ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Love story / "Не было счастья, да..."

"Не было счастья, да..."

    То чем я могу заниматься часами - это мечтать, мечтать обо всём и не о чем, о разных глупостях, как говорил мой отец. Обожаю читать романы, а  мелодии в стиле саундтрека к «Титанику» - мои любимые. Но никак не могу привыкнуть…так было и  было до недавнего времени. Я была ребенком, не приспособленным к реальной жизни и, возможно, чересчур избалованным. Всё это я начала понимать только сейчас, со смертью моего отца. Мне исполнилось семнадцать четырнадцатого ноября, а через два с половиной месяца умер мой отец, погиб в автомобильной катострофе. Он был в машине со своим лучшим другом, они хотели после работы захватить маленькую дочь Виктора и мою сестренку, отвезти их в бассейн. Со дня этого несчастного случая многое изменилось, да нет, - изменилось абсолютно все, просто старого ничего не осталось.

Наша семья считалась хорошо обеспеченной, да, попросту, богатой. Мама не работала и вообще была женщиной очень шаткого здоровья, как физического, так и душевного, мы с Соней учились в частной школе. Нужды, не знали никогда…Да, многое же сейчас изменилось! С матерью случился нервный срыв примерно через полторы недели после похорон. Взяв последние деньги, она отправилась на лечение, попросту сбежала подальше от проблем. Так она поступала каждые полгода, уезжая примерно на месяц, брала кучу денег и ехала, куда глаза глядят. Я называла это «вспомнить молодость».

Спустившись к завтраку (у нас была двухэтажная квартира), я увидела пустой стол с бумажкой, придавленной сверху стаканом. Мне даже читать не нужно было, за столько лет выучила содержание наизусть. Но больше всего меня почему-то разозлило отсутствие завтрака.

Когда встала Сонька, пресловутый завтрак был уже готов, а я с вымученной улыбкой - мне она казалась крайне убедительной - сидела за столом с заранее подготовленным объяснением маминого отсутствия. Раньше выдумыванием оправданий занимался отец, мне это было в новинку, но, по-моему, для первого раза получилось давольно убедительно, Соня не стала расспрашивать, а, может, просто пожалела меня. Я не знала, что делать, мама могла вернуться, когда ей заблагорассудится, а других родственников у нас с Соней не было. Пока моя сестрёнка быстро поглощала свой завтрак, я сидела с ложкой, зависшей около рта, и лихорадочно думала. Первым и, пожалуй, единственным в моём списке стоял вопрос о деньгах, вернее, об их отсутствии. Все это было так ново и поэтому, наверное, так сложно для меня. Я раньше никогда не задумывалась о деньгах, почти никогда не смотрела на ценники в магазине, никогда ни для кого не готовила, не чувствовала ответственности за кого-то еще, раньше ребёнком была я, инфантильной маленькой девочкой, а теперь приходится взрослеть. Я отвезла сестру в школу, сама отсидела положенные шесть уроков и два факультатива, отвезла Соньку в бассейн, из каких-то остатков попыталась сделать обед, забрала Соню, сделала уроки, помогла ей, помыла посуду, уложила мою семилетнюю сестрёнку и уже в начале одиннадцатого без сил рухнула в кровать. «Господи, как же это всё сложно!» - пронеслась в моей голове мысль, я перевернулась на другой бок и уже приготовилась заснуть, но… Тут как молотком по голове.

Я вылезла из постели и, полазив в сумке, вынула заранее купленные сегодня днём несколько газет. Тут я призадумалась, что же я умею делать? В общем-то…ничего. Хотя нет, я неплохо пишу. Ну, и куда мне податься со своим «неплохо пишу»? Я усмехнулась, надо было искать что-то более приземленное, что-то очень приземленное.

Через полчаса упорных поисков я вздохнула, совсем не густо. Но вдруг на глаза попалось «ищем репетитора по немецкому языку. Оплата по договоренности» и номер телефона. Я потянулась было за трубкой, но, взглянув на часы, решила повременить до утра. Школу в этот день я прогуляла. Быстро отвезя Соньку, я вернулась домой и призадумалась: в чём же пойти? По телефону, указанному в газете, я позвонила ещё рано утром и, судя по тону, которым со мной разговаривала Энэсса Вячеславовна, мать моего, надеюсь, будущего ученика, это была та женщина, на которую нужно было произвести впечатление.

Я надолго скрылась я своём немаленьком шкафу в поисках подходящего варианта. В шкаф моей мамы, как это ни было странно, я даже не подумала посмотреть. Однажды я совершила такую ошибку, но, увидев мамочкины «наряды», с грохотом захлопнула дверцы шкафа, хотя тот наряд медсестры до сих пор не выветрился у меня из памяти.

В принципе, это и не удивительно, сейчас моей маме всего тридцать пять, за моего отца она выскочила ещё совсем молодой. Да и он был старше мамы всего на шесть лет. Я невольно вздохнула, вспомнив об отце. Решила, что пойду в костюме, их у меня было всего два, один из которых - чёрный - я надевала на похороны отца.

Когда Энэсса Вячеславовна открыла мне дверь, на мне был костюм цвета топлёного молока с прямой юбкой до колен, волосы я забрала. Беседа протекала, на мой взгляд, давольно натянуто, но Энэсса Вячеславовна была в полном восторге. Мне велели приходить послезавтра к трём. Мишу, так звали моего будущего первого ученика, я так и не увидела, да и что волноваться? Наверняка это будет скромный мальчик лет пятнадцати, в очках, ненавидящий физкультуру.

Мише было пятнадцать, и был это единственный пункт, который я угадала. Он был наглый, хамаватый, избалованный и абсолютно невоспитанный. Я продержалась недели полторы. Потом, после скандала, устроенного его матерью, и с жалкими грошами в кармане, я покинула их квартиру. Я снова брала в руки газету и снова очередная кошмарная работа и снова газета…Спустя почти два месяца и сотни бесплодных попыток, мне пришлось остановиться днём на работе модели для выставок, а вечером я подрабатывала официанткой в ближайшем баре.

Я думала, что этот ужас никогда не закончится, но тут рано утром меня разбудил телефонный звонок. Я, чертыхаясь, сняла трубку. Оказалась, это была моя мать. Моим первым желанием, когда я услышала её голос, было бросить трубку, но я сдержалась.

- Мама, ты что, пьяна? - пришла я в бешенство.

- Детка, папы больше нет, я не могу с этим смириться! - плакалась мать.

- Когда ты вернёшься? – как же мне было неприятно, когда мама вот в таком состоянии упоминала об отце.

- Скоро, детка, скоро, передай Сонечке, что я её люблю…

- Мама, - перебила я ее, - а ты не хотела бы сказать Соне это сама?

- Детка, мне пора, - мать будто не слышала, - люблю вас.

В трубке послышались короткие гудки. Я чертыхнулась. Сидя вечером в вонючем прокуренном баре, я пыталась не думать об утреннем звонке мамы, но не могла.

- Куколка, - услышала я у себя за спиной, - нам два пива.

Я кивнула и пошла к стойке.

Там два пи…- я осеклась. - А где, где мой доклад…я оставила его здесь, - я растерянно озиралась.

- Врёшь, - услышала я из за спины, - никакой это не доклад…

 

Желающим получить полный текст рассказа Татьяны Яниной "Не было счастья, да...", стоит кликнуть строчкой ниже. 

Уважаемые читатели!

В связи с тем, что в настоящее время перевод средств посредством отправки sms на короткие номера блокируется по независимым от редакции причинам, просим все транзакции производить посредством системы web money.



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru