ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Немного мистики / Мертвые не лгут

Мертвые не лгут

- Есенина вызывают чаще других, потому что он самоубийца, - деликатно пояснил доктор Аврелиус. - Дух самоубийцы легче вызвать, так как он долго не может успокоиться.

- Гони сюда Есенина! - продолжал куролесить Босс. - Сережу нам, Сережу!

- Зачем нам Есенин? - съерничал я. - У нас свой собственный самоубийца есть! Вызовем Витьку, а?

Босс мне надоел вообще, а сегодня в особенности. С раннего вечера мы таскались с ним по кабакам, изображая из себя верноподданную свиту: обмывали, видите ли, удачную сделку. Часам к трем ночи, когда всё уже позакрывали, мы очутились где-то на городских задворках, в глухом переулке возле кладбища. Босс умудрился разглядеть где-то в его глубине два светящихся пятна и, решив, что это местная пикантность, потащил нас по непролазной грязи.

Когда мы наконец-то добрались до цели, вместо малины с веселыми девками нас ждал убогий домишко, с перекошенного фасада которого сочились красным сиянием два подслеповатых окошка. На вывеске перед входом значилось:

ДОКТОР АВРЕЛИУС

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, БУДУЩЕЕ

СПИРИТИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ

- Га! - крякнул Босс. - Спиритическое? А вы гоните, что все уже закрыто! Зайдем!..

И вот мы сидели вокруг стола и он похмельно брюзжал:

- Ну вот еще, этого паскудника звать! - вся фирма знала, что у Босса с Витькиной женой были шуры-муры, из-за чего, как предполагалось, Витка и сломал ей глотку в порыве ревности, а потом повесился сам в камере следственного изолятора.

- А что, может, действительно - Витьку? - проблеял Ленька-бухгалтер. - Все-таки свой человек, с ним проще будет...

- Да что вы все – «Витьку» да «Витьку»! - затарахтел было Босс, но, перехватив мой взгляд и сообразив, что слишком явственно выдает свое нежелание, буркнул:

- Да давайте Витьку, коли вам так приспичило!

- Возьмитесь за руки,господа!- повинуясь доктору Аврелиусу, я обхватил левой рукой волосатую лапищу Босса, на мою же правую легли прохладные, едва ощутимые пальцы старика. - Сосредоточьтесь, господа, и думайте о человеке, которого вы хотели бы вызвать. Пусть он придет!

Мы застыли за столом, сцепившись руками. Верхний свет плавно, как в кинотеатре, начал гаснуть, и через пару минут в комнате горела лишь подвешенная над столом лампадка, света которой хватало только на то, чтобы вырвать из темноты выжженный на лакированной столешнице круг с секторами по количеству букв, вполне прозаическое блюдце в его центре да кольцо наших рук, обрамляющее этот спиритический подиум - лиц наших уже не было видно.

Мне все происходящее представлялось откровенным шутовством, и я уже собирался отмочить что-нибудь вроде пинка под столом, но в этот момент входная дверь слегка скрипнула, едва уловимый сквозняк коснулся моего затылка, блюдце на столе слегка колыхнулось, и я услышал неожиданно глубокий и звучный голос доктора Аврелиуса:

- Спрашивайте! Дух здесь!

Пару минут мы обалдело молчали, потом Босс внезапно осевшим голосом чирикнул:

- Как ты там, Витьк?

Поначалу блюдечко не шелохнулось, но потом вдруг пошло боком и завертелось, указывая проведенной по нему сажей полосой на буквы:

«Х...Р...Е...Н...» - Короче, ясно, как жилось на том свете нашему бывшему дружку Витьке.

Я все пытался сообразить, каким образом старый мошенник вращает блюдце - магнитики у него под столом, что ли? А Ленька уже отвесил челюсть и промычал:

- Что же ты там делаешь?

«М...А...Ю...С...Ь...»

Тут мне в голову пришла какая-то извращенная идея, и я выпалил:

- Жену там свою видишь?

«Д...А...»

- И что? Как вы с ней?

Несколько секунд блюдце беспорядочно трепыхалось на лакированной поверхности, потом разразилось своей самой длинной фразой:

«Л...Ю...Б...О...В...Ь... М...О...Я... О...Т... Р...А..Д..А... З...Д...Е...С...Ь...»

- Да ты ее грохнул, паскуда! - взорвался Босс.

Блюдце застыло на месте, мелко подрагивая, потом, словно теряя силы, сделало три замирающих поворота:

«Н...Е...Т...»

- Кто же ее убил? - пискнул Ленька-бухгалтер, но блюдечко крутанулось еще чуть-чуть и больше не отвечало, замерев на букве «П».

- Все! Спекся! - с облегчением констатировал Босс, - Наговорился наш покойничек! - но голос Аврелиуса из темноты ответил:

- Дух умершего показывает на вас, сир!

В самом деле, Босс сидел как раз напротив буквы "П" и сажевая полоса целилась ему прямо в брюхо.

- Что?! - он немедленно взорвался. - Эта падла продолжает и с того света пакостить?! Сам убил, а на других валит! Кончай, дед, свой балаган, а не то я вмиг разнесу твою

лавочку!

Он попытался подняться, но не смог; наши руки, скованные, как цепью, каким-то единым спазмом, не могли разъединиться и держали его.

- Сир, сеанс не окончен. Дух умершего не отпускает вас!

- А мне плевать! Хорош народ дурить, старая оглоедина! - Босс взбрыкнул коленями, стол подпрыгнул, блюдечко закачалось, но сажевая полоса упрямо показывала ему в живот.

- Мертвые не лгут, сир!

- А этот лжет! Врет, как Троцкий! За каким чертом мне надо было убивать его лохудру? Ну, трахался я с ней, трахался, а кто с нею не трахался? - Босс зорко обозрел наши физиономии. - За то Витька ее и придушил, а теперь гадит с того света!

- Он не мог ее придушить, - с усилием выдавил я из себя то, о чем до сих пор старательно молчал. - Витька звонил мне в ту ночь с объекта, ты сам послал его туда сторожить!

Ясное дело, телефонный звонок - не алиби. Я ничего не говорил про него на следствии: помощь Витьке была бы нулевая, а Босс бы мне крепко отплатил. Но сейчас я не

выдержал. В конце концов, боссов на свете много, а друг Витька был у меня один.

- Эка проблема! Долго ему было отойти на двадцать минут свернуть шею своей курве!

- Что ж, - я полез на рожон, - давай спросим об этом саму Лильку!

- Что-о? - опешил Босс, но доктор Аврелиус умиротворяюще прожурчал из своего угла:

- Господа, это действительно самое разумное в данной ситуации. Успокойтесь! Сосредоточьтесь и попытайтесь представить себе интересующую вас даму. Вызывайте ее.

На этот раз я занялся делом без дураков: закрыл глаза и стал представлять себе Лильку - такую, какой видел ее в последний раз - жирно унавоженные помадой губы, упрямо летящие навстречу весеннему ветерку выжженные перекисью волосы, высокая грудь, победительно подпрыгивающая в такт перестуку каблучков... Была же баба!

Слева, со стороны Босса, на это мое весеннее видение то и дело наплывало, пульсируя, черное облако, но со стороны старика Аврелиуса словно светило славное апрельское солнышко, и из этого сиянья постепенно стал вырисовываться неясный, просвечиваемый насквозь контур, потом он двинулся ко мне, как будто снисходя по небесной лестнице, развивая по солнечному ветру льняные пряди, и я не своим, глубоким и звучным голосом вопросил:

- Это ты, Лиля?

С усилием разлепив залитые внутренним сиянием, как медом, веки, увидел задрожавшее на столе блюдце:

«Д...А...»

- Кто тебя убил, Лиля?

Блюдце покачалось на столе, повернулось и показало на Босса.

- За что?

«Ш...А...Н...Т...А...Ж...»

- Эта дрянь шантажировала меня, - надтреснутым голосом сообщил Босс. - Думала, можно тянуть деньги до бесконечности...

- Это правда? - спросил я в пустоту.

«Д...А... - блюдечко завертелось шустрее.- О...Т...М...Ы...В...А...Л... Г...Р...Я...З...Н...Ы...Е... Д...Е...Н...Ь...Г...И...»

- Это я ей сказал! - вдруг всхлипнул Ленька-бухгалтер. - Мы любили друг друга! Нам нужны были деньги! Хотели уехать! Мы здесь не могли! Она никогда не пошла бы на это, если б не знала, что они - эти деньги - как бы ниоткуда!..А ты, гад!.. -он дернулся к Боссу.

В принципе, я и сам догадывался, что в нашей риэлторской компаше происходило нечто подобное: последнее время мы только тем и занимались, что якобы продавали по

дешевке особняки некоторым лицам, а потом покупали у них же втридорога. Я, как агент по недвижимости, сочинял какие-то липовые бумажки, Ленька сводил концы с концами в

бухгалтерских отчетах, Витька же числился курьером, и Босс время от времени посылал его гонять бомжей из тех двух или трех халуп, на базе которых мы и крутили наши аферы, 

чтобы самому тем временем всласть покувыркаться с Лилькой - официально она фигурировала как «личный секретарь-референт».

- Коз-злы! - ненавидяще просипел Босс. - Живете за моей спиной, как короеды, еще и допытываться надумали! «Лиля, кто тебя убил?» - передразнил он меня визгливым фальцетом. - Раз убили - значит, за дело! И нечего тут!

- Ты Витьку подставил!

- А что, мне самому надо было садиться? Отсидел бы пацан свой петрофан, ничего бы с ним не случилось! Вышел - я бы его человеком сделал! Сам виноват - распустил меланхлюзии! И что вы на меня уставились? Ментов наведете? Так сами в дерьме по уши! А доказательства? Кто поверит этим... духам? Ха-ха-ха! - Босс деланно загоготал, так, что я даже ощутил, как трясется в темноте его туша, но он тут же осекся: блюдце на столе заерзало и выдало:

«Н...А...Ш... С...У...Д...»

- Че-его?.. Судите вы меня там, на том свете, сколько влезет! Что вы мне сделаете, мертвячки?

«С...М...Е...Р...Т...Ь...»

- Да пошли вы! - завелся было Босс, но тут же странно, гортанно хрюкнул и замолчал; кисть его неистово напряглась в моей пятерне, но я, повинуясь не своей воле, сжимал

запястье его с такой силой, что казалось, у меня вот-вот кровь брызнет из-под ногтей.

- Включите свет! Све-ет! - как резаный завопил Ленька-бухгалтер, но вместо этого потухла единственная висевшая над столом лампадка. Минуты полторы в помещении стояла непроницаемая темнота. Потом постепенно начал разгораться верхний свет, еще несколько секунд мы сидели, как чумные, потом Ленька, растерянно хлопая рыжими ресницами, подался к Боссу, пытаясь что-то выговорить. Я наконец-то смог расцепить хватку и посмотрел налево: Босс сидел, чудно надув малиновые щеки и пяля стекленеющие глаза в центр стола. Поперек горла у него отчетливо темнела странгуляционная борозда.

Бежать было глупо - полгорода видело нас в тот вечер в компании с Боссом. Доктор Аврелиус вызвал полицию.

Злобная ввиду неурочного времени ментура хотела нас сразу же попихать в воронок, но, на наше счастье, прокурорский стажер ухитрился разглядеть на полу позади боссова стула грязевые отпечатки и тут же выдал романтическую версию: мол, за нами, пока мы шлялись по кабакам, начали следить - «доброжелателей», как вы сами понимаете, у Босса было хоть отбавляй, - а когда мы пришли сюда и увлеклись этим камланием, кто-то вошел в домик (дверь старик Аврелиус не имел привычки запирать), подкрался к Боссу и в удобный момент накинул ему на шею удавку. Старшие товарищи увлеклись этой гипотезой, и нас отпустили под подписку о невыезде. Но, если вся эта романтика не подтвердится, нам остается надеяться лишь на то, что Витькин дух самолично явится в зал суда и замолвит за нас словечко...

 



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru