ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Suspend'им / Смерть гастролера

Смерть гастролера

Он опустил стекло и, подняв с сиденья бутылку, хлебнул из нее, сильно откидывая голову и морщась от боли в спине и шее.

Вот и все. Осталось самое простое: умереть. Мотор старого "Жигуленка" негромко тарахтел, заполняя кубатуру гаража выхлопными газами. В черепе шумела отравленная алкоголем и углекислотой кровь. Дураки французы: "Шерше ля фам". "Ищите женщину!" Нет, "Вините женщину!"

Впрочем, все это глупость. Винить себя, винить ее, винить водопад страсти, подхвативший и понесший их по своим стремнинам, протокам и порогам… И что за проблема, если один человечишко вдруг оказался над ревущей разверстой бездной?

Завтра или через неделю найдут его труп. Заголовки газет: "Смерть гастролера!", "Самоубийство серого кардинала!"

…Как же это получилось? С чего началось безумие? С ее черного, перенасыщенного азартом и в то же время восхищением взгляда, словно толкнувшего его в грудь посреди залитого брильянтовым светом зала локального гадючника под громким названием «Казино "Мажестик"? Или с той минуты, когда она догнала его в одном из закутков этой клоаки и привалившись тугим, сотрясаемым все тем же азартом и рвущейся наружу жаркой энергией телом, горячо зашептала:

- Мужик, тебе сегодня пруха! Какая пруха! Мне нужен мужик с прухой! Слышишь? Мне тебя надо! Слышишь, поехали отсюда, поехали! - и инстинкт самосохранения стучал в нем тогда, как сейчас стучит движок "Жигуля", но его самого уже не было, он уже растворился в ней - в черном вихре сумасшедшего взгляда, в багряном взрыве поцелуя.

Тогда у него хватило ума не везти ее к себе на хату - она явно была девочкой Куража: весь день отиралась возле него и изображала неземное блаженство, когда холеные лапищи этого губошлепа демонстративно возлагались на ее конфиденциальные части: почти пятидесятилетний дебил с мордой великовозрастного комсомольского работника, очевидно, был неимоверно горд тем, что трахает самую блистательную сучку города. Формально Кураж здесь главный и дразнить его не следовало - все дело завалить можно…

- …Придется тебе, Климок, - как всегда с медоточивостью Иудушки Головлева напутствовал его шеф, - в командировочку сгонять. Не лады что-то у Куража, не лады. Душат наш филиал, совсем житья не дают… Местная шантрапа окрысилась, никакого сладу нет, сами хотят всем заправлять! Выросли паганцы, совсем взрослыми себя почувствовали, э-эх!.. Возьми с собой Филателиста, вдвоем вы быстренько разберетесь. И, кстати, - по лицу утопающего в кресле слизня потекла гадливая улыбочка, - сам-то Кураж хоть и наш человек, но дурак. А есть возле него кто-то умный, но чужой, - так что Клим не удивился, найдя отведенную для "гостя из центра" хату нашпигованной "жучками".

По уму не следовало ехать и в гостиницу к Филателисту: тот приехал отдельно и, чтобы не светиться, осел во второразрядном клоповнике для приезжающих на симпозиумы докторов наук и мелких чиновников, но какой уж тут ум? И где среди ночи искать другую лежанку? А с Филателистом все будет в порядке - кореш еще с каких времен - сколько раз друг другу руки своей кровью мыли?!

Девчонка была не просто так, но шиковала в красной итальянской тарахтелке спортивного покроя и, плюхаясь на обшитое натуральной кожей сиденье, Клим почувствовал себя почти что старцем, выудившем из смрадной периферийной лужи золотую рыбку.

В ту ночь он превратился в наркомана. Его зельем стала она - эта великолепная дрянь - ее тело, ее хриплый, гейзерно взрывающийся смех, ее всеядный, неудержимый азарт и дурман ее духов, и обжигающий пальцы шелк ее кожи, шорох ее одежд, ниспадающих на пол…

За чумной ночкой последовал чумная неделя, чумной месяц. Это была изводящая женщина. Она была с ним и в то же время ее не было; она отдавала себя всю, до последнего стона и вздоха, до последнего всхлипа в прострации страсти, и вдруг уходила, исчезала бесследно, оставляя его в пустом, промозглом, скребущем душу одиночестве.

В такие дни он внешне делал то, что ему и полагалось делать: искал нужных людишек, натравливал одних местных увольней-недотеп на других местных недотеп, угрожал, запугивал, улещал, давал на лапу, потихоньку подбирал кандидатуры на пополнение "коллекции" Филателиста, но на самом деле он искал ее, гнался за ней по холодным угловатым лабиринтам чужого города - кто она? Откуда? С кем спит? Из чьих рук ест? Как ее найти, за что привязать, приторочить к себе эту комету - хотя бы на месяц, неделю, день?

И чем дальше, тем мучительнее становилась эта погоня. У его новой знакомой оказалась довольно путанная и освященная многими скандальными историями карьера. Из-за нее спивались, садились и проворовывались. Сейчас она числилась официальной пассией Куража и безбожно доила эту безмозглую корову. Долгими мучительными ночами Клим прослушивал бесконечные записи с куражевского "гнездышка" (туда аппаратуру он подбросил в первую очередь) и сходил с ума, заводясь от льющегося с магнитофонной ленты ее шепота, ее крика, ее лепета, словно крючком поддевающего душу, от звуков всей той мессы любви, которую служила она, но где его - Клима - не было.

Он катался по койке, исходя зубовным скрежетом, он готов был убить их обоих, взорвать «фирму». Спалить весь город и бежать, бежать, бежать, освободиться, уйти от этой дьявольской муки!

Но потом она вдруг врывалась к нему - чаще всего ночью, под утро, всегда уже на взводе. И все начиналось вновь - безумие, чума, смерч. В серой рассветной одури, опустошенный, изнемогающий, распростертый, он снова молил ее не уходить, не оставлять его, не расставаться вовек - ведь есть же у него в тихой благоустроенной соседней республике и уютный домик, и счет в банке - надо только докончить одно паршивое дельце здесь, в этом вонючем городишке, и… Но она вдруг изворачивалась от него, вздымалась над ним касаткой, вырывающейся из будуарной пены кружев, и, наступая на горло жесткой модельной туфлей, хрипела:

- Что, серой пташкой меня захотел в свою золотую клетку? - и, захватывая кадык в вилку между высоким каблуком и узкой подошвой: - А будешь меня терпеть? Будешь? - и он задыхался в ответ:

- Буду! Буду! - а женщина уже рвала с себя, отдирая от узких бедер скованный металлическими бляхами пояс и хлестала его по вздымающимся от боли ребрам, по извивающемуся животу, по оголенным ляжкам:

- Ну так терпи! Терпи! - и он, стискивая зубы, метался по мокрым от крови и пота простыням, чтобы потом, на грани изнеможения, ощутить на себе благодатную тяжесть ее тела, тиски ее рук, впивающихся в плечи, неистовый напор ее утробы, насаживающейся на торчащий из кровоточащего перекрестья свежих рубцов кол:

- Терпи! Терпи! Терпи!

Между тем дела складывались все хуже и хуже; все шло наперекосяк. Местные чиновные людишки с удовольствием "кушали капусту" с его рук, но молока не давали. Какие-то психопаты пикетировали оптовые склады филиала и били стекла в торговых точках, а ментура, как всегда, ничего не могла поделать. "Их" человек в администрации вдруг залег с дипломатической болезнью в больницу, а местные газетенки ни с того, ни с сего заверещали о недоброкачественности импортных товаров. В довершение всех бед местные "волкодавы" взяли прямо в номере Филателиста - на нем висело три "мокрых" заказа в Москве и Питере, но как его смогли вычислить в этой глухомани?

Чувствовалось, что им противостоит не просто сильный и умный, но и буквально всевидящий и всеслышащий противник. И подтверждение этой идеи не заставило себя ждать...

Желающим получить полный текст новеллы Алексея Тощого, есть смысл кликнуть строчкой ниже. Напоминаем, что людям до 18 лет этот текст читатель не рекомендуется. 

Уважаемые читатели!

В связи с тем, что в настоящее время перевод средств посредством отправки sms на короткие номера блокируется по независимым от редакции причинам, просим все транзакции производить посредством системы web money.



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru