ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / До 18 - ний-й-зя-я!!! 18+ / Капитанская дочь 18+

Капитанская дочь 18+

Если честно, то историю эту я услышал в локальном обезьяннике, куда попал за превышение нормы алкоголя в крови после очередного «корпоратива». Под утро, когда хмельной задор уже вышел и осталась лишь бетонная тяжесть в голове и неуёмная тяга нести всякую чушь, завязалась типичная для таких мест беседа. Почти что научная дискуссия: кто лучше минет делает: профессионалки, в смысле – путанки, или любительницы, то бишь законные жены и незаконные сожительницы? Один сиделец больше на теорию налегает: у проституток опыта больше, и, потом, - конкуренция, борьба за клиента! Другой на собственный производственный опыт опирается: мол, в отечественных условиях чем больше человек работает, тем лучше он халтурить обучается. Третий страдалец за голову держится и мычит про то, что «главное, пацаны, это носоглотка! Если носоглотка у бабца правильно скроена, то...» - а сам аж слюнявыми губищами причмокивает. И тут какой-то пацанчик не выдержал, взвился с лавки, совсем молоденький, и, вроде, вовсе не с бодуна — даже и непонятно, за какие грехи в такую компанию попал:

- Мужики, что за хрень-то несёте? Словно у вас и бабы по-настоящему в жизни ни разу не было!

- А у тебя была? - буркнул было я и тут же осёкся, так как пацанчик и сам по себе выглядел не хило, да и свежая ссадина на всю скулу свидетельствовала о том, что, при случае, ее носитель не задумываясь пустит в ход кулаки.

- Да мужики! - неожиданно всхлипнул мой визави. - А из-за чего я, по-вашему, тут окантовался?!

- Неужто из-за какой бляди? - осклабился кто-то из самого тёмного угла.

- Бляди? - крутанулся пацанчик. - Я те щас такую блядь покажу, что до конца жизни кровавыми соплями умываться будешь!

- Ну, ты садись, садись! - кто-то сбоку навалился ему на плечо. - Нечаво лишку мельтешить! Чай, не у себя в подъезде! За что тебя угораздило-то? - кое как мы успокоили парня, и он рассказал нам свою историю. Передаю ее по памяти, опуская наши и рассказчика междометия, эвфемистические комментарии и прочий словесный мусор.

- В конце лета вселилась к нам в подъезд новая жиличка. Совсем молодая девчонка, может, чуточку постарше меня. Бабуси приподъездные сразу ее вычислили – мол, «проститутка». А как же: живет одна. С утра на работу для отмазки сходит, а уже в обед серой мышкой шмыг в подъезд. И тут же к ней в квартиру мужики. Ладно бы парни молодые, а то все больше лет за сорок, а то и под полтинник, некоторые на машинах, иномарках приезжают. Хорошо, если по одному – иногда по двое, по трое. Какие минут через двадцать обратно отчаливают, другие – до полночи у нее торчат…

И так, считай, каждый день. Мы с пацанами во дворе на лавке сидим, пиво дуем, клиентов считаем. Валерка-Клистир даже доставать меня начал:

- Вон, к твоей опять попёрли! – «к моей» потому, что я с ней на одной площадке обитаю. – Секи, какой амбал. Спорим, она его за полчаса обслужит и выпроводит! – у нас даже что-то вроде тотализатора сложилось: сидим и ставки делаем, через сколько времени от нее очередной кадр выйдет. Проигравшему за пивом бежать.

А однажды (уже зима началась, снег выпал) подруливает к нашему подъезду тарантас размером в два сарая, соседка сама к нему выбегает и в кабину ныряет. А Клистир гогочет, как гусь:

- Это джип Арамчика с рынка! У него одной ноги нет, вот она его прямо в личном транспорте и обслуживает! Спорим, за пятнадцать минут отсосет и побежит баксы к себе в халупу ныкать, спермоглотка херова! – больше всего наших пацанов, конечно, заедал тот факт, что чужим мужикам она, пусть за деньги, но давала, а нас будто не замечала. Среди своих девчонок тоже шалавы еще те имелись, но мимо идут, так хоть потрепаться, поржать остановятся, а иную под настроение можно и в чапыжник оттаранить. А эта бежит, ссутулится и личико отворачивает. Стесняется, надо полагать. Это только в кино ведь проститутки разбитные и форсистые. А в жизни разбитные и форсистые, если хоть капелька мозгов есть, быстро себе постоянного хахаля находят, и сосут уже не хрен, а деньги, и спать с кем попало им уже необязательно. А на таких вот, неброских да бессловесных, судьба и отыгрывается.

И точно, четверти часа не прошло, дверца джиповская хлопает и новенькая к подъезду бежит. Клистир во всю пасть орёт:

- Ну, что я говорил? У кого глубокая глотка, той не порвут колготку! – поэт он у нас такой. Кто-то ей вслед снежок бросил – точно между лопаток залепил. Девчонка обернулась, стоит, глазищами хлопает, а Клистир снежок скатал и по щеке ей вмазал. Тут все кидать начали, всякую ерунду орут, а она стоит, словно понять не может: за что? Снег сырой, тяжелый, гляжу, у нее уже из губы кровь течет. Думаю: шлюха – шлюхой, а беспредельничать тоже ни к чему. Встал, подошел, спиной как бы прикрыл: мне снежки – что дробина слону. Говорю: «Что стоишь? Ждешь, когда кирпичи кидать будут? Беги давай!» – она еще раз ресницами хлопнула и в подъезд рванула.

Если честно, жалко ее мне было. Ночью проснешься, представишь, как сейчас какой-нибудь пузан с базара ее, такую худенькую и большеглазую, трехпудовым брюхом утюжит, так к горлу что-то подступает. А то ведь, слышь, есть такие любители, что плевать им на то, что человека искалечить можно! Чем больше девчонка от боли извивается, тем им слаще! А раз под утро проснулся, и слышится мне, будто плачет она тоненько так, и что-то причитает. Нелегкие, все-таки, эти деньги!

Дня через два после того, как мы ее снежками забросали, собрался я как-то во двор, с пацанами посидеть, может, какое дело заквасить, и, вдруг, соседка в дверь выглядывает. Типа, «такое дело, хоцца свежие шторки на окна повесить, а сил дамских не хватает, помоги стол к окну подвинуть», - то-сё, третье-четвёртое! Что ж, дело соседское, тем более что и рожица у нее не слишком страшная, да и на вид она, если старше меня, то ненамного. Подвинули мы с ней столик, она на него забралась – mama mia! Вроде, и халатик на ней из плотной материи, а на просвет все видно! К гардине потянется – все ребрышки пересчитать можно! Грудки маленькие, аккуратные, вверх сосочками топорщатся! Спиной повернется – ножки как на экране проектора до самой развилочки! Как глянул, так и обалдел!

Соседка шторки повесила, спуститься хочет, а я ей: «Прыгай, ловлю!» – поймал, подхватил, только на секунду прижал ее к себе, а оторваться уже не могу! Словно слился с ней. Она снизу вверх смотрит, голову запрокинула, улыбается, и тоже отстраниться не пытается. И воздух ноздрями тянет, словно принюхивается через расстегнутый ворот рубашки, чем шевелюра у меня на персях воняет. Я ей: «Что, русским духом пахнет?» - и осторожно начинаю спинку ей поглаживать, косточки позвонковые прощупывать, а она: «Ага!» - следующую пуговицу расстегивает и дальше нюхает, будто надышаться мною не может. До джинс дошла, пуговицу только тронула, на корточки села и халатик у нее с плеч как бы сам собой спал, за спиной простынкой лег. Я как увидел, какая она из себя голенькая, на колени бухнулся, плечи целую, ключицы, косточки, что треугольником под горлом сходятся, все ребрышки губами ощупал!

(Увы, но полный текст этой трогательный истории мы можем предоставить только гражданам в возрасте старше 18 лет, и для того, чтобы получить это месиво слов, надо кликнуть на строчку внизу, под текстом). 

Упали, лежим, еле отдышались, и она мне, типа того, говорит: «Извини, что так на тебя набросилась, у меня, может, полгода никого не было», - ни хрена себе, думаю! Во баки заливать!

    - Хорош свистеть, родная! - грю. - Уже весь квартал твою подноготную от «а» до «я» знает, а ты тут целку из себя корчить вздумала! - а у нее аж глаза круглые:

    - Какую подноготную? Ты про что? - тут я ей всё выложил: и про мужиков пятидесятилетних, и почему на нее пацаны злятся, и все остальное прочее. У нее личико сначала всё вытягивалось, даже вроде заплакать захотела, потом шмотки мои в харю мне швырнула и спровадила меня едва не пинками.

Я поначалу даже не очень расстроился: подумаешь, королева шантеклера! Полгода у нее никого не было! Будто весь двор не видел, как она два дня назад в джип к Арамчику с разбега прыгала!

И тут ко мне Клистир с разбитой рожей и поллитрой вкатывается:

    - Ты где был? – оказывается, пока я с этой Нюрой на половике манежился, во двор на четырех тачках прикатили «афганцы» вместе с Арамчиком, всю нашу бражку отметелили и доходчиво объяснили, что нюркин папка в Афгане служил, батальоном командовал. Полгода назад умер, но перед смертью книгу писать начал, типа, в память о погибших товарищах. Теперь Нюрка за него дописывает: большую отцовскую квартиру продала, кончила курсы машинисток, полдня в какой-то редакции наборщицей пашет, на жизнь зарабатывает, а по вечерам дома на компьютере книжку набирает. Бывшие же отцовские сослуживцы ей свои записки, воспоминания несут, бумажки разные из архивов, фотки там всякие.

    Вот это мы всем двором реально попали!

    Только я сейчас не о том думаю. Мне ведь что поначалу показалось? Показалось мне, что глянулся я ей! Потому и позвала шторки вешать. А сейчас вот уже сомневаюсь. Может, просто пожалела! Знала, видать, что афганцы приедут наших ошашелов гонять, вот и тормознула, чтоб мне за компанию не досталось. Я ведь за нее заступился, когда в нее снежками пуляли. Вот и отблагодарила! И время потому так тянула! А я губищи раскатил...

    - Если б просто отблагодарить хотела, так хрен бы она тебе так далась! - утешающе пробормотал я. - Чайком бы попоила и домой отправила! Не, брателла, отпустят нас к обеду, и дуй прямиком к своей Нюре, проси прощения и говори ей самые лучшие слова, какие только знаешь. Потому что такие пилотки на дороге не валяются!

    - Ага, отпустят! Дадут года три, и прокурор еще «добрые слова» добавит!

    - Это за что же ты себе три года отмотать решил?

    - Да почитай, что и не за что! Стали тогда с Клистиром водку пить, полпузыря не осилили, а Клистир уже окосел, к стенке подошел и давай орать во все горло: «Спермоглотка! Ты у меня еще сосать будешь! Попадешься, очко на свастику разорву!» - пришлось доделывать за афганцев воспитательную работу. Только кто же знал, что если у человека мозгов нет, то сотрясение мозга все равно быть может? Мать его ментов вызвала, а я, чтобы мужиков афганских не подставлять, на себя и разбитую рожу его взял, и всё прочее. Года три, как пить дать, намотают!

    - Не ссы! - просипел тот, который в тёмном углу. - Условным отделаешься! А не отделаешься, так мы шепнём той Нюре, чтобы ждала! Полгода без мужика жила, и еще потерпит!

    (Увы, но полный текст этой трогательный истории мы можем предоставить только гражданам в возрасте старше 18 лет, и для того, чтобы получить это месиво слов, надо кликнуть на строчку внизу, под текстом). 

    Уважаемые читатели!

    В связи с тем, что в настоящее время перевод средств посредством отправки sms на короткие номера блокируется по независимым от редакции причинам, просим все транзакции производить посредством системы web money.



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru