ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Загадка 22 июня

Итак, вновь 22 июня. 70-летие начала Великой Отечественной войны. Войны, унесшей 27 миллионов жизней наших соотечественников. 27 миллионов отцов, матерей, детей, совсем молодых людей, которым бы жить да жить, работа да работать, создавать да создавать будущую жизнь, которой всем им так страстно хотелось. А вместо этого – чернота, мрак, безвестность… Груды трупов в братских могилах, поземка над выстланными телами улицами Ленинграда, Бабий Яр, Хатынь, et cetera, et cetera…

Действительно ли история так необратима? Можно ли было предотвратить войну? А если можно, то почему она не была предотвращена? Ведь все политики того времени так неустанно твердили "о мире во всем мире"...

О «загадке 22 июня» – почему Сталин, имея многочисленные агентурные сведения о подготовке Гитлером агрессии, упорно их «не замечал», сказано уже чрезвычайно много.

Да что там агентурные сведения! Моряки советских гражданских судов, вёзших и вёзших в Германию грузы, отправляемые по пакту Молотова-Риббентропа, открытым текстом, видя скопление в немецких портах солдатни и военной техники, гнали на Родину сообщения: «Не шлите больше сюда корабли! Немцы готовятся к нападению!» О приближении германских армад к границе сообщали пилоты гражданских самолетов, говорили перебежчики… Но всё – во тщету.

Так что же? Неужто – элементарная «ошибочка» «гениального вождя всех народов и зоркого провидца»? Или же итог долгой и старательно просчитанной комбинации, расчет в которой оказался трагическим просчётом?

 

Как это было

31 августа 1939г. В.М.Молотов, предсовнаркома и один из первейших сталинских бонз, комментируя заключенный неделей ранее советско-германский пакт о ненападении, заявил, что он (договор) “…будет способствовать делу мира в Европе” (“Правда”, 1.09.1939г.). Трудно сказать, чего было больше в этих словах – политической близорукости или цинизма: всего через несколько часов, перед рассветом 1 сентября, германские войска вторглись в Польшу.

 

Так что же это был за договор?

В течение 30-х годов в Европе создавалась система противодействия агрессии. Но расчленение и захват Гитлером в 1938г. Чехословакии показал недостаточность этой системы. Причем нельзя, как это принято делать в отечественной историографии, полностью сваливать вину за эту трагедию свободолюбивого народа исключительно на «мюнхенцев» - Даладье и Чемберлена. Мол, СССР и хотел бы помочь чехам и словакам, да не мог: границы, видите ли, с Германией общей не было!

Эта ссылка, которая в ходу вот уже 70 лет, не слишком убедительна. Дело в том, что Гитлер никогда не действовал в одиночку. Для раздела Чехословакии была собрана коалиция, в которую вошли, кроме самой Германии, и Польша, и Румыния, и Венгрия. И каждой, кстати, досталось по кусочку.

Да и вряд ли Чехословакия так легко сдалась бы Германии, если противостояние шло бы один на один: против 47 немецких дивизий и нескольких отдельных полков и бригад у чехословаков было, как минимум, 45 полноценных дивизий, неслабая авиация и лучшие в Европе бронетанковые войска (Германия по Версальскому договору 1919г. строить танки не имела права и возобновила их строительство только после прихода Гитлера к власти. Так что к 1938 г. на вооружении вермахта были только дохленькие Т-1 и Т-2 с пулеметным вооружением или 20 мм пушкой, но и их было у немцев было меньше, чем у чехословаков - превосходных LT-35 и LT-38. Именно на чешских танках, захваченных в 1938г., Готт и Гудериан отправились брать в «клещи» польские и французские армии – свои танки немцами использовались в то время, преимущественно, в вспомогательных целях и для обучения экипажей). То есть в случае войны «один на один» чехи, чего доброго, могли бы течение двух-трех месяцев взять Берлин и посадить Гитлера за решетку как незадачливого авантюриста.

Но одно дело, когда 47 дивизий против 45, а другое дело, когда к этим 47 дивизиям прибавляется по 15-20 польских, румынских и венгерских дивизий: это – уже двойное превосходство!

Надо полагать, если бы СССР действительно желал спасти Чехословакию (с которой был связан обязательствами в рамках европейской системы безопасности), то решительный дипломатический демарш + выдвижение к польским и румынским границам Красной армии (в то время – не менее 100 полнокровных дивизий, то есть больше, чем у всех коалиционеров вместе взятых!) разом бы покончил со всеми амбициями по разделу братской славянской страны. Но вместо демарша последовали кокетливые заявления об отсутствии общей границы. Хотя Польша в отношении Чехословакии на тот момент была таким же агрессором, как и Германия: вот тебе и граница!

Конечно, у Сталина были причины недолюбливать чехов. Именно чешские легионеры стали первой силой, которая остановила в 1918г. «победное шествие Советской власти». Именно чехам удалось умыкнуть из-под носа комиссаров так называемое «колчаковское золото». Или, по крайней мере, значительную его часть. Да и сама Чехословакия с ее весьма демократическими порядками смотрелась «белой вороной» в окружении тоталитарных режимов Восточной Европы того времени: в Германии – нацизм, в Румынии – фашизм, в Венгрии – диктатура, в Польше – просто консерваторы, но по-пански весьма заносчивые в отношении всех соседей…

А в СССР – сталинизм…

Тем не менее, расчленение Чехословакии – это звонок, и с весны 1939г. в Москве были начаты обширные англо-франко-советские переговоры. По сути, речь шла о восстановлении Антанты – союза, победившего Германию в 1914-1918гг.

Однако советское руководство поставило заключение подобного союза сначала в зависимость от заключения специального военного соглашения, а заключение этого соглашения - в зависимость от позиции Польши: у СССР не было с Германией общей границы, и советское руководство потребовало согласия Польши на ввод в случае “особых обстоятельств” Красной армии на ее территорию. Причем польскую делегацию на переговоры Сталин даже не посчитал нужным пригласить: предполагалось, что англичане и французы должны просто пропедалировать Варшаву на такое согласие.

Естественно, те на вмешательство в дела суверенного государства не пошли, да и если бы и пошли, вряд ли бы у них что-нибудь получилось, и Сталин это отлично понимал. В то время Польша была довольно мощным государством, армия которого незначительно уступала немецкой, и ее руководство было уверено, что страна может и в одиночку побороться с Германией, не говоря уже о том, что у Польши были союзные договоры с Францией и Великобританией.

Таким образом, работа военных делегаций трех стран зашла в тупик. Общие переговоры еще продолжались, когда 23 августа в Москву прилетел министр иностранных дел гитлеровской Германии Иоахим фон Риббентроп и всего за полдня был заключен фактически военный союз СССР и Германии.

 

Почему военный и почему союз?

Интересной особенностью этого пакта являлось отсутствие в нем обычной для документов такого рода оговорки об автоматическом расторжении договора в случае начала другой стороной агрессии против третьей державы. Эффект от его заключения был таков, что в Японии, связанной с Третьим Рейхом Антикоминтерновским пактом, правительство даже ушло в отставку.

Западные же демократии оказались лучше, чем о них внушалось советскому народу. 3 сентября, несмотря на изменившееся соотношение сил, Англия и Франция объявили войну нацистскому рейху. По свидетельствам современников, Гитлер был поражен не менее, чем Сталин 22 июня 1941г. Возможно, полякам, несмотря на разгром в районе Варшавы, при поддержке французов и удалось бы создать фронт сопротивления в глубинных районах страны, но 17 сентября, когда польская столица еще держалась, Красная армия хлынула через границу “освобождать” Западную Украину и Западную Белоруссию. Такого удара – в первую очередь, психологического – наверное, не выдержала бы ни одна страна.

Дальнейшее известно. 22 июня 1940г. пала Франция, а ровно год спустя вермахт обрушился на Россию. Пройдет всего несколько дней, и “величайший вождь и учитель всех времен и народов”, почувствовав близость германских штыков к собственной персоне, взмолится к расстрелянному, измордованному, загнанному им в лагеря народу: “Братья и сестры!” Вроде того, спасите! Помогите! Прикройте телами своими и своих детей!

 

Апологеты Сталина сегодня продолжают утверждать, что пакт “Молотов-Риббентроп” был вынужденной импровизацией, шагом, сделанным под давлением внешних обстоятельств. Но об обратном говорит вся история советско-германских отношений начиная с Рапалло и далее.

 

Вообще говоря, несмотря на всю свою левую и левацкую фразеологию, “верный ученик” парадоксальным образом проявлял тягу к фашистским режимам. Существует мнение, что правый переворот в Литве еще в 1926г., в результате которого к власти пришел Антанас Сметона, стал возможен благодаря косвенной поддержке Сталина, а литовская националистическая партия таутининкасов непосредственно финансировалась Кремлем (см. “Известия” от 12 сентября 1995г., статья Н.Лашкевича “Литовский президент Сметона получал доллары из Москвы”).

 

2 сентября 1933г. Сталин заключил договор о “дружбе, нейтралитете и ненападении” с фашистской Италией. Началось оживленное военно-техническое сотрудничество. В частности, по итальянским проектам был заложен и знаменитый крейсер «Киров» (турбины собственная промышленность нужной мощности произвести еще не могла и их поставила итальянская фирма «Ансальдо»), эсминцы «седьмой» серии и т.д.

О том, что Сталин своим запретом на союз зарубежных коммунистов с социал-демократами фактически расчистил Гитлеру дорогу к власти, не писал только ленивый. Да и сам договор с Германией от 23 августа 1939г. был итогом далеко не полудневных переговоров. Путь к нему занял, по меньшей мере, полгода.

 

Открыто о смене приоритетов во внешней политике Сталин объявил на Пленуме ЦК ВКП(б) 9-11 января 1939г. (см. В.Иванов “Канун катастрофы”, стр. 103). Вскоре в Берлине был заменен советский посол, а 3 мая с поста наркоминдела снят опытный дипломат Литвинов на его место назначен аппаратный функционер Молотов. Но еще с конца 1936г., в тайне от Литвинова, напрямую от имени Сталина переговоры в Германии вел торговый представитель СССР Л.Канделаки – впрочем, торговое и техническое сотрудничество между СССР и Германией не прекращалось с начала 20-х годов.

Активность Канделаки вывела переговоры на уровень рейхминистра Геринга и председателя Имперского банка Шахта. Вскоре к Канделаки присоединился нарком внешней торговли Микоян, а руководителю советской разведки в Европе В.Кривицкому было приказано свернуть агентурную сеть на территории Третьего Рейха – и все это происходило еще в период формальной конфронтации между СССР И Германией!

То есть к 23 августа почва для пакта “Молотов-Риббентроп” была вполне подготовлена.

 

Можно предположить, что стороны шли на эти переговоры с разными намерениями.

Тактика Гитлера была вполне шаблонной. Он отлично понимал, что Германия не в состоянии вести войну на два фронта, поэтому применял хорошо известный принцип “Разделяй и властвуй”. В 1934г., готовясь к ремилитаризации Рейнской зоны, он заключил договор с Польшей “о ненападении” - практически точно такой же, как спустя пять лет с СССР. Под прикрытием этого договора он ввел войска в Рейнскую зону. Помог этот договор ему и при разделе Чехословакии, в котором Польша, как уже говорилось, также поучаствовала.

Использовав Польшу на 100%, Гитлер стал искать аналогичного союза с СССР, теперь уже с целью захвата Польши. Видел Сталин примитивную суть этой игры, или нет – неизвестно, но стремление к “внешним приобретениям” откровенно взяло верх. Риббентроп показывал на Нюрнбергском процессе: “Когда я приехал в Москву в 1939 году к маршалу Сталину, он обсуждал со мной не возможность мирного урегулирования германо-польского конфликта в рамках пакта Бриана-Келлога, а дал понять, что если он не получит половины Польши и Прибалтийские страны еще без Литвы с портом Либава, то я могу вылетать назад” (Зоря Ю.Н., Лебедева Н.С. “1939 год в нюрнбергских досье”, с.137). Риббентроп, кстати, оказался, едва ли не единственным дипломатом, казненным по приговору Нюрнбергского трибунала.

По секретным протоколам к договору от 23.08.1939г. Сталин получил и половину Польши, и Прибалтику, и Бессарабию, и аппетит нагулял во время “еды”: с ноября 1940г., на новых переговорах по разделу сфер влияния, потребовал Финляндию и Балканы. Но… “Мавр сделал свое дело, мавр может уйти”. После разгрома Франции нужда в союзе с Россией у Гитлера отпала. Наоборот, Россия превратилась в наиболее подходящий объект для очередного “забоя”.

В апреле 1941г. учуявший опасность “великий кормчий” успел заключить пакт с Югославией, но буквально несколькими днями спустя Гитлер молниеносным броском захватывает и Югославию, и Грецию, и вновь сбрасывает английский экспедиционный корпус в море, и Россия остается один на один с Рейхом, теперь уже охватившем всю Европу. Как принято выражаться в нынешние времена, “картина Репина”.

 В последовавшей войне погибло 27 млн. русских. Это намного больше, чем население всех присоединенных к СССР по пакту “Молотов-Риббентроп” территорий, – если, конечно, можно человеческую смерть и муки с чем-то сравнивать и как-то соизмерять. Это целый пласт нашей нации, это несостоявшаяся культура, история, эра. Наверное, трудно придумать более показательный пример расплаты за подмену реальной, открытой, честной политики политической комбинаторикой, интриганством, секретными соглашениями и “канализацией” агрессора. Остается пожалеть, что за эту комбинаторику приходится расплачиваться народам, а не комбинаторам.

 

Апологетика Сталина: три версии, зачем же был нужен СССР пакт "Молотов-Риббентроп". Загадка 1944 года: с кем на самом деле собирался воевать Сталин? Продолжение статьи Павла Куреня можно прочитать, кликнув строчкой ниже!

Уважаемые читатели!

В связи с тем, что в настоящее время перевод средств посредством отправки sms на короткие номера блокируется по независимым от редакции причинам, просим все транзакции производить посредством системы web money.



© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru