ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Нестандартная литература / Новогодние зарисовки

Новогодние зарисовки

Новый Год в Питере сказочной погодой не баловал. Сказывалось глобальное потепление и наступивший конец света. Об этом заранее трещали простые учёные, знаменитые астрологи, картёжные шулера и жулики всех мастей. Потому погода была, но не зимняя.

В самом конце декабря вдруг навалился «циклоп», который и превратил выпавший ранее снег в грязную кашу, из под которой нагло вытекала водичка, образуя ручейки. По проезжей части водители с удовольствием направляли автомобили в асфальтные колдобины, где грязная, снежно-водяная масса собиралась в лужицы. Колесо ухалось в ямку, брызги летели во все стороны, вызывая живой интерес у тех, кто попадал под колёсный фонтан, и слова благодарности с поминанием порочной мамы и различных органов ещё долго неслись в след создателю фейерверка. Водитель, из скромности, не выслушав в свой адрес напутствие, мчался дальше, радостно хихикая за рулём могучего, стального коня.

Десятки, сотни огней рекламы, уличного освещения, света фар автомобилей, мелькая и отражаясь в водяном покрытии асфальта, полностью мешали реально разглядеть дорогу под ногами, потому уже через малое время туфли промокли и, если бы не быстрое передвижение, пришлось возвращаться домой. А так, вперёд, к познанию красоты и истории. Мрачно - сырые тона природы не мешали любоваться парадными фасадами дворцов города, не похожими один на другой. Витиеватым ограждением каналов. Церковными куполами, башенками. Садами и парками, которые даже под покрывалом грязного снега, могли похвастать правильностью дорожек и ухоженностью.

Тротуары, прилепившись к домам ровно настолько, чтобы разминуться человеку, чавкали снежной грязью, заставляя регулярно останавливаться в поисках созданной человеческими руками кочки, чтобы в очередной раз не окунуться по щиколотку в ледяную кашу. Да над головой ещё одна радость, которая и помогла понять всю прелесть витиеватых крыш старинных особняков. И если бывалые горожане нет - нет, да задирали лицо вверх, соображая, успеют или нет нырнуть в арочную подворотню от громадной льдины, то гости города всё больше смотрели под нос, оберегая обувь от ласкового соприкосновения с холодными потоками снежной грязи.

По тротуару спешит мадам, словно праздничная ёлка, обвешанная пакетами с продуктами к новогоднему столу. Осталось всего ничего до перекрёстка, когда перед её фигурой вдруг сверху упала снежная груда, похожая на ледяной ком довольно приличного размера. Дамочка застыла на месте. В глазах животный испуг. За её плечами прохожий, увидевший обрушившуюся глыбу, вдруг крикнул:

    - Ло – ожись! - дамочка беспомощно повела глазами, кажется вот - вот упадёт в обморок, пришлось как то привести её в чувство.

    - А как? Вдоль или поперёк? – бросил вопрос в сторону хозяина команды. Ответа не последовало, так как сзади дамочки, уже меньших размеров, грохнулась вторая порция снежного безобразия. И дама стала плавно оседать прямо в грязную лужу. Подскочил, подхватил под руки. Она, ещё не ориентируясь в обстановке, молча покорилась. Потащил на противоположную сторону, лавируя между проезжавшими автомобилями, приговаривая:

    - Успокойтесь. Дед Мороз вам сделал такой подарок к Новому году! Жизнь подарил! Это многого стоит.

    - Ой, спасибо! – наконец прорезался голос, она обрела дар речи. – Так испугалась! Подошли ещё несколько прохожих. Кто-то успокаивал, кто то предлагал пройти в аптеку за нашатырём. Всезнающая бабуля вдруг вспомнила:

    - Недавно по телевизору передавали, глыба упала с крыши, наповал убила прохожего.

Наконец дама окончательно пришла в себя, и народ ручейком побежал по своим делам. Только сейчас заметил вывеску магазинчика женского белья и стоящую рядом продавщицу с сигаретой. Она плавно подносила её к губам, делала спокойную затяжку, ленивым взглядом наблюдала за происходящем на противоположной стороне. Усмехаясь, что то говорила стоящему рядом амбалу. Наверное, охраннику.

Пришлось познакомиться поближе.

    - Мадам, - прошагал за ней следом в зальчик магазина, - у вас есть что-то в подарок? Жене к Новому году!

    - Вон, выбирайте! А что интересует? – лениво спросила девица. - Лифчики самые что ни на есть, и трусики. Размера, эдак, под восемьдесят. Охранник с любопытством поглядел в мою сторону, перевёл взгляд на продавца.

    - И этим богатством единолично владеешь? – опять уставился на меня. Девица за прилавком так же с любопытством ждала ответа. Сделал смущенное лицо, пальчиком ткнул в витрину, вроде как дырку хочу сделать. Покрутил его, и скромным голосом ответил:

    - Да нет! С другом делим счастье. Пополам, как в песне.

    Наконец, дошло до собеседников, девица улыбнулась:

    - А чё по ушам беспокоишь?

    - Да как-то неприятно было наблюдать вашу реакцию, когда дамочку чуть не завалило. - Это тебе в первый раз. А я уже насмотрелась, – продавщица вдруг оборвала смех, голос стал злым. – Недавно мужику руку повредило, на моих глазах. И бежать с тротуара некуда. Проезжая дорога вечно загружена. Одна бабка шарахнулась, так чуть под колёса не попала.

    - Ладно, спасибо, что не отказали в просьбе! – завершил беседу и выкатил на улицу. В грязь, сырость, свето-неоновый шабаш.

    Дальше путь пролегал в окружении более безопасных крыш, с которых нет-нет, да и сваливалось счастье, вроде русской рулетки.

    Так, озабоченный происшествием, и добрёл до канала Грибоедова, где в эти предновогодние часы жизнь в маленьких ресторанчиках и кафе – барах, только налаживалась. Они прилепились один к одному, дверь к двери, и подумалось: ежели в «отличном» настроении выскочишь на улицу покурить, то можно и не найти дверь, из которой выпрыгнул. Пожалеть клиентов не успел, когда за спиной раздался женский щебет:

    - Молодой человек, вы наверное не из нашего города! В таких шапках сейчас не модно, – девица лет 35, с зонтиком поравнялась со мною, и пошла, вроде как в одном строю.

    - А чем не нравится моя норка? – стало обидно за одеяние. – Одевать вязаную шапку, или кожаную кепи, что ли?

    - Ну, у нас в городе так принято. Вы, наверное, замёрзли?

    - Да нет, – холода действительно не чувствовал. – Сырости много, а окружающая среда, знаете ли, согревает. Мозги работают. Идёт поглощение информации об исторических картинках, которые завораживают, превращая действительность в сказку. Она мягко ложится и сортируется в головном сооружении. Короче, мёрзнуть некогда, – обрадовался, что попался попутчик.

    - Так может, чаю выпьем? – дамочка открыла зонтиком лицо, которое было довольно приличным. Без излишней косметики, миловидным. Со вкусом подобранный гардероб. Всё это и притупило сознание у старого кобеля. Под влиянием окружающей сказки, показалось, Бог послал обитателя этой сказки. Стоит закрыть глаза и передо мною уже в одеждах времён Екатерины предстанет моя собеседница. На худой конец, в облике Снегурочки.

    - А вы составите мне компанию? – идея с чаем понравилась. Об остальном, даже и подумать не посмел, оробел, так городские картинки повлияли. Хотя твёрдо понимал, хлебом единым в городах командировочных сыт не будешь.

    - Ой! Даже не знаю! – озабоченно проговорила мадам. Она застыла на перекрёстке канала и Конюшенной площади, беспомощно стала оглядываться, как бы решаясь на безрассудный поступок. Мне понравилась её скромность, поспешил на помощь. - Для начала, как вас звать? Меня Романом, – в планы входило только знакомство за чайным напитком, но сказалась старинная привычка выдавать имя экспромтом. Старый метод, и немного с дефектом. Потому как тут же сам забываешь, кем назвался, и уже откликаешься на любое имя, которым награждала случайная знакомая. - Хорошо, - она, наконец, приняла решение. – Звать меня Марианна. Я согласна составить вам компанию в ресторанчике, - сказка продолжалась. Я взял даму под руки и, перешагивая лужицы, ручейки, провёл мою попутчицу к ближайшей двери заведения.

    Как и подобает в предновогодние часы, зал ресторана мигал всеми цветами радуги. Столики были заполнены наполовину, звучала лёгкая музыка. У стойки скучала официантка, которая сразу, улыбаясь, кивнула головкой, приглашая занять место. Почему-то гардероба не наблюдалось. Верхнюю одежду предложили повесить на ажурную вешалку, которая примостилась аккурат возле столиков.

    - Вы откуда? – щебет наполнял мои уши. Захотелось моей Снегурочке открыть свою душу. Похвалить город и его каналы. Меня понесло. Я старался изо всех сил, когда, наконец, заметил её скучающую физиономию.

    - Дядя! – она спустила меня на землю. – Так и будем чай хлебать? Может, вина закажешь? Или шампанского, – она опять улыбнулась обворожительной улыбкой. Как я стал себя ненавидеть в эту минуту! Поддался на новогодние огни и чудные пейзажи славного Петербурга? Так просто попался на удочку, рисуя перед собой сказочную Снегурку! Наконец понял, кто передо мной и решил исправить положение.

    - Можно я вас буду называть Марго? Где то слыхал это имя.

    - Книга такая есть. Про королеву, – Марианна, видно, в детстве читала.

    Пока выясняли, кто написал, принесли вина, шампанского. Я постарался, чтобы у моей дамы бокал не пустовал. Да и Марго была не против, лишний раз приложиться к фужеру и уже через час довольно откровенно заговорила о стоимости услуг, которые оказывает. Оказалось, ежели на всю ноченьку, то удовольствие будет стоить восемь рублей с тремя нолями.

    - А почему ты не пьёшь? – вдруг Марго оторвалась от выпивона.

    - Жена не велела. Да и в чужом городе как то не того, – промямлил я, поглядывая на входную дверь.

    - Фу, жена! Что, про любовниц тоже у жены спрашиваешь?

    - А это кто такие? – тут уже сам Бог велел включаться в игру. Тем более, Моя Марианна уже навалилась на стол, глаза блестели, и горошек с трудом попадал на острие вилки.

    - Ты не знаешь, кто такие любовницы? – она смерила меня насмешливым взглядом. - Ну – у, от слова любить. Значит, жена. А кого ещё называть любовницей?

    - Дядя! Откуда ты свалился? – в голосе уже слышались злая насмешка.

    - Из тайги. На нижней Волге, аккурат, она самая там есть.

    - Понятно. Медведь, значит!

    Дальше разговор продолжался в том же духе, пока моя Снегурочка вдруг поднялась, и нетвёрдой походкой удалилась в дамскую комнату.

    - Мужчина, - подошла официантка, - ты где её выудил? Не хочешь приключений, вали по добру по - здорову.

-Так она вроде как Снегурочкой привиделась. Вокруг такая красотища, а тут пожаловала. Вот и размяк, – начал оправдываться.

    - Да все вы кобели. Лучше иди от Вальки – напёрстка. Она баба известная. Пришлось выскочить на улицу. Только прошёл некоторое расстояние, дверь очередного кафе распахнулась и из неё вывалился молодец. Рубаха до пупа расстёгнута, волосы дыбом, глаза в разные стороны, вроде как у зайца. - Мужик, - миролюбиво подкатил ко мне. – Зажигалка есть?

    - Конечно.

    - А ты не местный?

    - Да вроде того.

    - Оно и видно. А я здесь живу с 83 года. Полюбил город. Пока мы с ним разговаривали, опять вышли на канал Грибоедова. Мой новый приятель - Сергей - вдруг остановился и, глядя на красивую церковь, спросил:

    - Ты знаешь, что это за сооружение? – и тут же сам ответил: - Это Спас на крови, - Сергей был изрядно пьян, но вдруг заговорил вполне трезвым голосом: - На месте Спаса был убит царь Александр-2.

    Дальше почти точно, как описывали современники эту трагедию, он рассказал всю картину того события. Было интересно наблюдать, как только что пьяный мужичок, еле ворочая языком, вдруг пришел в себя. И ко всему, вполне трезво, начал рассуждать о трагедии. Конечно, в темноте я не знал, что за церковь передо мной и беседа для меня была поучительной. - Сергей, а службы там ведутся?

    - Нет, был музей картин, икон. Вообще, спас на крови это как память по убиенным от рук террориста.

    - А какие картины там есть? Третьяковка, наверное, проигрывает.

    - Ну – у, что ты! Конечно, нет. Но подлинники Айвазовского, кого-то ещё, кажется, были.

    Потихоньку двигаясь вдоль канала, подошли к Гороховской улице, где мой добровольный гид начал прощаться.

    - Извини, друган. Город мне стал родным. Времени нет его изучать, но когда есть, стараюсь для общего развития. Интересно. А за Спасом, Михайловский сад и дворец. Вот оттуда и возвращался Александр в Зимний. Но не судьба! Прощай! – крикнул он, скрываясь за дверями ресторана.

    А новый год неумолимо приближался. Пока топал до Большой Монетной, было заметно, как пустели улицы. Лишь на перекрёстке с Каменноостровским проспектом шибко неопрятный мужичок, обутый на одну ногу в ярко–белый балахон, тащил в каждой руке целлофановые пакеты, по пути заглядывая в урны.

    - Дядя, с Новым Годом! – захотелось поздравить Питерца. Он что - то пробормотал под нос, зло стрельнул глазками и повернул в мою сторону грязно – коричневое лицо:

    - Лучше бы денежку дал на хлебушек.

    - Денег не жалко, только ведь не по назначению потратишь? А?

    - Ты сперва дай, а потом попрекай, – резонно ответствовал грязный тип.

  - В каком колодце живёшь?

    - Из Тихвина я. Сын выгнал из квартиры, - плавно полилась речь о незавидной судьбе, плохих родственниках, и о том, что можно услыхать от бродяжек. Как только в руках мужичка появилась купюра, он не смущаясь нырнул в магазинчик, но тут же выскочил и направился ко мне.

    - Выгнали меня, купи пивка.

    - Ладно, в честь праздника, давай.

    Мужичок молча вырвал из рук бутылку и тут же исчез. Дальше уже никого на пути не встретил, потому уже перед парадным подъездом опять оглядел старинные строения, которые окружали со всех сторон. Люди, которые попадались на пути, их озабоченный вид говорили о том, что город живёт обыденной жизнью нашего времени, и петербуржцы, как и везде, мало обращают внимание на окружающую среду, настолько привычна им панорама города, его величие и красота. А как хотелось бы, чтобы эта монументальная красота хотя бы время от времени пробуждала их, выводила из этой зомбированности обыденности, и подсказывала, что в жизни хоть что-то должно меняться, становиться иным, лучшим, более чистым, благородным, вечным!

     О. Круг.

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru