ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / До 18 - ний-й-зя-я!!! 18+ / Карлик Нос, или Размер имеет значение 18+

Карлик Нос, или Размер имеет значение 18+

В тот день я наглухо застрял. В аэропорту. Такое на 1/6-й части суши бывает.

К счастью, у моего соседа по лавке оказался журнал с кроссвордами, а у меня – зачатки эрудиции. Постепенно на противоположной скамейке укомплектовалась подходящая компания – три самочки вполне репродуктивных лет, смазливой наружности и командировочного пошиба. Когда кончились кроссворды, начали травить анекдоты, всё более откровенные – наши соседки явно были выше того, чтобы жеманиться; когда кончились анекдоты, начали просто трепаться. Чтобы как-то стимулировать процесс, договорились провести тур вопросов-ответов “о самом-самом” – типа, каждый может узнать у “оппозиционной скамейки” “все то, что вы хотели знать, но стеснялись спросить” - “а что тут такого? Вот сейчас объявят посадку, и разлетимся в разные стороны, и больше друг о друге и не вспомним”.

У девчонок вопросы отказались откровенно слабыми. Блондинистая Наташа поинтересовалась, по каким признакам “джентльмены выбирают”: цвету волос, длине ног, величине груди – пришлось ответить, что “встречают по одежке, а провожают тех, кто ближе живет”. Рыженькая Ирина глубокомысленно спросила, что чувствуют “эти гады волосатые”, когда изменяют женам? – “Примерно то же самое, что и с женами”. Черненькая Софья пожелала стать “своей в доску” и сделала запрос про позы – оказалось, что мы с Петром – так звали моего соседа - избытком фантазии не страдаем и бутербродимся со своими половинами и всеми прочими, преимущественно, по-миссионерски.

Пришла наша очередь спрашивать, и, пока я чесал репу, Петька громыхнул: “Размер имеет значение?” – и даже приосанился на лавке, словно гаубица после выстрела.

Блондинистая Наташа распахнула ресницы и изумленно пролепетала: “А что, ОНИ разве не одинаковые?” Рыженькая и крепкая, как маринованный грибок, Ирина скромно констатировала, что “конечно, приятно чувствовать что-то весомое, но это удовлетворение скорее моральное”. Наконец, брюнетка Софья опять оказалась своей в доску и на весь зал оповестила о том, что у нее есть знакомый телевизионный мастер, у которого “один палец стоит больше, чем все “болты” мира”.

К тому времени объявили, что все вылеты откладываются до утра, и во всю широту встал вопрос, как устроиться на ночлег.

Блондинистая Наташка томно известила окружающих, что “еще одну ночь на этой скамейке” она не вынесет. Рыженькая Ирина оптимистично пообещала: “отдамся за постель”. Софья вновь оказалась достойной своей шевелюры и конкретизировала: “Если б вы, ребят, нашли какого-нибудь одинокого мужика с квартирой, то капитальную б устроили групповушку, лишь бы не торчать здесь до семи утра!” Я уж хотел ответить в том плане, что если бы они нашли одинокую бабенку с квартирой, то мы согласны обойтись и без групповушки, но Петр опять меня опередил: “А что, есть вариант. ГИП установки, ради которой я приезжал сюда в командировку, очень любезный человек, одинок, с квартирой и, вроде бы, не жлоб. Есть, правда, одно “но”… “Какое может быть “но”? - завопила вся троица. – Звони скорее, первый час ночи! Скажи, что баб везешь – сразу пустит!”

Однако “но” все-таки нашлось. “Главный инженер проекта” оказался не просто карликом-горбуном – природа словно специально потрудилась, чтобы создать максимально карикатурный образ: ослепительную лысину обрамлял венчик волос, напоминающий перьевой ошейник грифа, сизые мохнатые уши размером равнялись боксерским перчаткам, тонкие ножки поддерживали кургузое тело как раз на уровне локтя Ирки – самой миниатюрной в нашей компании. И всю эту экзотику венчал нос – фантастический нос размером с самый большой томогавк Чингачгука, с обухообразной горбинкой и широченными ноздрями, из которых в разные стороны торчали пуки растительности.

“О, боже, - охнула брюнетистая Софья, едва только дверь в квартиру гостеприимного хозяина открылась, - удружит же господь человеку!” Блондинистая Наташа, снимая в прихожей сапоги, неожиданно прижалась ко мне и шептнула: “Когда будем ложиться спать, скажи, что ляжешь только со мной!” Практичная Ирина, оглядывая скромное жилище, лишь поинтересовалось: “А телефон у вас где, чтоб такси вызвать?”

Но, видимо, наш хозяин иного и не ожидал; и, при таком аффронте, показал себя вполне светским и гостеприимным человеком. В маленькой гостиной нас ждал столик, накрытый бутылочкой приличного вина, яблоками, печеньем, ветчинкой. Кроме того, карлик оказался удивительным собеседником – не навязчивым, но умеющим исподволь захватить внимание, к месту рассказать подходящий анекдот, вспомнить что-нибудь забавное, а то и просто поддержать беседу удачным примером. Всего через четверть часа он уже не казался столь устрашающим, после третьей рюмки его внешность представлялась вполне привычной и трудно даже было представить себе, что нас в этом городе мог приютить какой-либо иной человек.

Но пробили ходики; Карлик Нос глянул на часы и пророкотал своим густым обволакивающим басом:

- Ба, вам же завтра улетать! – и извинился за то, что не может предложить нам в своей однокомнатной квартирке комфортных условий: двое теоретически могут разместиться на диване, троим он предоставит отличный, толстый и мягкий матрас, чтобы спать на полу, “…а я, по-стариковски, с вашего позволения, лягу на кухне на раскладушке”.

Девушки благородно уступили диван нам с Петрухой; наша компания была настолько утомлена сидением в аэропорту, что через десять минут зубы у всех были прополосканы, сорочки – переодеты, свет погашен, и Петька даже начал слегка прихрапывать.

Я вообще плохо засыпаю на новом месте, а если недопью, то - тем более. Но и ситуация была не из тех, чтобы бежать за бутылкой, и пришлось изобразить погруженную в сон добродетель.

Кроме меня, не спала еще Наташка. Звучно вздыхая, она с полчаса ворочалась, потом я услышал ее пронзительный шепот:

- Девки, вы не спите?

- Спим! Тебе что?

- Девки! Я так не могу! Человек ведь пристроил нас, накормил, спать положил…

- Ну, и что теперь?

- Так он ведь, наверное, надеялся, что не просто так… У него, может, и женщины никогда не было… А мы, получается, как бы динамим.

- Да ладно тебе! Спи давай! – но жалостливое сердце блондинистой Натальи не могло успокоиться и, поворочавшись еще минуты три, она пропыхтела:

- Не, вы как хотите, а я пойду. По-людски ж нужно! - и размашистым движением натягивая тугим бедром коротенькую ночнушку, шагнула на кухню. Немедленно возникшие акустические явления показали, что Карлик Нос, несмотря на рост, - мужик не промах. Во всяком случае, вздохи и причмокивания вскоре сменились ритмичным поскрипыванием и другими не менее характерными звуками, и продолжалось это настолько долго, что я, убаюканный их монотонностью, успел задремать.

Проснулся от нового звучного наташкиного шепота:

- Ой, девоньки, сладко-то как! – она с размаху растянулась на матрасе и в дальнейшем я слышал только сумбурные обрывки целомудренной девичьей беседы: - Не поверите!.. Прям как вареная колбаса! Нет, не тоньше! Не-е, правда! Ему самому аж до подбородка достает!.. Он даже расплакался, когда я подошла… А потом всю вылизал, - ублаженное хихиканье и завершающий комментарий: - И язык – совсем как змейка! Куда только не достал! – дальше - неразборчивое и, затем, смятенный вопль Софьи:

- Да не может такого быть!

- Проверь сама, он все равно не спит! – шелест отбрасываемых простыней и силуэт Соньки, рванувшейся на кухню. Дальше – по заведенному сценарию: вздохи, чмокание, хлюпы, всхлипы, скрип раскладушки, приглушенные стенания и, в завершение, явление Софьи:

- Ирка, пойдешь? Ох, потянул! Ох, потянул! Вот уж удружил господь человеку, так удружил! Словно бочку с медом заквасил, аж до печенок разлилось! Ступай, Ирк, хоть узнаешь, какие мужики бывают! – деловитая Ирина беззвучно шмыгнула в темноту кухни.

И пошла круговерть - на всю ночь. Просыпаясь время от времени, вникал в диалоги типа:

- Да что ж она там, спать легла? Наташка, ты идешь сейчас, или нет?

- Ой, девки, уморим ведь мужика!

- Да брось ты, он вон какой! Не успеешь утереться, а у него опять стоит! У обычного мужика от сердца до гузна добрых полметра, а этого – всего-то сантиметров пятнадцать, вот и накачивает сразу же!

- Жалко же его! Он же маленький, как ребеночек, а нежный уж какой! Ручки миниатюрные, щекочет, словно перышком шебуршит…

- Ну и лежи бревном! Я вместо тебя пойду! Ручки у него миниатюрные! Зато то, что нужно, не миниатюрное! – угомонились девушки, только когда уже светать начало. Чуя, что пора сходить отлить, я поднялся и побрел к месту общего пользования. Не утерпев, из любопытства глянул на кухню. Герой-любовник, в верблюжьем халате до пят и шлепанцах на босу ногу, возился у газовой плиты.

- Вот, кофейку хочу согреть, - почему-то извиняющимся тоном произнес он. – Вы будете? – триумфально сверкавшая вчера его лысина теперь приобрела какой-то синюшный оттенок, циклопический нос заострился и обтянулся пергаментной кожей, а грифье ожерелье волос на черепе торчало слипшимися фитильками в разные стороны. Но держался он вполне бодро.

- И мне кофе! - за спиной у меня, придерживая на груди расхристанную ночную рубашку, стояла Ирина и смотрела на меня тем взглядом, которым в былые времена, очевидно, смотрели приближенные к телу вожака самки на приблудного чужака. Я засмущался и улепетнул по своим делам. Возвращаясь из "зала уединения", мог только краешком глаза глянуть на кухню и удостовериться, что рыженькая Ирочка, наклонившись к подоконнику, вроде как бы пытается что-то рассмотреть в предрассветной мгле за стеклом, Карлик Нос же зачем-то пристраивает позади ее пяток небольшую скамеечку, обычно используемую при переобувании…

Утром вызвали такси и засобирались в аэропорт. Первой потерялась предприимчивая Иринка. Едва мы отъехали пару кварталов, как она засуетилась и, пролепетав:

- Ой, совсем забыла! Меня ж мама просила купить здесь часы, - попросила остановить.

Уже неподалеку от аэропорта сбежала Натаха:

- Притормозите, пожалуйста, я тут немножко пешком пройду, воздухом подышу, а то что-то голова кружится, - пока мы отъезжали, было видно, как она погаллопировала к автобусной остановке на противоположной стороне улицы.

Остаток пути чернобровая Софья разъяренно сопела, а когда мы уже вылезали из такси, разразилась яростной тирадой:

-Вы, думаете, куда эти фефелы подались? Думают, меня вокруг пальца обвели? С хвоста сняли? И все – тишком-молчком?! Черта с два! Шеф, обратно! Полсотни сверх счетчика, если опередим этих сосок!

- Что это они? – растеряно молвил отоспавшийся Петруха.

Действительно, что это они?

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru