно вздернутый носик, рот с чуть подернутой верхней губой – Соня Бойм. Староста класса, отличница, звезда местной самодеятельности, всеобщая любимица, постоянно окруженная галдящей толпой подружек и воздыхателей. Настя могла только мечтать о том, чтобы они с Соней когда-нибудь стали подругами, они ведь почти не общались, только здоровались в столовой, не более того.

Отложив альбом в сторону, Настя рывком встала и подошла к зеркалу. Она посмотрела на себя: свои рыжие, длинные спутавшиеся волосы, бледное лицо, обсыпанное веснушками, и с сожалением подумала о том, что между ней и Соней общим может быть только их принадлежность к женскому полу и только. «Какая я уродина, похожа на какого-то гуманоида» - подумала Настя и со вздохом вернулась обратно на кровать. Она уже привыкла считать себя некрасивой, смешной, несуразной. Она была только в десятом классе, а рост уже вплотную приблизился к критической отметке 183 сантиметра. Настя уже даже не мечтала о том, чтобы однажды проснуться блондинкой с миловидным лицом и красивой фигурой. Она хотела стать хотя бы просто незаметной, взять и однажды спрятаться так, чтобы её больше не нашли. Пусть не красивая – думала Настя – но можно же быть просто страшненькой с мышиными волосами и бледным лицом. Ведь таких обычно некто не трогает, не пристает к ним, их просто не замечают… Но, снова подойдя к зеркалу, она увидела тоже самое, что и минуту назад – ярко-рыжие волосы, веснушки, курносый нос и все это на бледном, абсолютно лишенным цвета лице.

-Это все так не честно – подумала Настя, опускаясь обратно на кровать – ведь я могла бы быть такой же, как мама или Оля, ведь они тоже рыжие, но их из-за этого никто не обзывает, не вешает им на спины бумажки с надписью «я морковка», не хихикает у них за спиной! У них в жизни все впорядке, не то, что у меня! Мама, она такая красивая со своими темно-рыжими густыми волосами и ровной бледной кожей, которая в отличие от меня, её совсем не портит и не делает похожей на вампира. Оля тоже очень симпатичная, невысокая, подтянутая, складненькая, а не такая тощая как я! У них обеих есть свои достоинства и плюсы, а мне же достался только какой-то микс из недостатков и больше ничего! В порыве всепоглощающей жалости к себе Настя с силой ударила по подушке, как будто она была виновата во всех её бедах.

Но ведь на самом деле Настя была ничуть не менее красива, чем её мама и сестра, её внешность была разве что чуть более экстравагантна, не более того. Ведь так тяжело иметь внешность львицы, когда вокруг тебя только стадо испуганных газелей и антилоп, ты не хуже и не лучше их, просто другая, но как бы там ни было, долго против всего стада ты не выдержишь и, в конце концов, тебя просто растопчут.

Насте ведь нужно было сделать совсем немного: просто посмотреть на себя по-настоящему, увидеть какой у неё прелестный маленький ротик, какие глаза цвета штормового моря, какие длинные тонкие пальцы пианистки, хрупкая фигурка, человека, так нуждающегося в защите…  Она смотрела в зеркало каждый день и видела только то, что ей было так ненавистно в себе, бесцветное лицо и тощее тело с костлявыми коленками и острыми, выпирающими ключицами.

А ведь то, что её могут не любить в классе не только потому, что у неё не идеальная внешность, а потому что она попросту другая Насте в голову не приходило. Ведь она не курила, и даже отказывалась пробовать, не пила в выходные вместе со всеми у кого-нибудь на квартире, любила читать, почти не играла в компьютерные игры, не ругалась. К шестнадцати годам так и не обзавелась парнем и об отношениях с противоположным полом вообщем, знала кране мало. Вот он, неполный перечень того, почему её не любили в классе, даже не любили, а скорее просто не понимали. А принимать того, кого не понимает, человек не умеет, так уж он устроен, к сожалению.

К вечеру, нагруженные пакетами, вернулись из магазина домашние.

-Что купили? – вяло поинтересовалась Настя. Оля что-то радостно затараторила в ответ, а Насте не хотелось даже напрягаться, чтобы разобрать, что она говорит.

-Молодцы –  неискренне порадовалась Настя, на самом деле ей было абсолютно все равно.

Настя вошла в комнату, плотно закрыв за собой дверь и очень пожалев, что на ней не предусмотрен замок. «Завтра будет новый день» - подумала она, ложась под одеяло и поджимая под себя ноги, она любила это делать, потому что так самой себе казалась короче – «новый день, а все проблемы останутся в старом дне».

Пролежав под одеялом несколько часов, Настя заснула крепким глубоким сном, который был ей необходим. Её учебники и тетради, про которые она даже не вспомнила, так и остались лежать в школьной сумке.

***

Утром Настя проспала, впервые за долгое время. Не услышала будильник. Открыла глаза, потянувшись, перевернулась на другой бок и приготовилась спать дальше, когда её взгляд случайно упал на часы. Было ровно восемь.

-Как это восемь? – громко закричала Настя, вскакивая с кровати и пулей несясь в ванную. – Почему никто не разбудил?

-Кто занял ванную, Оля ты? – Настя была вне себя. Вместо ответа Настя получила в руки тюбик зубной пасты и щетку, почему-то мамину. Пришлось умываться в раковине на кухне. Времени ни на что, в том числе и на убийство младшей сестры у Насти катастрофически не было. Натянув джинсы и толстовку, Настя потянулась за сумкой и только тогда вспомнила, что ничего не сделала. Задание так и осталось только записанным в тетрадке.

-Черт – выругалась Настя и побежала в коридор, решив, что придумает что-нибудь по дороге. Быстрый бег, плюс удобные кроссовки и в результате Настя оказалась в школе почти во время, ну то есть со звонком. Первым уроком у неё был русский, вела классная, и опаздывать было нельзя под страхом смерти. «Пусть она задержится, пусть задержится» - как мантру повторяла про себя Настя, вбегая по лестнице на второй этаж. На всякий случай, скрестив пальцы на удачу, (вдруг сработает) Настя постучалась в дверь кабинета и, не дожидаясь разрешения войти, широко её распахнула. Надежды рухнули, когда Настя увидела Наталью Александровну: её плохо прокрашенные волосы были, как всегда плохо уложены, на ней был один из её неизменных костюмов непонятного цвета, и она хмурилась, глядя на Настю. «Все как всегда» - уныло подумала Настя и приготовилась к тому, как её в очередной раз будут отчитывать.

-Опять – прогремела Наталья Александровна, возводя руки к небу – ты опоздала! Снова! Сколько можно, я уже устала замарывать твой дневник замечаниями.

-Извините – пробормотала Настя, смотря в пол – у меня сломался будильник, это случайность.

-Случайность – вскричала Наталья Александровна – сколько могут повторяться эти случайности? Настя ты на волоске. Еще, что-нибудь подобное и мне придется пригласить твоих родителей. Садись. Настя послушно села на свое место за последней партой.

-Начинаем урок – громко сказала Наталья Александровна и отвернулась к доске, чтобы написать тему.  Настя достала помятую тетрадь и начала записывать, хотя её мысли витали где-то далеко.

-Настя, я надеюсь, что сломанный будильник не помешал тебе подготовить домашнюю работу – прервала Наталья Александровна её размышления – к доске, пожалуйста. Расскажи нам правило, которое было задано на дом. Настя встала и на негнущихся от волнения ногах пошла к доске. Все эти правила она знала наизусть, но проблема была в том, что она просто не знала, что именно задавали на дом.

-Почему ты молчишь? – спросила Наталья Александровна, когда Настя подошла к доске – ты сделала домашнее задание? Настя беспомощно посмотрела на класс, хоть одна подсказка, один несчастный шепоток. Но все молчали, уткнувшись в свои тетради. Некоторые просто нагло смотрели прямо в глаза, мол, мы и не собираемся тебе помогать.

-Сложносочиненные предложения – вдруг услышала Настя и недоверчиво оглядела класс. Настя не поверила своим глазам, когда увидела, как Соня украдкой улыбнулась ей и подняла вверх большой палец.

- Сложносочиненные предложения – пробормотала Настя, все еще не веря в то, что Соня ей подсказала и под влиянием эмоций ответила так, что даже суровая учительница не смогла найти, к чему придраться и поставила пять. На перемене Настя,  немного робея, подошла к Соне, чтобы поблагодарить за подсказку.

-Да не за что – улыбнулась Соня Настиному неловкому спасибо – мне не сложно.

-Что ты делаешь Сонька? – Мамедов вырос как будто из-под земли – зачем ты ей помогаешь? – спросил он, внимательно смотря на Соню, так как будто никакой Насти вообще не было.

-Мы же разговариваем Леш – мягко сказала Соня.

-Ладно – угрюмо пробурчал Мамедов – понял, ухожу.

-Не обращай внимания – подбодрила Настю Соня – он со всеми такой. Настя только в очередной раз улыбнулась как китайский болванчик.

-Она милая – подумала Настя – единственный нормальный человек в нашем гадюшнике.

***

-Ну что, готова играть, каланча? – насмешливо бросил ей в лицо Мамедов. В ответ Настя предпочла промолчать, только скривилась в ехидной улыбке.

-Отвали а? – вполне дружелюбно попросила она. Дело происходило перед уроком физкультуры. Все уже были в зале, и ждали, пока учительница соизволит начать урок (ну не успел человек допить чай, с кем не бывает). 

-Да пошла ты дылда – просто ответил Мамедов, на что получил от Насти незамысловатый жест из кулака и вытянутого вверх среднего пальца. Ответить Мамедову помешала Таисия Степановна, учительница физкультуры.

Все, хватит балбесничать, строимся! – прокричала она, дунув в свисток. Начался урок физкультуры, четвертые по счету сорок пять минут мучений для Насти за этот день. Разбились на команды, стали играть в пионербол.

-Встань назад, ты всем загораживаешь – крикнула ей Алексеева, местная пергидрольная красавица (она же девушка Мамедова).

-Сама вставай коротышка  - отозвалась Настя, не двинувшись с места.

-Блин, ты чего совсем? – как обычно влез Мамедов. Настя предпочла ничего не отвечать и сосредоточилась на игре.

-Оглохла? – издевательски ухмыльнулся он и как бы случайно не поймал мяч, который отлетел в сторону Насти, больно ударив её по голове.

-Ай – вскрикнула она, с трудом удержавшись от слез.

-Больно? – кровожадно удостоверился Мамедов - это только начало, я могу устроить, что будет еще больнее – предупредил он, до того как к Насте подбежала Таисия Степановна.

-Как ты? – испуганно спросила она – все в порядке?

-Да – с трудом ответила Настя – но я лучше  посижу. Таисия Степановна смотрела, как Настя медленно идет к скамейке, и сокрушенно покачала головой: «ну и взялась же она на мою голову! Побьют, а мне потом отвечай!» До конца урока Настя сидела, не отрывая глаз от пола, и размышляла, осмелится ли Мамедов выполнить свою угрозу. В целом он это может, - решила Настя, – этот отморозок способен и не на такое… Или он просто решил меня напугать… Но его ведь могут выгнать из школы. Даже дело завести. Хотя – вдруг вспомнила Настя – он постоянно твердит о том, какой у него богатый отец, так что может быть, ему ничего не грозит!  Настя посмотрела на высокого, плотного Мамедова. Он поймал мяч и с силой ударил им об пол. Настя вздрогнула, и ей вдруг стало по-настоящему страшно. Она не знала, как ей следует поступить: пожаловаться кому-нибудь из учителей? Тогда её уж точно побьют. Сбежать сейчас из школы – тоже не выход. Настя еще раз взглянула на Мамедова – он был такой огромный, как гигантский разъяренный медведь!

Прозвенел звонок, и Настя начисто забыв об ушибе, пулей вылетела в коридор. Она была так занята собой, что не заметила Соню, которая была в той же команде по игре, что и Настя, стояла прямо за ней и слышала весь Настин разговор с Мамедовым. Она дернулась, чтобы подойти к Насте, но не успела. Она посмотрела Насте вслед, и в её взгляде было столько отчаяния, боли от неотвратимости неизбежного. Ей хотелось помочь, но она не знала, как, ведь Настя в последнее время совсем её не замечает, раньше они разговаривали хотя бы изредка,  а теперь она совсем замкнулась в себе.

В раздевалке еще никого не было и Настя начала поспешно натягивать на себя одежду. Когда она уже надевала джинсы, дверь в раздевалку распахнулась и вошла стайка девчонок, в их числе была Алексеева. Она вела себя абсолютно невозмутимо, так, будто ничего и не произошло. Одна из её подружек (Настя называла их не иначе как подпевалами) отвернулась к зеркалу, у другой зазвонил мобильный, еще несколько убежали в туалет. Настя осталась один на один с Алексеевой. И вместо того чтобы встать и уйти, Настя сидела как загипнотизированная, сидела и не шевелилась.

-Испугалась? – с вызовом спросила Алексеева.

-Есть чего? – коротко уточнила Настя, моля бога, чтобы Алексеева струхнула.

- А ты сама как думаешь? – Алексеева посмотрела на Настю со странной смесью призрения и жалости.

-Да иди ты – бросила Настя и, закинув на плечо сумку, уже повернулась, чтобы уйти.

-Я бы на твоем месте была осторожнее – бросила ей вслед Алексеева – я знаю, на что способен Леша (он же Мамедов). Настя даже не обернулась.

Следующие несколько дней стали для Насти настоящим кошмаром. Настя не могла думать ни о чем кроме угрозы Мамедова, наблюдала за его поведением, ловила и тщательно анализировала каждый его вскользь брошенный взгляд, каждый жест. И чем больше она этим занималась, тем больше ей начинало казаться, что беды не миновать. Она чувствовала, что еще немного, и она превратится в настоящего параноика. Ей на каждом углу мерещился Мамедов поджидающий её с бейсбольной битой.

***

Через несколько дней дома разгорелся жуткий скандал.  Отец был не в духе с самого утра, собственно как и всегда.

-Что это с ним? – шепнула Настя маме, прикрываясь тем, что доливает ей чай.

-Недавно его друга, дядю Гошу, повысили – прошептала в ответ мама – до майора!

-Да? – удивилась Настя, она прекрасно знала этого дядю Гошу, который, и то только в лучшие свои дни, как внешностью, так и характером напоминал ей медведя.  И также прекрасно понимала, что тянет он в лучшем случае на прапорщика Задова.

-Да – грустно кивнула мама. Настя видела, что она очень огорчена очередной неудачей отца. Он уже много лет добивался повышения, но тщетно. И вот сейчас, его лучший друг…

-Ужас – громогласно заявил отец, хлопнув ладонью по столу, от чего Настя подскочила и расплескала по скатерти едва ли не весь чай.

-Что это за оладьи – грубо обратился он к жене – ты, что окончательно разучилась готовить?

-Папа – Настя хотела встрять и встать на защиту мамы, но отец только еще больше рассвирепел.

-Не лезь – прикрикнул он – лучше вытри скатерть – неудивительно, что у матери не остается времени на еду! Вы насвинячите, уйдете, а ей потом полдня за вами грязь убирать! Настя предпочла ничего не отвечать, просто вытерла скатерть и молча села рядом с сестрой. Она откусила кусочек оладушка, он был свежим и наредкость вкусным.

-Мам, очень вкусно – от души сказала Настя маме, которая с трудом сдерживала набежавшие от обиды слезы. Остаток завтрака прошел в молчании. Настя видела, что отец не просто зол, он в бешенстве. Чтобы не давать ему повода для очередной тирады Настя быстро расправилась с завтраком и  выскользнула из-за стола.

-И в кого она только такая? – услышала Настя голос отца, который он даже не потрудился отпустить до шепота.

-Что ты имеешь в виду? – каменным голосом отчеканила мама.

-Ты посмотри на неё, длинная, вся какая-то нескладная, худая как скелет. У нас в семье никогда таких не было! Настя ясно слышала, как хихикнула Оля, как прикрикнула на неё мама. Пелена гнева застелила ее глаза.

-Я тебя ненавижу – в бешенстве бросила она отцу, вернувшись обратно на кухню – ты просто жалок, понял?

-Настя?! Этот возглас был последним, что она услышала, перед тем как, громко хлопнув дверью, оказаться за порогом ненавистной квартиры. «Терпеть его не могу» - думала Настя, идя к школе, и размазывая по щекам слезы – «если обо мне так думает мой родной отец, что тогда можно говорить о других». Уже почти подойдя к воротам, Настя вдруг  легкомысленно подумала «А к черту эту школу»! Настя была в таком состоянии, что сейчас ей было и правда, не до учебы. Она решила развеяться и пойти в небольшой парк недалеко от школы.

-Я, наверное, самый одинокий человек в мире – подумала она и грустно усмехнулась, глядя на пробегающих мимо галдящих детей. Понурив голову, Настя пошла дальше, стараясь не обращать внимания на их смех и громкие радостные выкрики. Ей хотелось  как можно быстрее уйти с людских глаз, в самую глубь парка, туда, где её никто не увидит. В это время парк был практически пуст, не считая мам с колясками периодически попадавшихся на тенистых аллеях. Неожиданно Настя увидела старую, заброшенную детскую площадку с поломанными качелями и ржавой горкой. Отлично - подумала Настя – здесь меня никто не побеспокоит.  Она присела на лавочку, чувствуя, как в душе помимо её воли возникает сосущая черная дыра, ей было так больно, каждый вдох отдавался такой болью, как будто легкие задевали сердце. Немного покопавшись в сумке, Настя вытащила из неё плеер и чтобы отогнать от себя совсем уж мрачные мысли и немного прийти в себя включила музыку.

В это время мимо той самой площадки, где была Настя, полностью погрузившаяся в свои переживания, проходила компания парней во главе с её одноклассником Мамедовым. Парни уже успели выпить, им было скучно, и они искали, чем бы себя занять. Если бы Настя увидела их, ведь ей достаточно было бы просто поднять голову, тогда все, возможно, сложилась бы по-другому… 

-Гляди – засмеялся Мамедов, толкая одного из приятелей – вон та самая каланча, сейчас позабавимся…

-Эй – окликнул он Настю, но она не услышала. Тогда, широкими шагами быстро преодолев разделявшее их расстояние, он грубо толкнул её в плечо. Настя вздрогнула и обернулась.

-Ты? – испугалась Настя, и в ту же секунду вспомнила их разговор на уроке физкультуры несколько дней назад и сразу почувствовала неладное – что ты здесь делаешь? Почему ты не в школе?

-К черту школу! Я расслабляюсь – пьяно ответил Мамедов и не без труда сел рядом с Настей приобняв её за плечо.

-Понятно – осторожно сказала Настя, не помня себя от захлестнувшего волной страха.

-Вот мои парни – представил он своих друзей – Вадик, высокий парень в старом тренировочном костюме, Женек – здоровый увалень, лениво перекатывающий во рту жвачку и Леха, при одном взгляде на его поросшее щетиной лицо, Настю передернуло.

-Очень приятно – она заставила себя ответить дружелюбно.

-Очень – ответил Женек, голос у него оказался гундосый и противный.

-Ладно, ребят – Настя встала и попятилась обратно к дорожкам – я, пожалуй, пойду, мне все-таки надо в школу…

-Стой – громко сказал Мамедов, но Настя уже сорвалась с места и побежала.  Она наплевала на все, оставила плеер, бросила сумку. В голове была только одна мысль – бежать! Бежала, как никогда в жизни, страх, словно подгонял в спину. Настя успела добежать только до середины аллеи, когда её настиг мощный удар. Он пришелся в спину, у  Насти от боли и неожиданности подогнулись колени, и она упала на землю как подкошенная.

-Вот стерва – с ненавистью сказал запыхавшийся Мамедов – куда побежала?

-Не бей меня – прошептала Настя, инстинктивно закрывая лицо руками. Следующий удар пришелся в живот. За ним последовали еще и еще. Били по ногам, животу, рукам, лицу. Настя почти ничего не понимала от нахлынувшей, одуряющей боли, она не могла ни говорить, ни плакать, не могла звать на помощь. Она пыталась, но то, что в воображении казалось ей громким криком, в реальности было еле слышным хрипящим шепотом. Она просто лежала и ждала, когда это закончится. Настя даже не заметила, как потеряла сознание.

Её нашла молодая женщина вышедшая на послеобеденную прогулку со своим ребенком. Малыш что-то лепетал в коляске, и все внимание женщины было поглощено им. Поэтому молодая мать не сразу заметила страшно избитую девушку, растянувшуюся прямо посреди дороги. А когда заметила, то из груди вырвался страшный, истошный крик. Дрожащими руками, достав из кармана телефон, и радуясь, что решила захватить его с собой, набрала 03 и наклонилась к девушке. Она была без сознания и лежала в странной позе с неестественно вывернутой ногой. «Господи, надеюсь, не мертва» - промелькнула в голове страшная мысль. Скорая сработала оперативно и спустя семь минут врачи были уже на месте. Настю положили на каталку и повезли в ближайшую больницу.

А в это время Настина мама полностью уверенная в том, что обе её дочери сейчас в школе, спокойно занималась домашним хозяйством: варила суп, убирала, стирала, в общем, пыталась одним махом переделать все, что накопилось за её рабочую неделю. Она с честью выдержала только час, потом, пользуясь отсутствием мужа и детей, решила вознаградить себя чашечкой кофе и романом, который так настойчиво советовала прочитать подруга. И когда кофе был уже приготовлен, роман открыт, и Настина мама приготовилась немного побездельничать, зазвонил телефон. Недоумевая, кто это может быть, она поспешила взять трубку.

-Здравствуйте – голос на другом конце провода был вежливым и отстраненным – сегодня в городскую больницу номер 3, поступила Стерешникова Анастасия Игоревна. У мамы перехватило дыхание.

-Вы родственник? – все также отстраненно поинтересовался собеседник.

-Я мать – как в тумане прошептала мама, оседая на стул – вы только одно мне скажите, она жива? – прошептала она, чувствуя,  как заходится сердце в бешеном ритме...

 

Всем, кто желает получить полный текст романа Татьяны Елениной Калейдоскоп, следует кликнуть строчкой ниже. 

Уважаемые читатели!

В связи с тем, что в настоящее время перевод средств посредством отправки sms на короткие номера блокируется по независимым от редакции причинам, просим все транзакции производить посредством системы web money.



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru