ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Немного мистики / Храм Сатаны

Храм Сатаны

Игорь Парфёнов

 

Глава 1: похороны

 

Небо нахмурилось, солнце, которое ещё минуту назад приветливо светило мне в лицо, теперь скрывалось за необъемлемой гранью седых облаков. Словно набитые свинцом, они пьяно тащились по небу и уходили из поля моего зрения. Тёплый весенний ветерок, едва колыхавший свежую траву, грозил перерасти в ураган, рвущий и мечущий всё на своём пути. Вместе с ветром, холод проникал в моё тело, заставляя волосы на затылке встать дыбом. И хотя на часах был полдень, взглянув на потемневшее небо, в это становилось трудно поверить. Кульминацией всего этого стал дождь, вначале тихий и безобидный, но вскоре достигший гордого названия "ливень". Казалось, природа тоскует вместе со мной и наравне разделяет мою горечь.

 

Дождь, нещадно хлеставший в лицо, заставил меня оторваться от моих размышлений. Я поглубже закутался в свою куртку, как бы пытаясь поймать уходящее от меня тепло. Но хоть в чем-то мне повезло - я стоял на кучке щебня, поэтому тяжелые капли не размывали почву у меня под ногами. Погрузившись в тяжелые мысли, я даже забыл, где нахожусь, но теперь воспоминания невольно пробирались в мою голову. Увидев всех этих толпящихся людей, плачущих, курящих, что-то бормочущих или же просто стоящих со скорбными лицами, мне захотелось побыстрее уйти отсюда, даже более того - бежать, не оглядываясь, оставляя всех их, смотрящих мне вслед. Всё - же я переборол в себе это желание, понимая, что придется стоять здесь до конца.

 

Кресты и надгробья образовывали странную, причудливую, но в то же время завораживающую ауру всего здесь происходящего. Они стояли, покосившись, но всё равно несли в себе нечеловеческую мудрость, и, казалось, насмехались над нами. Они как бы спорили между собой, протягивая руку нам - простым смертным, кто же из здесь стоящих вскоре окажется на том свете. Что-то подсказывало мне, что им буду я.

 

Густая серая масса людей стояла в оцепенении. Кто-то из них месил размокшую глину под ногами своими грязными, промокшими ботинками, кто- то держал в руках давно затушенные дождём остатки свечей. Но большинство просто глядели на священника, подставляя лица дождю и ветру. Святой отец старался побыстрее закончить службу, на его лице легко можно было заметить безучастность и усталость, хотя он и пытался скрыть это за маской сочувствия. Его ряса лоснилась от влаги, с чёрной бороды обильно капало. Бенедикт - так вроде было его имя.

 

Наконец- то додумались заколотить гроб. Я в последний раз взглянул на свою любимую, слёзы вперемешку с водой потекли по щекам. В ней не было заметно и тени того ужаса, который должен был перенести человек в последние секунды жизни. Особенно, если принимать во внимание то, какой смертью она умерла. Напротив, неприкрытая улыбка озаряла её прекрасное лицо.

 

Бенедикт закончил и, вздохнув, наклонил лицо, гроб медленно опускали в промокшую могилу. Бросая горсть земли, я словно отрывал часть своей души, мои руки одолевала дрожь, которая стократно усилилась, когда заработали лопаты. Глухой стук о дерево заставил меня уйти, поскольку каждый удар отзывался болью в моём сердце.

 

Перепрыгивая через обширные лужи, я не торопясь брёл к машине. На секунду я задержал взгляд на священнике. Он тоже смотрел не меня. Его обветренное лицо как бы говорило: "Тебе наверняка очень трудно. Если хочешь, ты можешь всегда придти ко мне". То, что мне действительно будет очень трудно, я принимал как должное. Но мысль о том чтобы идти к священнику на исповедь была явно противоречива моему чувству достоинства.

 

Я сел в машину и поехал прочь от этого страшного места.

 

 

 

Глава 2: звезда смерти

 

Вечерело. Сумерки опускались на землю, в воздухе пахло дождём. Несомненно, эта ночь ещё порадует меня потоками ливня. Я сидел у окна и в абсолютной тишине наблюдал за борьбой света и тени. На свою беду утром я отыскал два ящика красного вина, и теперь стремительно заполнял им образовавшуюся в душе пустоту. В настоящий момент эта дыра была даже переполнена и вино без конца пёрло наружу. С момента смерти Дианы горечь потери уступила место именно пустоте, уничтожающей и беспощадной, которая разрывала мне грудь и не смолкая кричала имя моей мертвой невесты. Ещё одно желание - последний раз поговорить с ней, ещё раз обнять её, переросло в манию спиритизма и некрофилии. С этой целью, в обед я стал рыться в личной библиотеке, разыскивая информацию об оккультизме и общении с мёртвыми. Горы этих книг стояли на столе, каждая несла в себе увеличивающуюся (по мере приёма вина) надежду.

 

Я отодвинул бутылки и затянулся сигаретой. Дым моментально заполнил комнату. Запах медленно, но верно становился вонью, и я открыл окно. Вдыхая свежий уличный воздух, я ругал себя за то, что не додумался сделать этого раньше. Мой взгляд скользил по мокрой дороге, по стенам домов, окнам чужих квартир, облакам на небе. И тут я заметил ее - эта звезда одиноко горела на небе, мгновенно всё остальное померкло перед её светом, я в отчаянии и восхищении не мог отвести глаз. Вдруг в моей голове зазвучали слова:

 

- я восхищаюсь тобой.

 

Не понимая, что происходит, я пытался найти в своей памяти способ вести диалог со звездой. Наконец я просто послал мысленный сигнал.

 

- что за дерьмо? Кто ты?

 

-мм…тяжело объяснить. Можешь называть меня как хочешь, для всех остальных я просто одна из звёзд.

 

- ты сказала, что восхищена мной! Почему?

 

- впервые я вижу такое упорство вновь вернуть мёртвого.

 

- ты следишь за мной?

 

- нет. Но теперь начну. Твоё имя Джонатан?

 

- что, чёрт возьми, тебе нужно от меня?

 

- чтобы ты засунул своё упорство подальше!!

 

- что?!?

 

-даже не думай об этом! Это не твоего ума дело! Забудь и всё!! Ничего хорошего из этого не выйдет. Её душа до сих пор на земле, поэтому твой спиритический сеанс, о котором ты мечтаешь весь день, вполне может удаться. Но я не советую тебе этого делать.

 

- скорее всего, я не смогу перебороть себя. Особенно теперь.

 

-ты вообще слушал меня или нет?! Этого нельзя делать!! Поговорим позже. Я попытаюсь объяснить…

 

Связь прервалась, ощущение было такое, как будто мою душу толчком пихнули обратно в тело. Уцепившись за бутылку вина, я посмотрел в ночное небо. Звезды не было. Про себя я уже обозвал её "Звездой смерти". Что это за бред?! Со мной только что говорила звезда!!! Чёртова звезда минуту назад ГОВОРИЛА СО МНОЙ!!! Или мне почудилось? Всё, на сегодня хватит! Пить надо прекращать. Выкинув тлеющий окурок я поплотнее закрыл окно и лёг спать.

 

Вопреки моим ожиданиям, сон пришёл почти сразу, как только я лёг в кровать. Начался он с того, что я очутился на дороге, лёжа на асфальте, и благодарил бога, что только что меня не переехал грузовик, мчавшийся позади меня с угрожающей скоростью. Попытка встать на ноги не сразу увенчалась успехом, собрав всю волю в кулак, я всё же приподнялся на локтях и скорее пополз, чем пошёл к обочине.

 

Теперь я осмотрелся. Это место словно осколок стекла врезалось в мою память, сомнений не было: я на пути к кладбищу. Почти около него, того самого где был несколько дней назад. Из одежды на мне были лишь джинсы, ботинок не было и я, хоть и во сне, чётко ощущал боль в ногах: земля была густо усыпана гравием. Эта проклятая звезда освещала мне путь, как бы приглашая меня пойти по этому следу. Странно, заметил я, что звёзды горят в затянутом тучами небе. Не став испытывать судьбу, я поплёлся по освещённой тропинке.

 

Дорога была, скорее всего, единственной в округе, она пролегала через бескрайний лес. Впереди я увидел поворот на кладбище. Босые ноги постоянно разъезжались в грязи, комья земли сновали взад- вперед между пальцами. Как- будто я месил ими раствор в корыте. Споткнувшись о бордюр, я упал и завыл от боли. Налипшая на ступни грязь немного смягчила удар, вскоре я снова встал и, подпрыгивая, пошёл дальше. Я оглянулся и был неприятно удивлён: дорога, в метре позади меня, теряла очертание и растворялась в темноте. Как я и думал, обратной дороги не было. Пока я размышлял об этом, поворот остался у меня за спиной и я вплотную подошёл к воротам кладбища, «Ваундед Хилл»- гласили готические буквы. Не задумываясь, я переступил границу и вошёл в обитель усопших. То, что ворота не были закрыты ночью, меня не очень удивило, я вообще перестал удивляться чему бы то ни было после того как со мной стали говорить звёзды.

 

Ковыляя между надгробиями и хитросплетениями крестов и оград, я искал глазами заветную могилу. Она предстала передо мной такой, словно акт вандализма завершился прямо перед моим приходом. Земля раскидана по сторонам, надгробие покосилось, крест я даже не смог найти. Тяжёлая могильная плита была перевёрнута, гроб был пуст, крышка лежала поодаль.

 

Я огляделся и только теперь заметил ее. Диана смотрела на меня, не скрывая радости. Её чёрное погребальное платье свалялось, и всё было перемазано в грязи, земля забилась под её ногтями и в волосах. Я бросился к ней и обнял её за талию, не удержавшись, мы упали на сдвинутую могильную плиту. Она осыпала мои шею и щеки поцелуями, я отвечал ей тем же. Слёзы радости хлынули из её глаз и, обжигая, падали на мои губы, холодные как- будто льдинки, они заставили меня немного притупить ласки. Она не замечая этого, ещё плотнее прижималась ко мне.

 

"Почему ты позволил ему убить меня?" - эти слетавшие с её губ слова больно ударили по моему сердцу. Совершенно не ожидая такого вопроса, я не знал, что на него ответить. "Священник, это он! Он давно вынашивал план моего убийства! Я каждый день читала это в его мыслях!" Пока я пытался осмыслить её последние слова, она подняла своё заплаканное лицо, полное бессильной злобы: "Но ведь ты отомстишь за меня? Убей его, умоляю!" Я посмотрел на неё, пытаясь что - то сказать, но она продолжила: "Если ты ещё любишь меня!" Да, я любил её, и, скорее всего, буду любить до своей собственной смерти.

 

В этот момент яркие, блестящие капли веером окутали нас. Диана, зашипев как кошка, отпрянула, её глаза сверкали от страха и злобы. Чья- то рука опустилась мне на плечо, больно его сдавив и потянув прочь. Я оглянулся. Это был тот самый священник, Бенедикт. Его свободная рука сжимала теперь крест вместо отброшенного в сторону пузырька с жидкостью. Распятие, направленное на Диану, слабо святилось. Она закричала: "Что тебе ещё надо от меня?! Я мертва, ты рад?! Но почему ты и после смерти преследуешь меня?" Я в замешательстве посмотрел на священника. Он на миг потерял бдительность, этой секунды вполне хватило. Диана молнией метнулась к нему, выбив из его руки крест и повалив старика на землю. Улыбка озарила её лицо, обнажив клыки, она потянулась к горлу Бенедикта.

 

Я проснулся утром, весь в холодном липком поту. Немного отдышавшись, я встал с кровати, но затем буквально рухнул на пол. Мои босые ноги и штаны были перемазаны в грязи, следы вели от моей кровати к двери. Мои ладони тоже были испачканы. Поняв, что это был не сон, я закричал.

 

 

 

Глава 3: снова на кладбище

 

Старый "Ниссан", доставшийся мне от отца, завёлся не сразу. Всё же, последний раз кашлянув, мотор наконец заработал. Теперь в моей голове смешалось абсолютно всё: смерть Дианы, говорящая звезда, странный сон, оказавшийся реальностью. Мозг не мог переварить такую чушь, не разрушившись.

 

Зачем священнику убивать девушку, которую он едва знал? Как она мёртвая смогла выбраться из могилы? Как, чёрт возьми, я очутился ночью около кладбища? Всё это упиралось в ту звезду, "звезду смерти", как я прозвал её. Несомненно, кем бы она ни была, она знала ответы на все эти вопросы.

 

Мои мысли представляли собой палитру ведений сумасшедшего наркомана. Если бы кто-то смог бы сейчас прочитать их, я был бы уже в психбольнице. Последний шанс спасти свой разум - надежда, что приехав на кладбище, я не найду там никаких следов приснившегося (или нет?) мне. Кстати, после ночного путешествия по гравию и гальке мои ноги нещадно болели, поэтому на педаль я надавливал, стиснув зубы.

 

Когда я доехал до злополучной дороги, все мои надежды рухнули. По обочине вёл след моих ног, петляющий, словно я был вдрызг пьян. Впрочем, так оно и было. Вот следы выходят на проезжую часть, и там обрываются. Примерно в том месте, откуда начался мой сон. И всё. Дальше никаких признаков моего присутствия не было. Всё же я решил проверить это наверняка и проехать до самого кладбища.

 

Но и там всё было чисто, могила цела, я вышел из машины, смотря на надгробие. Вот так и бывает. Именно таким образом люди сходят с ума. Вероятно, заблудший пьяница или кто угодно другой является источником следов на дороге. Кто угодно, но только не я. Я всего лишь встал в полудрёме ночью, вышел на крыльцо покурить и там испачкал свои ноги. Сейчас я поеду домой и оформлю там бутылки 3- 4 вина и навсегда об этом забуду.

 

Я стоял около могилы и, тупо уставившись в одну точку, думал обо всём этом. Придя в себя, я нащупал ключи в кармане и повернулся к машине, чтобы укатить подальше отсюда. Вдруг истошный, но очень приглушённый крик о помощи раздался в двух шагах от меня. Я обернулся. Никого не было. Крик повторился, затем я отчётливо услышал своё имя: "Джонатан!"- где-то совсем рядом и в тоже время далеко и тихо. Язык мой прилип к гортани - я посмотрел на машину и понял, откуда доносился крик и кто это. Вершины деревьев заколыхались, хотя ветра я совершенно не ощущал. Отовсюду: от могил, от церкви, от земли и деревьев- начал исходить едва заметный шёпот: "Джонатан, Джонатан, Джонатан" - доносилось отовсюду. Вдруг взамен этого я услышал ещё более поганую вещь- звук удара, затем ещё раз и ещё. Я посмотрел на могилу Дианы. Земля и надгробие около неё с каждым ударом пошатывались, словно кто- то пытался выбраться из-под земли, кто- то, чья сила во много раз превосходила человеческую. С каждым ударом я ощущал ногами вибрацию земли. От ужаса, сковавшего моё тело, я не мог пошевелиться и начал терять сознание. Меня кто- то подхватил под руки, удержав от неминуемого падения. Звуки моментально умолкли. Это был Бенедикт. По его лицу я понял, что он ничего не слышал или не выдал то, что услышал, скрывая это от меня.

 

- ничего не случилось?

 

- нет, просто такое со мной иногда бывает" - соврал я.

 

- Тебе точно не нужно помочь?- он явно не хотел меня отпускать.

 

- Нет, всё хорошо.- Снова мне пришлось соврать.

 

- Где ты живешь? Может тебя подвести?

 

- На "Сайпрес-Хилл". Спасибо, но я уже чувствую себя лучше.

 

Я собрался уйти. Открыв дверь, и сев в машину, я снова услышал Бенедикта.

 

- Джонатан, а ты ничего не хочешь мне рассказать?

 

Тон священника был какой-то недобрый, заговорческий. Словно он слышал всё то, что слышал я и теперь требовал от меня объяснений. Но я отмёл эту мысль, поставив себя на его место. Я бы убежал прочь и напился, а не стал бы расспрашивать незнакомца. Незнакомца?! Откуда он узнал моё имя?!

 

Стараясь изобразить на лице удивление, я отрицательно покачал головой священнику, развернул машину и тронулся. Доехав до ворот, я оглянулся. Бенедикт стоял на том же месте. Видимо он молился, его дрожащие руки уцепились в распятие. Мои руки тоже трясло.

 

 

 

Глава 4: зеркало

 

Приехав домой, я сразу начал с главного, а именно осушил две бутылки вина. К моей радости, спиртного у меня хватало. Когда оно затуманило мою голову, я взялся за тщательный осмотр книг по оккультизму. Целый день я провёл, сидя за столом и отсортировывая добытую информацию. Проведя спиритический сеанс, я надеялся прекратить этот кошмар, в котором жил последние два дня. В противном случае, у меня был запасной вариант, шестизарядный револьвер лежал в нижнем ящике моего стола.

 

Как только солнце зашло, и ночь окутала город, знакомый свет звезды заполнил мою комнату, она снова хотела говорить со мной. В отличие от первого раза, когда моя душа, всё моё существо отделилось от тела, теперь я просто лежал на диване, и она заговорила.

 

- уверен, что ты на правильном пути?

 

Меня не интересовало мнение звезды на счёт моих действий. Злость вскипала во мне.

 

- Какого чёрта здесь происходит?

 

- Думаю, что скоро ты всё поймёшь сам. Но не таким путем, каким хочешь это сделать сейчас.

 

- Мне плевать, что ты думаешь! Я не собираюсь плясать под твою дудку. Я советую объяснить мне всё прямо сейчас.

 

- Тебе ещё рано знать всю правду.

 

Не давая договорить, я, окончательно придя в бешенство, выпалил звезде.

 

- Я всё равно узнаю всё об этой херне и если не от тебя, то от самой Дианы. Слишком много вопросов за эти два дня! Мне надоело так жить.

 

- Ты даже не можешь представить, с какими силами ты связался! Твой сеанс может освободить их, открыть им дверь в этот мир…и если это по твоей вине случится, то ты пожалеешь, что вообще родился!!

 

Казалось, что звезда разгневана не меньше моего, но это меня ничуть не трогало. Я просто задвинул шторы. Она попыталась ещё что-то прокричать, но связь оборвалась. Не хотелось тратить на неё ни минуты своего драгоценного времени. Тем более что всё было подготовлено.

 

Я начертил зубной пастой две пентаграммы: одну на полу, другую на зеркале. Зажженные свечи стояли по углам первой. Прочитав придуманное мною заклинание, я встал перед зеркалом и стал ждать. Всё же я прислушался к словам звезды, какими бы пустыми они мне не казались, и достал из стола револьвер.

 

Первое время ничего не происходило, но через полчаса я стал замечать, что пентаграмма на зеркале начала пропадать. Когда она полностью исчезла, внутри зеркала начал разгораться свет. Чтобы убедиться в этом, я дотронулся до стекла - мои пальцы проходи сквозь него, не встречая преграды. Очертания начали образовывать форму. Свет оказался пламенем костров, передо мной предстала выжженная дотла пустыня, без всяких признаков жизни. Затем всё это исчезло и началось необъяснимое – со скоростью мысли, в зеркале вспыхивали и исчезали какие - то фрагменты из фильма ужасов. Но наряду с ними иногда проскальзывали моменты моей жизни: вот я на похоронах, вот сижу за столом и пью вино из горла, вот я стою на кладбище перед могилой и слышу загробные звуки.

 

Но большинство символов были мне непонятны. Черная река, несущая в своём потоке изувеченные тела людей, земля кишащая змеями и другими гадами, полуразрушенный храм с перевёрнутым крестом на куполе, труп Дианы на алтаре, несколько священников, вернее их полуразложившиеся трупы, стоящие вокруг алтаря, Бенедикт, сжимающий в руках крест и бегущий через лес. Внезапно видения прекратились, и передо мной предстала прежняя картина- пустыня. Но теперь всё изменилось, на меня надвигались несколько огромных волков, с горящими глазами и открытыми пастями. Зеркало исчезло, теперь передо мною был туннель размером со всю комнату и длиною в пару шагов. Темно- красное небо кишело летающими тварями, они были везде и всюду. Теперь волки, наступающие на меня, расступились, и ко мне приближалась темная фигура. Это был один из демонов, тех, что заполонили небо, но грознее и величественнее чем остальные. Он сложил крылья и двигался ко мне, другие тоже приземлились и наблюдали за мной. Они смотрели на меня с нескрываемым отвращением и ждали команды вожака. Когда он подошёл ко мне на расстояние вытянутой руки, молчание было нарушено.

 

- Ты знаешь, что будет, если я вырву твою душу из тела?

 

Я не знал, но догадывался что это не совместимо с жизнью, поэтому кивнул.

 

- если ты хочешь пожить ещё, слушай меня и запоминай.

 

Я потянулся за револьвером. Демон только усмехнулся, когда ствол был нацелен ему в голову.

 

- Неужели ты думаешь, что это сможет повредить мне?! Ты ведь знал её? Кем она тебе была?

 

- Да, она была моей девушкой.

 

- Я так и думал. Ты ведь знаешь, кто убил её? И за что?

 

- Нет. Убийцу не нашли.

 

Демон моментально очутился около меня. Его когтистая рука метнулась к моему горлу, сжала его и подняла меня вверх.

 

Я висел, задыхаясь, и беспомощно дергал ногами.

 

- Неужели! Она разве не сказала тебе сама? Лучше не шути со мной.

 

Демон отпустил меня, и я рухнул на пол.

 

- Завтра ты пойдёшь к этому священнику и заставишь отвести тебя в мой храм. Он наверняка знает, где это. Я буду следить за каждым шагом твоих ног, и если через сутки ты не сделаешь этого, я своими руками закручу их тебе вокруг головы.

 

- Но зачем мне туда идти?

 

- Там тебе расскажут всё. Ты ведь хочешь, что бы она вернулась?

 

- Да, я сделаю всё ради этого. Но причём тут священник?

 

- Не прикидывайся дурачком! Он убил Диану, и ты это знаешь. С ним я расквитаюсь сам.

 

- Глупости. Он не допустит даже мысли об убийстве.

 

- Думаю, что он сделал это не по своей воле. Но это ничего не меняет.

 

- А зачем тебе воскрешать Диану?

 

- Ты задаёшь слишком много вопросов!! Впрочем, на этот я могу тебе ответить. Она - моя дочь.

 

- А если я откажусь?

 

Демон рассвирепел не на шутку. Одна его рука превратилась в пылающий факел, он указал на стопку книг, которые я сегодня читал, огонь вырвался из его пальца и ударил в стол. Тот моментально превратился в горящее месиво. Я схватил револьвер и прижал его к виску.

 

- Если ты сейчас же не уйдёшь отсюда, и не оставишь меня в покое, я прострелю себе голову и ты никогда её не вернешь.

 

- Наивный. От меня так легко не отделаешься, тебе придется делать всё что я тебе прикажу. Смерть- это только начало, добро пожаловать в ад. Если ты не хочешь, чтобы тебя сейчас смешали с полом, я советую отойти подальше от портала.

 

Демон оглянулся на своих слуг и сделал им знак. Полчища тварей ринулись в наш мир, выбив окно, они чёрной рекой вырвались из дома, сбив меня с ног. Минут десять они летели сплошной пеленой, затем поток поутих, потом и вовсе иссяк. Предводитель вышел последним, не сказав ни слова, он развернул крылья и вылетел в разбитое окно. Портал закрылся. Я сидел на полу и обдумывал всё происшедшее. Впредь я решил следовать советам звезды.

 

 

 

Глава 5: костёр из гробов

 

Марк работал сторожем этого кладбища уже около пятнадцати лет, но за эти годы ни разу не сталкивался ни с вандалами, ни с сатанистами. Это место обходили стороной, дурная слава работала лучше любого сторожа. Всю жизнь Марк был атеистом и не верил ни в бога, ни в дьявола, ни в любые проявления высших сил. То, что люди считали это кладбище проклятым, для него было пустым звуком. Но его напарник Питер, напротив, боялся этого места больше смерти. Ночью, когда они сидели в сторожке, любой шорох приводил его в состояние глубокого первобытного ужаса. Марк не понимал, зачем охранять это кладбище, оно было такое старое, что им не пользовались, по меньшей мере, около ста лет. Все надгробья и кресты лежали на боках, надписи на них давно стёрлись от времени. Была даже церквушка, настолько маленькая и разрушенная, что давно должна была быть снесена.

 

Сейчас же при свете луны кладбище могло показаться местом раскопок. Питер готов был свалиться в обморок в любой момент и находился здесь только из-за того что его держал за воротник Марк. Они стояли на дороге и не могли поверить своим глазам. Казалось, что вандалы вдоволь поглумились над каждой без исключения могилой, все они были разрыты, земля раскидана по сторонам. Ни одного трупа и не одного гроба в остатках могил не было. Благодаря вчерашнему дождю, Марк отчетливо видел на мокрой земле следы вандалов и полосы, оставшиеся от гробов, которые куда-то отволокли. Марк шёл по этим следам, держа в одной руке фонарь, другой толкая вперед Питера. Тот был готов продать душу, чтобы покинуть сейчас это место. Марк же наоборот горел желанием надрать зад этим ублюдкам. С этой целью он взял дробовик и теперь думал о том, как те психи будут трепетать перед дулом.

 

Впереди стала видна церковь. У Марка перехватило дыхание: ему было отчетливо видно, что она не одна, а их две. Он растормошил Питера, указав ему на церковь:

 

- Что там впереди, я не вижу!

 

- Кажется что это какая-то куча, огромная куча.

 

Марк сощурил глаза. Да, это действительно не вторая церковь, а куча чего-то.

 

Подойдя поближе, они разглядели пять фигур, стоящих вряд около этого нагромождения. По длинным плащам и капюшонам Марк узнал в них сатанистов. Он буквально рванулся к ним, на бегу выкрикивая проклятья в их адрес. Питер нехотя ковылял вслед за ним. Внезапно с крыши церквушки в направлении громадной кучи взметнулась струя огня. Вся свалка моментально вспыхнула. Подбежав поближе, Марк чуть не упал: это горели гробы, десятки, сотни гробов полыхали в ночи, истощая мерзкий могильный аромат. Пятеро неизвестных взялись за руки и не обращали внимания на крики Марка.

 

Подбежав вплотную к ним, Марк взмахнул дробовиком и ударил прикладом одного по затылку. Удар, который должен был бы свалить медведя, оказался ему не страшнее пощечины. Теперь все пятеро вышли из состояния апатии и обернулись к Марку, который уже занес приклад для нового удара. Но руки его безвольно опустились, когда он увидел их. Это были священники. В черных рясах, с перевернутыми крестами на груди. Лиц у них не было. Вместо этого из капюшонов горели по два глаза, сгустки тьмы заменяли им лица. Неведомая сила оторвала Марка от земли и кинула его далеко назад. Его грузное тело рухнуло далеко позади от пятерых священников.

 

Питер притаился за деревом и наблюдал, Марк упал совсем недалеко от него. Он добежал до безжизненного тела и выхватил из его рук винтовку. Оружие придало ему немного уверенности, и он бросился обратно в сторожку. Отбежав на приличное расстояние, он оглянулся. Пятеро священников - призраков стояли на том же месте у костра, не обращая на него внимания. Откуда-то сверху на землю опустилось крылатое чудовище, пять призраков опустились перед ним на колени, затем встали. Крылатый демон что-то сказал им, его громогласный голос отдался эхом по всему кладбищу, но слов Питер разобрать не смог. Один из призраков вышел вперед, держа в руках посох. Он размахнулся и воткнул его в землю. Отовсюду послышался гул, он явно не предвещал ничего хорошего. Земля под ногами Питера зашевелилась, чья-то рука молнией вырвалась из-под нее и ухватила Питера за лодыжку. Он отбил её и побежал. Мертвецы вставали отовсюду. Все кто был похоронен здесь, оживали и следовали за ним.

 

Питер забежал в сторожку и запер дверь. Тяжело дыша, он опустился на пол и заплакал. Внезапный стук заставил его вскочить и взяться за дробовик. Он встал напротив двери и прицелился. Вдруг погас свет. Испуганный до крайности, Питер бросился зажигать свечку, стоявшую на столе. Его руки не слушались, спички падали на пол одна за другой. Наконец ему удалось зажечь свечу. Комната наполнилась тусклым светом. Пятеро теней стояли в углу. Дробовик выпал из рук Питера, не пойми откуда взялся ветер, хотя окна были закрыты. Свеча потухла, тени двинулись к нему.

 

 

 

Глава 6: побег

 

Эта ночь не принесла горожанам спокойного сна. Как только демоны прорвались в наш мир, началось настоящее безумство. Они поднялись в ночное небо, затмив своей многотысячной стаей свет луны и звёзд. Настоящая темнота опустилась на город. Монстры, имеющие только одну цель и желание – убивать, вихрем спустились на улицы, и началась бойня. Немногие из людей вовремя осознали нависшую над ними угрозу и поспешили укрыться в своих домах. Те же, кто не успел, встретились со своей смертью. Крики боли и ужаса заполнили весь город, предсмертные стоны были слышны отовсюду. Демоны, не знающие пощады и жалости, вволю удовлетворили свой животный инстинкт. Расправившись с теми, кто был на виду, они стали искать остальных. Удивительно острый нюх не мог подвести их – они врывались в дома, гаражи и подвалы и разделывались со своими жертвами. Запах крови стал практически осязаемым. Корявые, изувеченные трупы покрыли город, валяясь на дорогах, вися на заборах и столбах или исчезая в пастях демонов. Чудовища не просто убивали, они забавлялись, играли, мучили и увечили их, оскверняли трупы.

 

Я стоял у разбитого окна и наблюдал весь этот кошмар. Единственное, чего я сейчас хотел – сесть в машину и укатить подальше, но не мог этого сделать. Чувство вины жгло мою душу, разъедало её изнутри. Сладостная мысль о самоубийстве то и дело навещала мою голову, но я каждый раз отметал её. Подумать только, всё это случилось из-за того что я не послушал звезду и устроил этот проклятый сеанс.

 

Да, если я бы не был таким дураком, эти люди были бы сейчас живы. Несомненно, я – истинная причина их смерти, все они умерли из-за моей глупости. Я в одночасье порвал своим поступком тысячи судеб и теперь должен ответить за каждую из них. Но каким образом? Как я один могу остановить этих монстров?

 

Да, всё это так, но сейчас они уже мертвы и я никак не смогу им помочь. Мне нужно думать о том, как спастись самому. Нужно размышлять объективно. Я стал разглядывать панораму ночного города. Так, со всех сторон он окружён лесом, стало быть, я в западне. Существует лишь два выезда из города: через деревню – самый длинный и плохо знакомый мне путь, и через злополучное кладбище. Ехать через деревню – опасно, так как я, скорее всего, заблужусь. А я очень сомневаюсь, что там остался хоть один живой человек. Значит, мне придется снова проехать мимо этого дерьмового кладбища.

 

На моё счастье, сейчас я был трезв (относительно) и мог вести машину. К тому же, летающие твари практически не обращали на меня внимания. Но всё-таки, не очень желая вступать с ними в контакт, я бегом бросился к гаражу, захватив с собою лишь револьвер и пачку «лайк-страйк». Демоны действительно не замечали меня, даже когда, открыв ворота, я выехал на своём Ниссане. Ради предосторожности я положил револьвер на колени, хотя и понимал что толку от него никакого. Около сорока патронов – даже при чётких попаданиях я смог бы убить лишь около тридцати и не больше. Да, капля в море. Будь даже у меня сейчас пулемёт и целый вагон боеприпасов, думаю, они только бы посмеялись надо мной.

 

Ехать по мёртвым улицам было просто омерзительно. Людские останки валялись повсюду, пропитанный кровью воздух вызывал у меня тошнотворный рефлекс. Я закрыл окно и до пола утопил педаль. Проехав через весь город, я наблюдал одну и ту же картину. Убитые, разорванные тела людей, часто валяющиеся на дороге, заставляли меня объезжать их. Минут через пять всё изменилось – трупы оживали. Они вставали и все как один брели по дорогам в противоположном мне направлении.

 

Наконец-то въехав в лесную полосу, я стал вспоминать все события прошлых пяти дней. Главный демон сказал мне идти к тому священнику. И что же я найду, придя к нему? Растерзанный труп? По-другому быть не могло. Впереди показался поворот на кладбище. В моей голове возникла глупая, но навязчивая идея – заехать к могиле моей возлюбленной ещё один, последний раз. И плевать, что я там найду! В последний раз проститься с Дианой и навсегда укатить подальше. О, бог мой!! О чём я думаю!! Больше никогда, никогда я не появлюсь вновь на этом месте!

 

Поворот на кладбище остался за моей спиной. Я возликовал, думая о спасении. Где-то здесь проходит городская черта. Вдруг мои волосы встали дыбом – посмотрев в зеркало заднего вида, я увидел, что стая демонов летела за мной. Моя машина начала глохнуть и вскоре двигатель совсем замолчал. Проехав По-инерции ещё немного, я встал на месте. Лезть под капот незачем, я знал, что моя машина исправна. Демоны догнали меня и зависли в воздухе. Кто-то из них сел на крышу машины, ещё около десяти монстров приземлились на дорогу передо мною. Они сложили крылья и стояли, уставив на меня свои чёрные глаза. Остальные кружили надо мной как стервятники. Я понял, что просто сесть в машину и уехать мне не дадут. Мотор заработал, как только я включил задний ход. Пришлось развернуться, и отправился в обратный путь. Демоны следовали за мной. Они сопровождали меня всю дорогу и успокоились, лишь когда я переступил порог дома.

 

 

 

Глава 7: один во тьме

 

Бенедикт не мог поверить своим глазам. У него и в мыслях не было, что убийство этой ведьмы может повлечь за собой такое. Демоны всё ещё кружили в небе. Их полчищам не было конца. Святой отец успел прийти домой вовремя, потому что буквально через пару минут появились они. С тех пор прошло немало времени, старые настенные часы показывали два часа ночи, а Бенедикт всё сидел и молился. Он боялся включить свет, зная, что это наверняка привлечёт их внимание. Но сидя во тьме, он ещё больше боялся этого мрака. Пока что он ещё жив, чего не скажешь об остальных. Бенедикт был уверен, что это молитвы помогли ему выжить. Он сидел на коленях перед иконой, один в темноте и не мог открыть глаза или пошевелиться. Вопли монстров за окном немного приутихли, сейчас они были заняты поиском оставшихся в живых.

 

Внезапный скрежет за окном вывел священника из оцепенения, и он открыл глаза. Двое демонов уселись на подоконник и смотрели на него, ещё несколько тварей кружились около окна в поисках места. Сидевшие на подоконнике прильнули к стеклу, они разинули пасти, вывалив наружу длинные языки и принялись лизать поверхность окна.

 

Бенедикт схватился за распятие, висевшее у него на шее, и протянул его в направлении монстров. Крест источал свет, синий фосфорный свет, словно хеллоуинская тыква. Демоны завизжали и отпрянули назад. Бенедикт, не опуская распятие, подошёл ближе. Демоны метались в темноте, их визг стал невыносим. Священник медленно опустил распятие, прислонив его к стеклу, и подпёр его попавшейся под руку книгой.

 

Отойдя назад, он оглянулся, распятие по-прежнему светилось и демоны всё также носились в ночном небе. Один из них подлетел к окну и занёс лапу для удара. Распятие тотчас вспыхнуло ярким пламенем, и демон завыл и метнулся обратно. «Эта тварь закричала от боли!!» - подумал Бенедикт.

 

Он стоял и смотрел в ночь за окном. Больше никто не отважился повторить попытку разбить окно и Бенедикт облегчённо вздохнул. Внезапно вся его квартира наполнилась гулом и шёпотом. Священник стал озираться, обернувшись, он понял, откуда исходят эти загробные звуки. В дальнем конце комнаты стоял старомодный трельяж, по ту сторону зеркала стоял демон. Такой же, как все, но массивнее остальных. Его глаза горели красным пламенем, старинные доспехи и чёрный плащ закрывали его тело. Бенедикт ужаснулся, но скорее не от вида этого существа, а от интерьера помещения, в котором тот находился. Это была церковь, за спиной демона располагался алтарь, вокруг которого стояли ещё несколько фигур в плащах. Если уж они гуляют по церквям, то неизвестно, что может их остановить.

 

Бенедикт кинулся за распятием, но вспомнил про демонов за окном. Если он уберёт его, они ворвутся сюда. Тогда он схватил библию, лежащую рядом на столе, поднял её перед собой и стал подходить к зеркалу. Прислонив её к поверхности, он стал ждать реакции демона, про себя читая молитву. Демон обернулся на тех, что стояли сзади него в плащах, и они все вместе расхохотались. От этого звука кровь застыла в жилах Бенедикта. Библия им явно не была преградой. Успокоившись, демон вновь повернулся и заговорил.

 

-Ты ведь хочешь, чтобы я оставил тебя в покое?

 

Бенедикт не отвечал, он продолжал стоять с библией в руках и молиться.

 

-Тогда сожри свою книгу, листок за листком.

 

Демоны вновь разразились смехом. Бенедикт стал читать вслух фразу из библии. Насмеявшись, демон оборвал его:

 

-Заткнись и смотри сюда, старый дурак.

 

Он дотронулся пальцем до обратной стороны зеркала и по нему пошла рябь, словно это было не стекло, а вода. Через долю секунды его рука схватила священника. Теперь в голосе демона звучала явная ярость.

 

-Если ты не съешь её, значит, я затолкаю её тебе в рот сам.

 

Его когтистая лапа больно сдавила руку Бенедикта, тот, стиснув зубы от боли, взял библию другой рукой и принялся вырывать страницы. Демон ещё сильнее сжал руку, послышался хруст, Бенедикт застонал. Он поскорее скомкал один лист и засунул его в рот. Монстр отпустил его руку и все, кто были по ту сторону зеркала, взорвались просто диким смехом. Бенедикт выплюнул листок, отошёл от зеркала, сел на колени и закрыл лицо руками. Он молился, а демоны всё смеялись над ним. Часы пробили три раза, через пару минут Бенедикт уснул.

 

Он проснулся утром, от того что во входную дверь кто-то стучал. Окинув комнату взглядом, священник успокоился – зеркало было пусто, тварей за окном не было. Бенедикт схватил с окна распятие и стал ждать. Щёлкнул замок, дверь распахнулась. На пороге стоял тот самый парень, Джонатан, жених этой ведьмы.

 

 

 

Глава 8: надежда

 

Попивая из необъятной кружки чай без сахара, предложенный мне священником, я боролся с наступающей тошнотой. Последние дни я пил исключительно вино и сейчас бы не отказался от бутылочки спиртного. Неприятно осознавать, что ты становишься алкоголиком. Если бы не чувство приличия, я бы давно изверг на пол весь выпитый чай, желание сблевать не давало мне сосредоточиться на том, что говорил священник. Меня больше интриговала мысль как бы допить этот здоровенный бокал тёмной, горькой и противной жидкости. Глядя на стол, я представлял его облеванным, и это доставляло мне немало радости. При этом я совершенно не слушал собеседника. Бенедикт, казалось, не замечал этого и продолжал мне с энтузиазмом что-то рассказывать. На пару секунд он замолчал, видно собираясь сказать нечто наподобие: «ну как ты на это смотришь?». Чтобы избежать неприятной ситуации, я задал вопрос первым.

 

-Итак, что же нам остаётся делать?

 

-Как я уже сказал, нам остаётся лишь следовать у них на поводу. Пока. Пока мы не выясним, как с ними бороться.

 

Сегодня ночью звезда рекомендовала то же самое. Именно она посоветовала утром прийти к священнику. Несмотря на её уверения, я до сих пор не мог поверить, что Бенедикт убил Диану. Демоны, напротив, уверены в этом на сто процентов. Именно это и спасло его сегодня от смерти. Тем временем священник продолжал:

 

-В любом случае, пока нам неизвестно каким образом они хотят воскресить твою… девушку, мы ничего не сможем предпринять.

 

-Да, демон сказал мне, что мы с тобой должны прийти в его храм, ты знаешь, где это?

 

-Есть лишь одно место, где он может быть. Туда мы и пойдём. И тогда они сами волей – неволей укажут нам путь к спасению, раскрыв свои намерения. Но ты должен сразу понимать, что твою невесту нам придется… так сказать… убить. Совершив ритуал, противоположный ритуалу воскрешения. Надеюсь, ты понимаешь, что это может оказаться не очень приятным делом?

 

Я кивнул. Но перед тем как туда идти, я очень бы хотел узнать правду, а именно кто убил Диану в привычном смысле этого слова. Сейчас я решил попробовать задать такой вопрос священнику.

 

- Я нужен демону, чтобы вернуть её к жизни. Здесь всё ясно. Но зачем им ты?

 

Священник пожал плечами.

 

-Может из-за того, что я хоронил её, она как-то связана и со мною? Но я не уверен в этом.

 

Что же, вполне может быть и такое. К тому же тон священника показался мне искренним. На этом я решил пока прекратить допрос и поинтересоваться о более важных сейчас вещах.

 

-У тебя есть оружие? Не собираешься же ты идти к ним в логово неподготовленным.

 

-Боюсь, что нет. Я всегда отрицал насилие, даже сейчас.

 

-Хорошо, может у тебя есть для меня?

 

-В подвале лежит отцовский обрез, если ты настаиваешь, я могу его тебе дать. Но я всё же сомневаюсь что он поможет против них.

 

Я достал свой револьвер и протянул его Бенедикту.

 

-Ты дашь мне обрез, а сам бери его.

 

-Я же сказал…

 

-Пусть он просто будет у тебя. Мне так спокойнее. Я же не заставляю тебя его использовать.

 

-Ну ладно, я возьму. Как ты думаешь, у нас есть надежда?

 

Я не знал. Мне казалось, что нет.

 

 

 

Глава 9: храм сатаны

 

Когда мы вышли, начинало темнеть. Мне не очень хотелось идти в этот чёртов храм именно ночью, но по-другому было нельзя. Мы сели в мою машину и тронулись на запад. На наше счастье, Бенедикт знал эту местность лучше меня и поэтому, въехав в деревню, мы не плутали по бесконечным асимметричным улицам.

 

Как я и думал, здесь также, как и в городе в живых никого не осталось. Мы не испытывали никакого желания созерцать последствия нашествия тёмных сил, поэтому я вёл машину на предельной скорости. Вскоре деревня осталась позади, и мы приближались к лесу. Вплотную подъехав к нему, нас ждало разочарование: дальше приходилось идти на своих двоих. Дорога, которая, по словам Бенедикта, должна была проходить именно здесь и вести через весь бескрайний лес напрямик к Парадайс – поинт, ближайшему городку, исчезла без следов, словно её никогда и не было. Асфальт пропадал, едва соприкоснувшись с лесом, и на месте бывшей трассы теперь стояли, не пойми откуда взявшиеся, могучие ели.

 

Мы покинули машину и отправились пешком. Тем временем почти полностью стемнело, к тому же остатки света не пробивались дальше крон могучих деревьев, из-за чего становилось вдвое темнее. Деревья росли так близко друг к другу, что, плутая между ними, практически невозможно было придерживаться ориентиров.

 

Когда мы одолели метров пятьдесят, я оглянулся. Выхода не было. Как будто мы идём уже час. Ещё больше меня поразило вот что: почва в лесу была влажная, местами мы шли по грязи, но наши ботинки не оставляли следов!! Присмотревшись, я понял, что дело ещё хуже: следы всё-таки оставались, но с каждым новым шагом они пропадали.

 

Где-то впереди закричала сова, меня начала пробирать дрожь. Безвозвратно ушедший дневной свет уступил место тьме, она наваливалась на лес, грозя раздавить нас своим величием. Когда последние остатки дня, задыхаясь в агонии, покинули нас, страх, навестивший меня, начал непрерывно расти, превращаясь в животный ужас, и сейчас достиг своего апогея. Лес поглотил нас, и я с горечью подумал, что если бы мы сейчас повернули назад, то могли плутать между деревьями всю оставшуюся жизнь, не найдя выход. Нет, нас не отпустят, пока мы не исполним их волю. Об этом свидетельствовали даже пропадающие следы за спиной, едва ты отведёшь от них взгляд.

 

Сейчас я начал кожей ощущать флюиды зла, исходящие от этого места. Да, несомненно, мы на верном пути. Этот чёртов храм скрывался где-то здесь, в объятиях непроходимого леса. Более того, я думал, что в каком бы направлении мы сейчас не шли, всё равно, рано или поздно выйдем к нему. Мы брели, не проронив ни слова, каждый погрузился в свои, отнюдь не сладкие мысли, но вскоре лес начал наполняться мистическими звуками. Шёпот, крики, гудение, вой – всё это слилось в единую, неразборчивую какофонию. Вначале едва различимые в шорохе листьев, затем оглушительные, как рокот взлетающего самолёта.

 

Я крутил головою, пытаясь понять, с какой стороны пришли эти шумы и заметил то, что окончательно повергло меня в ужас и едва не заставило вскрикнуть: глубоко в лесу я заметил чьи-то горящие глаза. Два красных уголька, затем четыре, шесть… Они следили за нами, о чём-то перешёптывались между собой, смеялись. Они манили, звали к себе, едва только взглянув в них, очень трудно было отвернуться. Появившись далеко в лесу, они приближались, сейчас их было уже невозможно сосчитать.

 

Священник дёрнул меня за рукав, указывая пальцем вперёд. Там лес кончался, вернее, исчезал в сплошной пелене тумана. За всю свою, не такую уж и короткую жизнь такое природное явление я встречал много раз, но сейчас, смотря вперёд, усомнился в этом. То, что бесформенной массой преграждало нам дорогу, нельзя было наверняка как-то назвать. Впрочем, это выглядело как туман, но как будто в него что-то вселилось. Он, не прекращая, двигался, тянул щупальца к нам.

 

Я весь покрылся мурашками, осознавая, что придется пойти через это, но выбора у нас не было. Входя в туман, Бенедикт протянул мне руку, я судорожно схватил её, и мы ступили на кладбище. С трудом я мог разглядеть покосившиеся надгробия и кресты через плотную стену мглы. Мы брели, взявшись за руки, но всё равно я видел лишь нечёткий и размытый силуэт священника. Вглядываясь вниз, я не мог различить земли под ногами. Продвигаясь вперёд, мы часто спотыкались, и тогда лес слышал мои проклятья. Я взглянул вперёд, прищурился, пытаясь разобрать появившийся силуэт. Через пару шагов я понял, что мы у цели. Туман отступил назад, и мы наконец-то расцепили руки.

 

Церковь стояла прямо перед нами, она оказалась очень маленькой и ветхой. Большинство стёкол уже не было, а за пустыми глазницами окон виднелся свет. Крест был сорван с купола и располагался в перевёрнутом виде над входом, прибитый к стене. Я переглянулся со священником и, вздохнув, мы открыли массивные ворота храма.

 

Свет, который мы видели сквозь окна, моментально исчез, мы вошли внутрь. Дверь позади нас закрылась сама собою. Мои глаза уже привыкли к темноте, и я стал осматриваться. Никаких икон, никаких изображений Христа не было. Не считая скульптуры спасителя, висевшей лицом к стене, с оторванной головой. Легче сказать, что в храме не было ничего.

 

Вспыхнув ярким огнём, загорелись свечи, стоявшие по всему периметру здания, и я инстинктивно перекрестился. Перед нами стояли шесть фигур. Тот самый предводитель демонов смотрел на меня и улыбался, обнажая два ряда острых зубов. За его спиной стояли в ряд пятеро призраков-священников и шептались между собой. Бенедикт достал висевший на груди крест и что-то сказал мне, но я не понял ни слова. Мои мысли были где-то далеко.

 

Глядя на демона, они начали покидать меня. Он входил в моё сознание, и я входил в состояние гипноза. Теперь я созерцал всё со стороны. Священник кинулся назад к выходу, но дверь оказалась прочно закрытой. Он принялся колотить по ней руками, очевидно пытаясь пробить кулаком массивные дубовые ворота. Разумеется, те не поддавались. Не могу сказать точно, сколько это продолжалось, но вскоре я вернулся в своё тело. Демон обратился к одному из призраков: « Я думаю, священник нам не нужен».

 

Тот тем временем отчаянно пытался открыть дверь храма. Демон снова проник в мои мысли, и я услышал его бас: «Ты понял, что нужно сделать?».

 

Да, теперь я понял всё. Двери открылись, и Бенедикт выбежал из храма. Следом за ним вышел и я. Один из призраков решил остановить священника, но демон преградил ему дорогу.

 

-Он всё равно не пройдёт через туман. Оставим его для Дианы.

 

 

 

Глава 10: туман

 

Двери за нами беззвучно закрылись. Священник, задыхаясь, спросил что-то у меня, но я его не слушал и попросил повторить.

 

-Он сказал тебе, что надо делать?

 

-Нет.

 

-Не может быть! Почему ты мне врёшь?

 

Во мне начала вскипать злость. Ведь если верить слухам, я оказался по уши в дерьме благодаря именно ему.

 

-Ладно. Да, он мне сказал, но думаю, что дальше я пойду один.

 

-Почему?

 

-Чтобы довести всё до конца, мне не нужно твоей помощи. Иди домой и надейся, что вскоре всё это кончится.

 

-Нет! Ни за что!! Я пойду с тобой, что бы ты ни говорил!!

 

-Скажи, это ты убил её??

 

-Что? О чём ты?

 

-Нет уж!! Давай на чистоту! Это ты убил Диану?

 

Священник опустил глаза. Молчание повисло над нами. Наконец, он нашёл что ответить.

 

-Она была ведьмой!! Да, это сделал я. Сожалею.

 

Я размахнулся и ударил Бенедикту в лицо. Он упал. Между разбитых губ обильно потекла кровь. Я пнул его ногой. Затрещали рёбра и священник взвыл. После этого я развернулся и пошёл туда, где могильные плиты скрывались в дымке тумана.

 

-Ты же не собираешься меня тут бросить?!

 

-Вызови такси.

 

Я вошёл в туман, и дальнейшие слова Бенедикта утонули в его пелене. Как бы я не был зол сейчас на него, осознавая, что мне придется пройти весь этот длинный путь назад одному, я даже захотел вернуться к нему, но злость и гордость не позволили мне этого сделать. Я шёл и вспоминал, сколько примерно времени мы брели через лес. Часа три, никак не меньше. Однако не прошло и десяти минут, как туман закончился, и я был приятно удивлён тем, что оказался возле своей машины. Я начал ломать голову над тем, как мне удалось пройти такое расстояние за тот промежуток времени. Затем сосредоточил свои мысли на том, что мне предстояло сделать. Часы показывали около двенадцати ночи. Ещё одно чудо!! В лес мы вошли примерно в одиннадцать. Безумие, по-другому это назвать нельзя.

 

Приехав домой, долго я там не задержался, а собственно взял две бутылки вина и необходимый инвентарь и тронулся в путь. В городе стояла абсолютная тишина, никаких следов крылатых тварей не было. Заметив, что у меня кончились сигареты, я был не очень потрясен: курил сегодня я много. Однако решить проблему теперь было очень легко. Остановившись у первого попавшегося магазина, я вошёл внутрь. Вместе с двумя блоками сигарет я прихватил пачку чипсов и бутылку пива. Совесть меня не мучила. Да, помниться, в детстве я мечтал вот так просто зайти в магазин и взять все, что мне хотелось бы.

 

Поедая пригоршнями чипсы и запивая их пивом, я задумался о том, что будет после того как Диана воскреснет. Меня убьют? Не думаю. А вот Бенедикт, наверное, уже мёртв. Старик оказался им не нужен. Ну что же, пусть земля ему будет пухом. Пользуясь положением, я заехал ещё в один магазин и прихватил там цветов для моей невесты. Честно говоря, я не чувствовал сейчас тех терзаний при мысли что все мертвы. С какой-то стороны, это меня даже радовало. И как же меня можно назвать после того что я вступил в сделку с дьяволом?

 

И вот снова лес и знакомая мне до боли дорога на кладбище. А вот и следы, оставленные мною пару дней назад, когда я занимался лунатизмом. Сейчас они уже не вызывали дрожь моих зубов, а лишь нагнетали ностальгию. И вот он! Старый добрый «Ваундед-хилл». Моя машина проехала ворота и я остановился. Когда я подошёл к могиле, на меня нахлынула грусть. Мои глаза начали набухать слезами, горе жгло меня изнутри, оно разрывало мне грудь, пытаясь вырваться на свободу. Не стерпев, я дал волю слезам. Хоть курить и пить вино на кладбище не очень поощрялось обществом, сейчас мне было на это наплевать. Я откупорил бутылку и зажёг сигарету. Облокотившись на ограду, уставил свой взгляд на мемориальную доску, фотографию на мраморе. Спустя минуту, бережно поставил вино на землю, и, выкинув окурок сигареты, я перелез через ограду.

 

-Ну что же, пора!!

 

И я заработал лопатой.

 

 

 

Глава 11: эксгумация

 

Я не раз слышал, что после смерти человека некоторые физиологические процессы в его мёртвом теле продолжают протекать ещё какое-то время. Продолжают расти волосы, ногти…

 

Глядя на тело моей девушки, я понял, что учёные не ошибались. Никакой мертвецкой бледности её кожи не было и в помине. Наоборот, её лицо украшал яркий румянец, улыбка озаряла меня из раскрытого гроба. Ещё я прекрасно помню, что когда Диану хоронили, её глаза были закрыты, теперь же они распахнуты и смотрят на меня. Что же, я слышал и об этом. Учёные всегда правы. Эти ублюдки никогда не ошибаются.

 

Я аккуратно вынул тело из гроба и, приподняв его на руках, вытолкнул из могилы. Лёжа в гробу, она, как мне показалась, немного поправилась. Я знаю, учёные объяснили бы всё просто – я устал. Немного отдохнув, я выбрался из могилы сам. Да, действительно, я очень устал, раскапывая могилу и ломая гробовую крышку. Моя рубашка прилипла к телу от пота. Я перенёс тело к машине и открыл багажник, намереваясь положить его туда, но потом передумал. Это не лучшая участь. Водрузив свою невесту на заднее сидение, я сел за руль и закурил. Фырканье мотора разрезало ночную тишину и вспугнуло несколько ворон, сидящих неподалёку и таращившихся на меня.

 

Я ехал в непонятном даже мне самому состоянии, в котором время летело слишком быстро, и мало чего запомнилось по дороге. Вероятнее всего, я просто - напросто спятил. Такой вывод сделал бы любой, узнавший о моих похождениях. И я не отрицал этого. Ежеминутно глядя в зеркало заднего вида на свою девушку, я словно ждал, что она вот-вот встанет. Этого не случилось.

 

Тем временем, я въехал в деревню и, немного поплутав по пустынным улицам, очутился в том самом месте, где и в прошлый раз мы с Бенедиктом оставили машину. Здесь меня ждало ещё одно потрясение. Лес расступился и обнажил дорогу, несомненно, ведущую к храму. Путь через лес занял у меня около десяти минут, и я снова упёрся в стену тумана. Я остановился, взял на руки Диану и вступил в его объятья. Через него я прошёл буквально за минуту и очутился у проклятой церкви. Около дверей, облокотившись спиной на стену, сидел Бенедикт, закрыв лицо руками. Услышав мои шаги, он вскочил и кинулся ко мне.

 

-Я же сказал тебе идти домой!! Ты уже ничем не можешь мне помочь.

 

-Я отправился в туман вслед за тобой, но через пару минут потерял тебя из виду. Тогда я побежал. Около получаса я шёл сквозь туман, прямо вперёд, но вскоре вышел назад к храму.

 

-Попытайся ещё раз!! Прямо сейчас!!

 

-Они приказали тебе вырыть и принести её сюда??

 

-Да, разве не видно?! А теперь иди!!

 

-Значит, её тело нужно отнести в настоящую церковь, там её душа окончательно умрёт. Сейчас мы туда отправимся и положим конец этому кошмару!

 

-Сейчас я завершу начатое, а ты идёшь домой и там молишься за мою душу. Можешь даже взять напрокат мою машину!

 

-Ты на самом деле хочешь отнести её сюда?? Они же убьют нас, после того как добьются своего. Разве ты не понимаешь??

 

-Это уже не твоё дело. Твои дни и так сочтены. Твоя миссия закончена, теперь не мешай мне.

 

-Мешать?! Я просто не дам тебе туда войти.

 

-Если ты не перестанешь тратить моё время, мне придется тебя ударить ещё раз. Я не хочу этого, как, думаю, и ты. Я внесу её в храм любой ценой.

 

Лицо Бенедикта резко изменилось.

 

-Слушай, а ты ведь сам хочешь, чтобы она вернулась, не так ли?

 

-Да, это так, а теперь отойди!!

 

Я пихнул священника в сторону и пошёл к воротам. Бенедикт догнал меня и ударил в спину. Я упал. Тело выпало из моих рук. Поднимаясь, я с недоумением посмотрел на лицо священника. Его выражение мне не понравилось. Ещё больше мне не понравился ствол моего же револьвера, нацеленный мне в грудь. Крик Бенедикта мне приглянулся ещё меньше.

 

-Повторяю, я не дам тебе внести её туда!! И если ты сейчас не согласишься её отвезти в церковь, мне остаётся только застрелить тебя и сделать это самому. Ещё не поздно повернуть назад, Джонатан, подумай хорошенько!!

 

Я рассчитывал, успею ли я схватить висевший за спиной обрез до того, как Бенедикт выстрелит. В это время выражение фанатизма на лице священника окончательно затмило признаки рассудка, и я понял, что он сейчас выстрелит.

 

Всё дальнейшее произошло за доли секунды. Я отпрыгнул в сторону, в то же время, выхватив из-за спины обрез. Бенедикт это заметил и выстрелил. Тут же один из крылатых демонов вынырнул из тумана и кинулся на священника. Они вместе упали и покатились по земле. Тварь тянулась к горлу старика, Бенедикт ткнул револьвер в морду монстру и выстрелил. Демона швырнуло назад, из его размозженной головы хлынула тёмно – зелёная жидкость. Около десятка тварей вылетели из тумана и бросились к Бенедикту, тот побежал от них.

 

Я стоял ошеломлённый. Пуля пролетела на пару сантиметров левее моей головы и врезалась в стену, подняв дождь штукатурки. Видя, как священник исчез в тумане, я поднял Диану и вошёл в церковь. Дальнейшая его судьба меня мало интересовала.

 

 

 

Глава 12: возвращение

 

И вновь, как только я переступил порог храма, внутри зажглись сотни свечей. Пятеро призраков уже ждали меня. В здании царила гробовая тишина, которую нарушало лишь цоканье моих ботинок об пол.

 

Подойдя к алтарю, я опустил Диану и отошёл. Призраки встали вокруг неё, и на полу под телом загорелась пентаграмма. Пять углов, пять теней и моя девушка в центре. Храм начал заполняться гулом, природу которого, как и в лесу, понять я не мог. Вскоре гул обрёл форму и, вслушиваясь в него, я понял, что это некое подобие заклинания, произносимое пятью демонами.

 

Мне наскучило смотреть на них, и я отошёл к окну. К моему удивлению, я увидел стальные решётки, там, где раньше была пустота. Вероятно, это для того чтобы я не передумал и не выпрыгнул в окно, хотя всем понятно, что этого я делать не стал бы. Вот и ещё одна загадка за сегодняшний день. Когда вся эта дьявольщина кончится, нужно будет непременно вспомнить их все до одной, а ещё лучше выпустить их в качестве детской книжки загадок. Да, я представляю глаза родителей, купивших одно из таких дешёвых изданий в бумажном переплёте. Дорогие дети, кто из вас может объяснить, почему в этом лесу за вашей спиной пропадают отпечатки ваших ботинок? Весело, не правда ли? А иллюстрациями прекрасно могут послужить те образы, которые я видел в зеркале, начиная спиритический сеанс. А ведь все они сбылись!

 

Я оглянулся на призраков, но там по-прежнему ничего не изменилось. И только теперь я понял, что здесь есть кто-то ещё. Оглядев храм, я никого не увидел, но чьё-то присутствие стало ещё ощутимее. Оставив это, казавшееся мне бесполезным, занятие, я снова взглянул в окно. И понял, кого я почувствовал. Это была звезда, только теперь она ничем не выделялась на фоне миллиарда остальных. Но всё - же это была она. Тогда почему же она молчит?? Я нашёл только два логических объяснения: либо она боялась разоблачить своё присутствие призракам, либо просто не могла, потому что они блокировали здесь её силы. Но в любом случае, просто так она бы не появилась. Стало быть, мне надо быть наготове.

 

Пытаясь найти причину страха, я уходил в своих мыслях всё дальше и дальше и упёрся в новый вопрос: почему я принёс тело моей девушки сюда? Ведь и без священника я знал, что окажись она в настоящей церкви, то, окончательно освободившись от тела, её душа, наконец, обрела бы покой, и весь этот кошмар вскоре должен бы кончиться. Так что же двигало мною, когда я нёс её тело через туман в это ужасное место? Страх? Нет, в тот момент я его не испытывал. Мысль о том, что я принёс её по собственному желанию сюда, меня утешала не очень. Скорее, даже наоборот. Если я сам желал её воскрешения, тогда чем же я лучше этих демонов? Ответ напрашивался сам собой – ничем. Можно сказать что, вступив в сделку с дьяволом, сам я стал или почти стал одним из них. Хммм…вступил в сделку? А сделка ли это вообще? Я фактически вернул ему его дочь, но что получил взамен? И снова я знал ответ. Я получил взамен свою девушку, возвращённую из мёртвых. Но в таком случае, снова возникал вопрос – почему появилась вновь эта звезда, и чего мне стоит опасаться?

 

Гул в храме оборвался. Я взглянул на призраков, они тоже смотрели на меня. Тогда я понял, что пришла моя очередь и медленно, шаг за шагом, направился в их сторону.

 

Когда я подошёл к ним вплотную, они расступились, разорвав свой круг. Пентаграмма на полу исчезла, свечи погасли, тьма окутала меня. Призраки исчезли, либо вновь стали невидимыми в темноте тенями.

 

Оставшись наедине со своей девушкой, я встал на колени и приподнял её голову, положив себе на грудь. Обняв Диану, я вновь ощутил жуткую волну ностальгии и слёзы хлынули на мои щёки. Сколько я провёл так времени, стоя в кромешной тьме с мёртвым телом в обнимку, известно одному лишь богу. Но вскоре свечи снова вспыхнули, ослепив меня и залив светом храм. Как только я немного привык к свету, то вновь увидел призраков, стоящих вокруг. Я ещё крепче прижал к себе Диану и только теперь заметил. Она открыла глаза.

 

 

 

 

Глава 13: месть сатаны

 

Бенедикт бежал наугад. Туман давно закончился, и он вновь очутился в лесу. Чудом он спасся от демонов, напавших на него, и теперь благодарил за это господа. Часто оглядываясь, священник не видел своих преследователей, но остановиться смелости у него не хватало.

 

Так продолжалось ещё какое-то время, Бенедикт бежал сквозь бесконечную стену леса, временами смотря назад и ища глазами тех, кто несли на своих крыльях смерть и боль. Не привыкший к таким марафонам, организм священника всё же начал брать верх над страхом. Смертельная усталость, сконцентрировавшаяся в ногах и груди, заставила Бенедикта остановиться и, тяжело дыша, опереться спиной на дерево. Бешено стучащее сердце не могло смериться с тем, что видели глаза – демоны потеряли его. Отдышка грозила священнику обмороком и в его глазах уже вспыхивали и угасали чёрные и красные точки. Бенедикт встряхнул головой, не давая себе свалиться.

 

Теперь он думал о том, как ему предотвратить воскрешение этой ведьмы. Выхода не было – приходилось возвращаться в храм. Но как? Этих тварей теперь там точно не сосчитать. И всё-таки ему придется сделать это. Бенедикт достал из-за пазухи распятие и поцеловал его. Тут же он ощутил во рту кислый вкус металла. Бог мне поможет.

 

Вдруг священника дёрнуло, как будто сквозь его тело пустили разряд. Он услышал сдержанный смешок у себя за спиной. Отпрыгнув от дерева, он взглянул назад. Крылатые демоны шли на него стеной, перекрывая все пути к спасению. Всё кончено, они окружили меня! Бенедикт поднял распятие над собой, и оно вновь вспыхнуло ярким огнём. Твари тотчас отпрянули, лес наполнился криками и шипением. Они метались, визжали и падали. Двое наиболее смелых кинулись на священника. Он замахнулся распятием и ударил одного из них. Пламя моментально охватило монстра, и он рухнул на землю, извиваясь и корчась.

 

Бенедикт улыбнулся. Он протянул распятие перед собой, и пошёл на тварей. Те в ужасе разбегались. Но тут улыбка покинула лицо священника – перед ним стояли они. Предводитель демонов и воскресшая ведьма. Бенедикт ещё крепче сжал распятие и двинулся прямо на них, но они и не думали уходить. Главный демон засмеялся. Священник выхватил висевший за поясом револьвер и направил ствол на него.

 

-Что, вера покинула тебя?

 

Бенедикт несколько раз выстрелил в демона. Четыре тяжёлых пули разорвали грудь монстра и, пробив его насквозь, вонзились в дерево позади него. Но никакой крови, никаких ран на нём они не оставили. Бенедикт вновь поднял распятие, и в груди у него ёкнуло: огонь на кресте постепенно угасал, он тускнел по мере приближения демона. Священник попятился, но остальные монстры уже стояли у него за спиной. Один из них толкнул Бенедикта вперед, и он упал на колени. Распятие погасло совсем. Священник кинул теперь бесполезный ему кусок металла в демона. Крест ударил того в плечо и упал у его ног.

 

Демон посмотрел на Диану.

 

-Думаю, что ты сама захочешь убить его.

 

Диана подошла вплотную к священнику, стоявшему до сих пор на коленях, и усмехнулась. Бенедикт не выдержал и закричал.

 

-Чего ты ждёшь!! Давай же, убей меня!!

 

-Смерть? Нет, она была бы сейчас для тебя избавлением. Скажи, ты знаешь кто такие вампиры?

 

-Что?! Что ты хочешь со мной сделать?!

 

-Вечная жажда, вечные муки, вечная боль. Вот что я приготовила для тебя.

 

Она наклонилась к священнику и её глаза загорелись.

 

-Нет!!!!!!

 

Крик священника оборвался только тогда, когда его бездыханное тело упало на землю.

 

 

 

Глава 14: вновь живая

 

С тех пор, как они исчезли, прошло уже около получаса. Я понятия не имел, куда они отправились, и из-за этого мне становилось не по себе. Звезда смерти всё ещё была здесь. Я до сих пор чувствовал её присутствие, но войти с ней в контакт не мог. Прильнув лицом к железным решёткам на окнах, я всматривался в ночное небо, ища её. Сейчас как никогда, я нуждался в её совете.

 

Что значило исчезновение призраков и Дианы из церкви? Откуда на пустых окнах появились решётки и зачем они? Легко можно было догадаться, что демоны заперли меня здесь до своего возвращения, но что случится со мной, когда они вернутся?

 

Я подошёл к дверям в надежде, что они не закрыты. Надежда обрушилась, едва я дотронулся до неё. Двери были заперты снаружи. В отчаянии я принялся дёргать за ручку, наперёд зная, что дверь не откроется.

 

Когда призраки исчезли, свечи тотчас потухли, оставив меня в кромешной тьме. В кармане у меня лежала зажигалка, но я не смог отыскать ни одной свечи, как будто, погаснув, они исчезли. Своим спасением я считал приход дня, алгоритм моего выживания был прост – мне надо дожить до утра. А сколько времени было, когда я вошёл в храм с Дианой на руках? Наверное, около двух часов ночи, около часа я нахожусь здесь. Рассвета мне не видеть часов до шести утра. Впрочем, время больше не имело значения с тех пор, как появились они. Я мог сидеть здесь ещё месяц, так и не дождавшись его. Оставалось надеяться, что Диана по-прежнему любит меня и не позволит остальным меня убить. Я не знал наверняка, где они сейчас, но думаю, что демоны отправились за Бенедиктом. В таком случае, он уже наверняка мёртв.

 

Мои привыкшие к темноте глаза самопроизвольно закрылись, когда свечи вновь вспыхнули сотнями огней. Призраки вернулись. Диана мило улыбалась мне, с уголков её губ текли тонкие струйки крови. Призраки, в свою очередь, смотрели на Диану и ждали её указаний. В церкви повисло тяжёлое молчание, которое вскоре нарушил всё-таки один из призраков.

 

-Что мы будем делать с ним?

 

Он кивнул в мою сторону, все ждали ответа Дианы.

 

-Убей его.

 

Я надеялся услышать совсем другое. После всего, что я сделал для неё, она вынесла смертельный приговор, и это было больнее всего. Один из призраков тотчас очутился за моей спиной. Последнее, что я увидел, падая с кинжалом в спине, была звезда смерти. Из-под тела растекалась лужица тёмной крови. Призрак, убивший меня, вопросительно поглядел на Диану.

 

-Воздайте ему последние почести, и закопайте в подвале.

 

Невидимые руки призраков подняли моё тело.

 

 

 

Глава 15: ночное погребение

 

Смеркалось. Солнце уже давно ушло за горизонт, но свет они включать не спешили. Посередине комнаты стояли две простенькие табуретки, на которых покоился тяжёлый гроб. Вокруг него стояли три фигуры. Один из них – седой старик, непрерывно курящий, теребил трясущимися руками замок своей дряхлой ветровки и не находил себе места. Двое других при беглом взгляде казались клонами друг друга. Одинаковая одежда ещё больше усугубляла это чувство. Старые, потрёпанные джинсы снизу были жестоко измазаны в грязи, тяжёлые кожаные куртки скрывали под собой огромные мускулистые тела. Лица обоих, наполовину закрытые длинными светлыми волосами, казалось, были высечены из гранита. Единственным отличием был шрам одного из них на щеке. Старик сел на диван, затем снова встал и, надрываясь в кашле, продолжал свой рассказ.

 

-Вчера ночью я проснулся и не сразу понял, что послужило тому причиной. Я какое-то время лежал на диване, пытаясь снова заснуть, и затем услышал это. Несколько выстрелов, затем крик. Всю оставшуюся ночь я провалялся без сна, а утром я не смог сдержать любопытства и отправился в лес. Там я нашёл его.

 

Он указал на тело в гробу.

 

-Он был весь в крови, в руке у него был револьвер.

 

Те двое, что были похожи как две капли воды, переглянулись. Один прервал старика.

 

-И почему же вместо того, чтобы заявить в полицию, ты позвонил нам?

 

-Я подумал, вам надо на это взглянуть.

 

Старик подошёл к гробу и стащил непослушными руками покрывало, закрывающее тело покойника и еле слышно выдавил из себя.

 

-Священник… он был священником!

 

Глаза братьев уставились на шею мертвеца. Две круглые раны, следы клыков.

 

-Гроб заказал ты?

 

-Да.

 

-Надеюсь, ты не очень трепал языком о своей находке?

 

Старик перекрестился.

 

-Нет, что вы.

 

-Как я понимаю, рядом больше никто не живёт?

 

-Да, я живу здесь один. Когда моя жена, Аманда, умерла, я решил уединиться и …

 

Человек со шрамом прервал старика.

 

-Я советую тебе навсегда забыть об этом. Сейчас мне нужно поговорить с братом. Наедине.

 

Старик вышел из комнаты.

 

-Сколько времени?

 

-Около десяти.

 

-Значит, у нас есть ещё два часа. Давай поспешим.

 

Братья вынесли гроб. Старик удивлялся, как вдвоём они смогли поднять такую махину. Человек со шрамом взял у него две лопаты. Втроём они впихнули гроб с телом в фургон и братья уехали.

 

Начался ливень. Машину остановили в лесу, и вытащили гроб. Часы показывали одиннадцать, могила была наполовину выкопана. Решив, что яма достаточно глубока, они заколотили крышку и опустили его в промокшую землю. Роберт принёс из фургона распятие и бутыль со святой водой. Положив крест на крышку гроба, и окропив его святой водой, он отошёл. Его брат уже начинал закапывать могилу. В бутылке оставалось ещё немного святой воды, и он вылил её на обойму патронов. Перезарядив пистолет, он несколько раз выстрелил по гробовой крышке.

 

 

 

Эпилог

 

Луна скрывалась за необъемлемою гранью седых облаков. Словно набитые свинцом, они пьяно тащились по ночному небу и уходили из поля моего зрения.

 

Я очнулся, и долго не мог понять, где нахожусь. Одно было ясно - я лежу на улице. Всё ещё была ночь, тяжёлые капли дождя колотили меня в грудь и лицо.

 

Резкий порывистый ветер колыхал мои волосы, но я не чувствовал холода, я не чувствовал ничего. Лёжа, я расстегнул свою промокшую куртку, и дыхание моё оборвалось. На моей груди сияла рваная рана, из которой до сих пор сочилась кровь. Но на моё удивление, боли я не ощущал, как и холода, как и всего остального.

 

Приподнявшись на локтях, я осмотрелся. Меня поразили сразу две вещи. Первое - я лежал на крыше той самой церкви, но теперь она не казалась мне настолько зловещей. Туман исчез. Второе, что меня поразило - я увидел два силуэта на фоне ночного неба, это были они: предводитель демонов и Диана. Они стояли на другом конце крыши и о чём-то говорили. Заметив, что я очнулся, Диана бросилась ко мне. Встав на колени, она обняла меня и расплакалась. Я также обнял её и понял, что худшее уже позади. Не спеша, к нам подошёл её отец. Он протянул мне руку, я взялся за неё и демон помог мне встать. Диана прижалась ко мне, слёзы вперемешку с дождём текли по её лицу. Демон улыбнулся и похлопал меня по плечу.

 

- Я пришёл, чтобы выразить тебе мою благодарность.

 

В знак этого он преклонился передо мною на колени, затем снова встал. Я не мог понять, что произошло со мной.

 

- Но зачем вы убили меня?

 

Демон усмехнулся.

 

- Это было необходимо. Теперь ты один из нас. Впрочем, я не держу тебя, ты свободен и можешь уйти, когда пожелаешь, но можешь также остаться со мной и с Дианой.

 

- Думаю, что я останусь вместе с вами.

 

- Ну, тогда я считаю, что лучше оставить вас сейчас наедине.

 

Демон попрощался, еще раз пожал мою руку и расправил крылья. Подойдя к краю крыши, он вспорхнул в пасмурное небо. Мы с Дианой обнялись и смотрели на удаляющуюся фигуру. Когда демон исчез из виду, я повернулся к ней. На её лице сияла торжествующая улыбка, любовь и преданность читались в её глазах.

 

- Я люблю тебя, оставайся со мной.

 

- Я тоже люблю тебя.

 

В порыве страсти мы упали на крышу храма. На секунду я взглянул на небо и увидел ее - звезду смерти. Звезда улыбалась.

 

Плюс ещё одна глава

 

 

 

Бенедикт оглядел церковь и облегченно вздохнул. На сегодня очередь желающих исповедоваться закончилась. Он натянул куртку и вышел. Январский ледяной ветер обдал его своим жаром и священник поёжился. Снег всё валил и валил с беззвёздного неба, вьюга жалобно завывала в подворотнях. Однако Бенедикту такая погода даже нравилась. Только бы не пришлось никого хоронить, пока мороз не спадёт. В последние несколько месяцев ему пришлось участвовать сразу в пяти или шести похоронах. Все словно сговорились и дохли как мухи, заставляя единственного священника в городе часами стоять на холоде и говорить заунывные речи. «Не дай бог ещё кто-нибудь посмеет помереть до весны!!» - подумал он, запер дверь церкви и отправился домой.

 

Планы священника попить сегодня вечером вина перед телевизором рушились. Его догонял ещё один опоздавший посетитель. Бенедикт ускорил шаг, надеясь оторваться от преследователя, но тот уже кричал ему, отплёвываясь от попадающих в рот хлопьев снега.

 

-подождите!!!

 

Священник пошёл ещё быстрее, но незнакомец был уже рядом. Пришлось остановиться.

 

-что вам угодно??

 

-добрый вечер, вы - Бенедикт?

 

-да, мы знакомы?

 

-нет, я здесь впервые. Искал вас целый день. Мне нужно срочно с вами поговорить. Давайте вернёмся.

 

-может быть завтра? Мой день закончен.

 

-нет, я не могу ждать, у меня ещё куча дел.

 

-вообще-то у меня тоже, поэтому до свидания.

 

Бенедикт развернулся и попытался уйти, но парень схватил его за плечо.

 

-это не займёт и десяти минут. Вы дольше будете стоять здесь, и упираться, хотя мы могли бы уже давно начать.

 

-ну, бог с вами! Но только недолго.

 

-я же обещал вам.

 

-да, да, пошлите в церковь, на улице жутко холодно.

 

Внутри наоборот, было жарко. Бенедикт оглядел посетителя. На вид тому не было и тридцати. Парень гулял без шапки, его тёмные волосы все были в снегу, и теперь он начинал таять. Не стригся он видимо давно, кончики их постоянно лезли ему в глаза и он отбрасывал их покрасневшей от холода рукой. На его чёрной рубашке не хватало нескольких пуговиц. «Уж не фашист ли?» - подумал священник. Он пригласил парня сесть на скамью, но тот отказался. Бенедикт всё-таки сел, вальяжно развалившись на ней и почёсывая голову.

 

-ну, так что ты хотел?

 

Парень замешкался и явно не знал с чего начать. Бенедикт демонстративно зевнул и закинул ногу на ногу.

 

-меня зовут Эрик. Эрик Линкин.

 

-приятно познакомится. Но давай к делу.

 

Начинать тот всё равно не спешил. Священник вздохнул и начал вставать.

 

-раз не хочешь, Я пошёл.

 

Эрик схватил старика за плечо и толкнул его обратно на скамью. Другой рукой он нацелил пистолет ему в грудь. Бенедикт поднял руки и вопросительно поглядел на него. Парень, наконец, начал.

 

-ты должен кое-что сделать. Или я выстрелю.

 

-нет! Что? Что мне надо сделать?!

 

-есть один человек, который должен умереть. Девушка. Ты её знаешь.

 

-какая девушка?! Ты псих?!

 

-возможно. Её зовут Диана, она живёт недалеко отсюда, на «Сайпресс-хилл». Недавно она вышла замуж. Не помню, как зовут его, но и не важно. Узнаёшь?

 

-да. Его зовут Джонатан. Я венчал их в октябре. Но почему??

 

-так надо. Скажем так из-за неё у меня большие неприятности.

 

-ты хоть понимаешь, на что ты толкаешь меня!! Это же убийство!!

 

-не волнуйся, после того как ты это сделаешь, всем будет явно не до тебя. Вот увидишь.

 

-ты точно спятил! Я лучше умру, чем сделаю такое!

 

-ну как хочешь. Я могу и сам.

 

Парень снял оружие с предохранителя.

 

-нет, не надо!! Я передумал!!

 

-отлично. Если до лета она будет всё ещё жива, я навещу тебя снова. Или ты или она.

 

-понятно! Только успокойся, прошу тебя!

 

-ну, тогда стоит рассказать тебе один секрет. О том кто она на самом деле.

 

Через полчаса Эрик накинул куртку и собрался уходить. Бенедикт сидел на скамье, закрыв влажное от слёз лицо руками. Метель за стенами продолжала визжать, мороз набирал обороты.

 

Джонатан чистил снег перед домом сломанной лопатой и думал, как бы ему выпить вина незаметно от невесты. Диана пила кофе со сливками и смотрела в окно на него. Марк уговаривал своего напарника не увольняться хотя бы ещё неделю, но тот говорил, что сторожить кладбище это явно не для него. И вообще с тех пор как он устроился на работу, перестал спокойно спать по ночам. Звезда смерти ещё не зажглась. Братья - близнецы тоже принимали на работу двух парней, и за глаза говорили, что они полное дерьмо и им надо работать в детском саду, а не киллерами. Демоны ждали своего часа.

 

Эрик открыл дверь, но затем снова повернулся к священнику.

 

-я даже оставлю тебе свой пистолет. Кстати, из него, возможно, тебя и убьют. Но не я. Надеюсь, что не я. Не забывай про ружьё твоего отца в подвале. И про меня тоже не забывай. А Джонатану передавай привет. Жаль, что они так и не будут вместе. Ну, всё, надеюсь, мы больше не встретимся. Не подведи меня. А мне надо навестить ещё кое-кого.

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru