ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Роза из Зоны

В отличие от многих парней проблем с девчонками у меня не было вообще никаких. Бриться еще не начинал, а уже был сыт по горло. А все благодаря моему старшему братцу. Он у меня, романтик хренов, в свое время в мореходку поступил, а году, эдак, в девяносто каком-то отстал от своих в каком-то польском порту и, как говорится, начал жизнь заново.

Там, за бугром, у него вдруг прорезался дар работы с людьми. Пристроился в панамскую пароходную компанию, а у них известно, какие проблемы: команды – сброд, по портовым кабакам «третьих стран» подобранный. Короче говоря, уголовщина всех оттенков кожи. И вот, едва только у них на борту какая заваруха начинается, сажают моего брательника в самолет, и летит он прямым рейсом куда-нибудь  в Калькутту или Дурбан, и прямо из аэропорта – на палубу. Даже в переводчиках не нуждался: соберет всю стаю где-нибудь в кубрике и только увидит, что кто-нибудь рот открывает, вякнуть хочет – раз ему в пятак! Глядишь, малаец и мексиканец уже в переборку впечатался. Сразу и консенсус возникает. На него и с ножами бросились, и с монтировками, только у братана кулаки – как пивные кружки, свинцом налитые. Они его даже оцарапать ни разу не сумели.

Должность у него называлась как-то по чудному – не то провизор, не то стевадор – короче, поставщик человеческого мяса в эту панамскую компанию. А к тому времени, когда у нас дефолты всякие косяком пошли, у братана уже была своя кадровая фирма в оффшорной зоне на Багамах и вилла возле Майами, огороженная хромоникелевой сеткой с овчарками по периметру.

Впрочем, Америку он не любил. Жлобская, говорит, страна: работай, работай, а оттянуться по-настоящему негде. Поэтому, если у него выдавался отпуск – обычно по неделе два раза в год – то он наезжал к нам сюда: с дружками, которые в данный конкретный момент не сидели, пивка попить, с такими же переростками с соседней улицы подраться, в третьесортных кабаках поотираться – этого-то ему, видать, в Америке и не хватало.

Понятно, ждали его – как короля. Особенно после того, как организовал он приглашение в Штаты одной подруге – вроде того, любились они тогда между собой. Сейчас эта деваха где-то в Неваде бензоколонкой заправляет. С тех пор сущий кошмар начался: стоит ему приехать, так девки к нам на третий этаж разве что в окна не лезут!

Ну, а в промежутках между его наездами меня кадрят: быстро сообразили, сколько всякого разного от меня зависит: могу заранее шепнуть, когда приедет, могу фотку в письме отправить, могу какой-нибудь тряпкой по дешевке торгануть – это самое «Made in…» он целыми чемоданами привозил, особенно первое время. Короче, охмуряли меня все – начиная от всяких соплячек и кончая кобылами с тридцатилетним стажем; вот только после кризиса 2008-го жизнь скучнее пошла – то ли народ серьезнее стал, дурь на убыль пошла, то ли братан постарел, перестал по кабакам шляться да девок снимать: как приедет – днем на раскладушке на балконе дрыхнет, ртом мух ловит, а ближе к вечеру галстук нацепит и уже с солидными мужиками в солидный ресторан тащится – они там всю ночь на стриптизерш пялятся и о привлечении инвестиций в Россию треплются, моя же лафа закончилась.  

И вот сижу я как-то в такой денек у себя дома, прислушиваюсь к его похрапыванию в соседней комнате и размышляю о том, когда же этот дуралей меня в свою Америку заберет – школа через год кончается, не в армию же идти? Поступить в институт на бесплатное отделение мне не светит, на платном же можно и в U.S. учиться…

И тут – звонок. Я тащусь в прихожую, раскрываю дверь и тихо обалдеваю:

-         Роза из Зоны? Ты? – я даже не узнал ее в первый момент. Обычно она ни в чем, кроме стиранного-заштопанного школьного платьица  не ходила, а тут – пунцовая кофта, сквозь которую черные кружева просвечивают! Какой-то кожаный лепесток на бедрах вместо юбки и чулки цвета печени алкоголика!

-         Можно? – я наконец-то прихожу в себя и спешно отстраняюсь: что это со мной? Любой пацан был бы рад до смерти просто рядом постоять с такой девочкой, а тут она сама приходит ко мне на хату, а я, как козел, джинсами трясу в прихожей:

-         Заходи конечно! – надо сказать, наш гнилой микрорайон не видел девочки более красивой, чем эта Роза из Зоны. И в то же время она была какая-то не своя, не такая как все. Я это заметил класса с шестого, когда все мы – и девки, и пацаны, начали, как и полагается, друг возле друга хороводиться. Она же, наоборот, все дальше в сторонку отодвигалась. Уж кто и как за ней только не ухлёстывал! Но она не то, чтобы слишком гордо держалась, но словно берегла себя для какого-то иного предназначения.

Бесило такое ее поведение, конечно, до озверения, и не только нас, но и преподов. Собственно, своим прозвищем она и обязана-то не нам, а дебилу-ОБеЖатнику. Это он, глядя, как она управляется с противогазом, наорал: «Ну, ты, Роза Сиона!» – а так как никто из нас тогда не знал, что такое Сион, то мы и  стали ее звать «Роза из Зоны».

И вот теперь я тупо смотрю, как она мнется передо мной.

-         Вадим, мне нужно поговорить с твоим братом! - она пытается присесть в углу дивана, мучительно старясь при этом, чтобы ее дезабилье не слишком вываливалось наружу.

-         Что, в Америку захотелось?

-         Да, – Роза начинает пунцоветь под цвет блузки. – Мне нужно уехать в США, - вон оно значит что! Вот для какой великой цели она себя берегла, брезговала всеми нами! Ну, держись!

-         А причем тут мой брат? Роза, у тебя же есть мама, папа, родня, пусть они тебя везут, куда тебе надо! – начинаю я изгаляться почти сочувственным тоном, прислушиваясь к мерному похрапыванию братца за стеной.

-         Вадим, у нас очень бедная семья. Пойми, мне надо только доехать до Штатов, дальше я сама!

-         Всем надо только доехать, и все дальше сами, нам-то до этого какое дело?

-         Но ведь Николай уже пригласил в Америку одну девушку…

-         Было такое,- я расплываюсь в гадливой улыбке. – Только ты ведь знаешь,  -  выдерживаю длительную паузу, - дорога в Америку ведет через постель! – Роза из Зоны вздрагивает, как от удара кнутом, и покорно прикрывает рдеющие щеки огромными, как еловые лапы, ресницами. – Через эту постель! – тычу я пальцем в диван, на котором она сидит, и сам задыхаюсь от собственной наглости. А что, если и взаправду раскручу эту девочку-припевочку – вот все пацаны обалдеют! Девки автографы будут спрашивать!

-         Прямо сейчас? - лепечет она, а я демонстративно начинаю расстегивать рубашку на груди:

-         А как же? Тебе ведь, наверное, скорее надо! – ну и влопалась, дуреха! Жизни таких учить и учить  надо! – Ты что, думала, так просто в United States упорхнешь да еще целочкой в постель к какому-нибудь биллу-гейтсу плюхнешься? Нет уж, давай как все, как говорится, грудью дорогу…  - тая дыхание, слежу, как она спускает с плеч свою полупрозрачную блузку, отстегивает юбочку-поясок и бережно сворачивает с полненьких стройных ножек темно-бордовые чулки.

-         И это тоже? – белье-то, белье-то одела – сплошные кружева! Знала ведь, на что шла, а ломалась!

-         А как же? Или ты прямо в трусах умеешь? – я хрюкаю от собственного остроумия и в тот же миг чувствую, что лечу, как двухмоторный вертолет, мотая в воздухе сразу руками и ногами, наискосок через всю комнату.

-         Ну, рассказывай, сестренка, что случилось, - в дверях стоял брат и задумчиво потирал  кулачище. – Ты бы ведь ради этой паршивой Америки сюда бы никогда не пришла, верно я думаю? – и тут Роза заплакала и рассказала все.

У нее оказался младший братишка – мозглястого вида недоросток, которого бог за что-то наградил даром пиликания на скрипке. Был он лауреатом всяких там конкурсов, составлял главную гордость этой инженерско-педагогической семейки и единственную их надежду на будущее. Можно сказать, все они только ради того и жили, чтобы отправить его на учебу в какую-то там супер-пупер консерваторию. Во всяком случае, так было до тех пор, пока он не попался на глаза олигофренам, кучкующимся в их подъезде. Олигофрены были в хорошем настроении, поэтому только разбили об его голову его же скрипку. Никаких особых травм розин брат, вроде бы, не получил, но почему-то стал глохнуть. На последние деньги его возили по всем больницам, но врачи сказали, что надо делать операцию, а делают такие операции только в Америке. Это стена: откуда конструктору каких-то там машин и училке российской школы взять деньги на поездку в Америку?

И тут Роза где-то вычитала, что если приехать в США и продать там какому-нибудь больному богатею собственную почку, то можно отгрести столько бабок, что хватит и на транспортировку в Америку глохнущего брата, и на его лечение. А сама – что – проживет и с одной почкой, эка невидаль, лишь бы до U.S. добраться!

-         Ну, в Штаты ехать тебе совсем не обязательно, - буркнул брательник, кидая ей обратно ее шмотки. – Без почек ты и здесь запросто останешься. Брату твоему, коли уж он такой гений, я, так и быть, операцию оплачу. Ну, а своих козлов надо учить прямо тут, на месте. Иди, показывай, где у них стойбище? - и мы потащились через залитый полуденным солнцем двор: впереди Колька в тапочках на босу ногу и линялых шароварах – кулаки у колен болтаются, затем Роза в своем наряде начинающей шлюхи и замыкающим – я, придерживая рукой опухающее ухо. – Эти? – спросил братан у Розы, входя в подъезд, и не успел главный олигофрен обслюнявить губищи:

-         Что за базар, мужики? – как пошел мордой считать ступеньки – тоже мне, мужик нашелся!

Вообще-то, драки – это не мой профиль. Но в тот день я узнал, что и наша родина может подарить такой кайф, какой ни в одной америке не словишь – мочить вот эту приподъездную падаль. Не потому, что в Америке таких ублюдков нет – дерьма везде предостаточно. Но эта гниль – своя, родная, и когда, встав плечом к плечу с старшим братом, метелишь их, сбивая в кровь кулаки, то чувствуешь, словно вырываешься из самого себя, мелкого и гадкого, и вырастаешь в великана из чудесной сказки или в тарзана, который подхватывает маленькую девочку Розу могучими лапами и уносит прочь из Зоны, кишащей всей этой дебильной нечистью и ублюдством.

За такой кайф, думаю, и проломленной башки не жалко!

А брату розиному операцию так делать и не стали – оказалось, что все это у него на нервной почве, таскают его сейчас по психиаторам. Роза же уехала-таки в Америку, живет там с Колькой, замуж за него вышла по ихним штатовским законам, хотя, вроде бы, сначала ехать не хотела, предлагала тут остаться. Сейчас уже второй ребенок у них родился, моим именем назвали…

Вам нравится творчество Л.М'ена? Чтобы получить текст следующего его рассказа, достаточно кликнуто строчкой ниже!

Уважаемые читатели!

В связи с тем, что в настоящее время перевод средств посредством отправки sms на короткие номера блокируется по независимым от редакции причинам, просим все транзакции производить посредством системы web money.



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru