ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / Kровью, а не марганцовкой / Марксистско-ленинское учение о соотношении базиса и надстройки на примере создания и развития образцов военной техники 20-х-30-х годов XX века

Марксистско-ленинское учение о соотношении базиса и надстройки на примере создания и развития образцов военной техники 20-х-30-х годов XX века

«Чем квалифицированнее труд,

тем чувствительнее он к несвободе»

Карл Каутский, друг и учитель Ленина

Просматривая переполняющую сейчас Сеть апологетику Сталина и его эпохи,  обратил внимание, насколько точно совпал по времени разгром Промпартии и гонения на техническую интеллигенцию с поворотом в военном строительстве советского государства. Поворотом от самостоятельности к эпигонству и копированию образцов техники «вероятных противников».

Не лаптем единым

Начнем с того, что царская Россия не была абсолютно отсталой страной. Ее инженерам, техническим специалистам принадлежит честь создания выдающихся образцов военной техники:

в авиации – тяжелый бомбардировщик «Илья Муромец» - 4-моторный гигант, появившийся тогда, когда в «ведущих авиационных державах» только еще обсуждался вопрос, можно ли построить самолет весом более тонны;

в кораблестроении – эсминцы типа «Новик» — лучшие корабли своего класса на начало I Мировой войны;

в пехотном вооружении — первая автоматическая штурмовая винтовка Федорова,

и т.д. 

Эта традиция была продолжена при Советской власти:

в авиации – авангардный цельнометаллический бомбардировщик ТБ-1 – в то время как на Западе все еще строили фанерно-полотняные «этажерки»;

в танкостроении – танк МС-1: не «вундерваффе», но у других стран и таких не было;

в стрелковом вооружении – ручной пулемет ДП – лучший на тот период;

в кораблестроении – подводные лодки типа «Декабрист», сторожевики типа «Ураган», лидеры эсминцев типа «Ленинград». К этим кораблям было предъявлено немало претензий. Но технических объектов без недостатков не бывает. И парадокс заключается в том, что после расправы над собственными инженерными кадрами, политическое руководство страны пошло на заказ за рубежом не лучших, а иногда и худших образцов техники.

На земле, в небесах и на море

В судостроении это особо заметно. Хотя бы потому, что руководство «первой в мире страны победившего пролетариата» дебютировало на международном рынке вооружений сотрудничеством с фашистской Италией.

Началось с передачи СССР так называемых «минизин» — 100-мм пушек, разработанных на заводе Шкода еще в 1910 г., установленных для зенитной стрельбы на лафет итальянского инженера Э.Минизини. 

Далее последовало заимствование торпед, заказ на постройку двух сторожевиков для Тихого океана, сотрудничество при создании эсминцев проекта «7» (тип «Гневный») и крейсера «Киров».

Основой для проектирования «семерок» послужил итальянский эсминец «Маэстрале» (см., например, С.А.Балакин «Гремящий» и другие», «Морская коллекция» №2 (8) 1996 г.) – неплохой корабль для Средиземного моря. Но беда в том, что основная боевая нагрузка для Советского флота выпала в северных, арктических водах – там, где шли ленд-лизовские конвои. А итальянские эсминцы для службы в таких условиях не были предназначены. 

«Сокрушительный» разломился на волне в шторм 20.11.1942, причем для спасения его экипажа пришлось посылать эсминцы-«новики» царской постройки. Ранее «Гремящий» и «Сокрушительный» из-за недостаточных запасов горючего вынуждены были оставить конвоирование поврежденного английского крейсера «Эдинбург», везшего 5,5 т золота в уплату английских поставок СССР. В результате чего крейсер был добит немецкими надводными кораблями, золото утеряно.

Прототипом легендарного «Кирова» стал итальянский крейсер «Раймондо Монтекукколи». Как сообщает историк С.И.Титушкин в статье «Легкий крейсер «Эммануиле Филиберто дука д'Аоста» — «Керчь» (Морской исторический альманах «Корабли и сражения», выпуск 1, Санкт-Петербург, 1995 г.) «Общее расположение советского крейсера было выполнено по рабочим чертежам итальянского, механическую установку просто приняли итальянскую...»

Апофеозом итало-советского сотрудничества стала постройка в разгар испанской Гражданской войны на верфи фирмы OTO в Ливорно лидера «Ташкент» — корабль был на четверть больше спроектированного советскими корабелами в 20-е годы «Ленинграда», но нес всего на 1 орудие главного калибра и на 1 торпедную трубу больше.

Военно-морское сотрудничество с Германией начало раскручиваться после подписания пресловутого Пакта о ненападении. В оплату поставок стратегического сырья гитлеровцы подсунули Сталину корпус недостроенного крейсера «Лютцов» без машин и половины артиллерии. Менее известен факт переговоров о поставках СССР немецких корабельных пушек калибра 380 мм (главного калибра лучших немецких линкоров «Бисмарк» и «Тирпиц»). Ими предполагалось вооружить советские крейсера типа «Кронштадт» — из-за бесконечных затяжек с производством тяжелой корабельной артиллерии на собственных заводах.

Еще один немецкий проект попал в СССР окольными путями. В первой половине 30-х немцы спроектировали и наладили строительство для испанского флота подлодок типа «C». В ходе Гражданской войны в Испании чертежи этих субмарин попали в руки советских специалистов и легли в основу уже советских подводных лодок типа С – лучших средних субмарин советского флота в годы Великой Отечественной.

Менее известно о том, что первое противотанковое орудие РККА – 37 мм пушка 1-К - была разработана германской фирмой «Рейнметалл» еще в то время, когда самой Германии производить противотанковую артиллерию было запрещено. Наложением на лафет этого орудия ствола калибром 45 мм была получена противотанковая пушка обр. 1932 г. – предтеча знаменитой «сорокапятки». 

Спроектировал «Рейнметалл» для РККА и 76мм зенитку обр. 1931 г., но орудие оказалось малоудачным и долго на вооружении не простояло.

Что касается танкостроения, то здесь на первом плане оказались заклятые англосаксы. В 20-х  - начале 30-х годов британская фирма «Виккерс-Армстронг» разработала целую линейку танков, известных по весовому обозначению – «Виккерс 6-тонный», «12-тонный», «16-тонный» и т.п. Наибольшую известность обрел первый из них (официальное наименование – Vickers MK.E): на нем была впервые применена износостойкая мелкозвенчатая гусеница, резко увеличившая пробег танка.

Английская армия «6-тонный» на вооружение не приняла, но «Виккерс» продавал свое детище по всему миру, в т.ч. и в Советский Союз. Именно на основе «6-тонника» был  создан Т-26 – самый массовый танк мира межвоенного периода (11218 экземпляров). 

Vickers MK.E стал не единственным британским соблазном для сталинских наркомов. В очертаниях среднего танка Т-28 легко угадываются контуры виккерсовского 16-тонника (раздобревшего до 28 тонн), компоновка тяжелого Т-35 идентична английскому «Индепенденту», а танкетка Т-27 напоминает английскую «Карден-Ллойд».

Вторыми по численности в РККА и в мире между войнами были танки серии БТ (БТ-2, БТ-5, БТ-7, БТ-7М). Сразу после окончания I Мировой войны танкостроители многих стран заинтересовались идеей колесно-гусеничного танка – чтобы боевая машина маршевые переходы делала на колёсах, а перед боем на пересеченной местности «переобувалась» в гусеницы и воевала как обычный танк. В Европе быстро убедились в бесперспективности такой концепции, но американскому конструктору Кристи к началу 30-х годов ему удалось создать машину с приличными характеристиками – скоростью на гусеницах порядка 50 км/час и на колесах – свыше 70 км/час. Правда, правительство США отказалось покупать у Кристи его поделку, то не таковы были управленцы бронетанковыми силами РККА. В итоге Красная армия пополнилась 8 тысячами очень быстроходных, но слабо бронированных танков, массированная атака которых  на японские позиции под Халхин-Голом превратилась в настоящую гекатомбу. 

Не откроем большого секрета, сообщив, что легендарный Т-34 – глубокая модернизация танков БТ. Конечно, машина изменилась и внешне, и внутренне, но о ее колесно-гусеничном прошлом напоминают катки большого диаметра – такие, чтобы мчаться на них по шоссе.

В этой статье мы не касаемся вопросов авиастроения, т.к. еще в 20-е годы труды гениальных советских конструкторов Туполева, Петлякова, Григоровича подняли советскую авиацию на тот уровень, для которого любые заимствования были бы абсурдны и преступны. Правда, при всем при том, развивать это достояние приходилось при лицензионных моторах – французских и американских. Ситуации при этом возникали анекдотические.

Во время «Зимней» Советско-Финской войны французы поставили финским ВВС 30 относительно новых истребителей «Моран-Сольнье 406». Машины эти интенсивно применялись и в годы II Мировой; к середине 1942 г. моторы их настолько износились, что немцы «от щедрот своих» подбросили для апргейда финских «Моранов» трофейные двигатели от Як-9. И советские моторы настолько идеально подошли к финским истребителям, что даже отверстия под крепежные болты пересверливать не пришлось!

Этот нудный список  можно было бы продолжить, но сказанное, очевидно, уже достаточно для осмысления масштаба военно-технической зависимости  СССР от «треклятых буржуинов». 

Суверенитет народа или власти от народа?

Почему же Сталин и его окружение шли на такой риск? Неужели для Советского государства собственные инженеры, конструкторы, технологи были опаснее, чем Муссолини вкупе с Гитлером, Чемберленом и Co? Техническая интеллигенция плела заговоры, готовила восстание? 

Вроде, как бы и нет! Проблема  видится в другом. Чтобы вести страну в будущее, мало уметь сажать. Надо еще уметь растить. Мало владеть искусством «отжимать». Надо еще уметь и созидать. Но по жизни каждый занимается тем, чем умеет. Одни создают новое. Другие сажают. Оправдываясь  фразами о непроходимой отсталости своей страны, историями о заговорах, вредителях, иностранных агентах. 

Фраза Каутского не случайно вынесена в заголовок.  В более общей форме она вдалбливалась поколениям советских людей как марксистско-ленинское положение о соответствии «базиса»  и «надстройки». О том, что политические отношения должны отражать уровень развития производственных, а производственные – соответствовать развитию средств производства, орудий труда. 

Но что происходит, если к власти приходит «надстройка», которая не соответствует уровню развития производительных сил? Не в состоянии управлять промышленностью, аграрным сектором так, как того требует этот уровень? 

Очевидно, такая «надстройка» стремится опустить производственные отношения, а затем и производственные силы в целом до своего уровня. Соответственно, подавить, ошельмовать креативный класс. 

Причем развернуть оглобли в обратную сторону  «по щучьему велению, по моему хотению, не хочу быть держателем-непущателем, хочу стать творцом, устремленным в будущее», не получится. Способность, импульс, тяга к созиданию не возникают просто так. Они воспитываются годами производственной деятельности, решением сложных технических задач, работой с современными, высококлассными орудиями труда. Чего среди великих кормчих не наблюдается.

Сейчас принято указывать на тысячи заводов, построенных в эпоху Сталина, на великую индустриализацию, и пр. Но ведь судить-то приходится не по подотчетным цифирям, а по результатам. Во всех странах индустриализация вела к стремительному росту благосостояния населения, а в СССР? Во всех странах индустриализация вела к росту обороноспособности, а сыграли ли в эпопею 1941-го армады танков и самолетов ту роль, какую народ  вправе был от них ожидать? 

Есть ли связь между трагедией 1941-го и предшествующей технической политикой? Исследование на такую тему напрашивается. Оно актуально как определенный заслон к повторению тех ошибок, которые, в конечном итоге стали одной из причин гибели в 1941-1845 гг. 27 миллионов соотечественников. 


 

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru