ПОИСК
 



КОНТАКТЫ

Творческий союз тех, кто не хочет творить в стол.
Email: ne-v-stol@yandex.ru

WMID: 251434569561

 

 

УВЕДОМЛЕНИЕ О РИСКАХ

Предлагаемые товары и услуги предоставляются не по заказу лица либо предприятия, эксплуатирующего систему WebMoney Transfer. Мы являемся независимым предприятием, оказывающим услуги, и самостоятельно принимаем решения о ценах и предложениях. Предприятия, эксплуатирующие систему WebMoney Transfer, не получают комиссионных вознаграждений или иных вознаграждений за участие в предоставлении услуг и не несут никакой ответственности за нашу деятельность.

Аттестация, произведенная со стороны WebMoney Transfer, лишь подтверждает наши реквизиты для связи и удостоверяет личность. Она осуществляется по нашему желанию и не означает, что мы каким-либо образом связаны с продажами операторов системы WebMoney.







Главная / До 18 - ний-й-зя-я!!! 18+ / Обезьянья теория 18+

Обезьянья теория 18+

Было субботнее утро. Я топал домой из гаража, когда увидел свою жену Аню с каким-то мужчиной. Они шли мне навстречу по тропинке вдоль лесополосы, отгораживающей окраину микрорайона. У Ани в руках была радужная охапка кленовых листьев, и она часто и чуточку нервно смеялась. На ней было короткое пальто в шотландскую клетку и спортивные туфли на низких каблуках, отчего затянутые в черные чулки икры казались чуточку узловатыми и, как ни странно, очень сексапильными. Мы столкнулись нос к носу:

- А, Женя! Привет! Познакомься! Это Кирилл, мой любовник!

Моментально пересохло во рту. Кажется, у меня даже подогнулись колени. Но, в принципе, чего-то такого я давно ожидал. Семь лет назад женился на симпатичной и слегка наивной девушке, которая полагала, что оргазм – это и есть та легкая истома, которое наступает при поглаживании груди и попы. Но три года спустя у нас родился ребенок, и после этого у моей жены между ног словно поселился неутомимый и хищный зверёк. Она начала испытывать настоящее возбуждение во время секса, но, увы, без столь необходимой разрядки. Металась подо мной, кричала, врожденный инстинкт заставлял ее молить о чем-то, чего она сама до конца не понимала. Совсем как в сказке: пойди, не ведаю куда, но принеси то, не знаю что!

Но что мог поделать я?

Я – обычный мужик, и не верю во все эти восторженные россказни о полуторачасовом или хотя бы получасовом сексе. Две минуты, три, ну, пять – я не знаю, кто бы мог продержаться дольше!

И вообще, много ли вы знаете удовлетворенных в сексуальном плане женщин? Вообще, таких, которые кончили хоть раз жизни, а не в трёпе?

И потом, если я хочу трахаться, значит, я хочу просто трахаться, а не заниматься «продолжительными и искусными ласками», как это советуют глянцевые журналы, валяющиеся на тумбочке у жены. Если я начинаю заниматься «продолжительными и искусными», то у меня падает, и тогда уже жене приходится заниматься «продолжительными» мануальными и оральными ласками, во время которых уходит та внутренняя сосредоточенность, которая необходима для ее собственного оргазма.

Честное слово, мне кажется, что мы, мужчины и женщины, произошли от разных обезьян, настолько не совпадают стили нашего интимного поведения!

А что за дурь – советы типа «после того, как кончил сам, используй палец, чтобы кончила она»? Вообще, что должна чувствовать женщина, которой во влагалище вместо теплого, толстого, добротного, дрожащего от напора крови и спермы пениса суют тощий и костлявый палец? Какие идиоты пишут эти «руководства для сексующихся»?

Все это интимное неустройство не прошло даром для семейной жизни. Пошли ссоры, истерики. Началось отчуждение. Я чувствовал, что Аня завела любовника, может, даже двух. Да и она сама как-то, в пылу очередного скандала, напрямую буркнула: «Если б хоть кто-нибудь был лучше, я бы давно от тебя ушла!» - какое-никакое, а утешение! И, заодно, подтвержденье моей «обезьяньей» теории…

И что теперь? Драться, хвататься за монтировку, закатывать истерику, требовать развода?

Но мне даже в голову не пришло ничего подобного. Странно, но я не испытывал  в тот миг никакой неприязни не только к жене, но и к этому Кириллу. В чем его-то вина, вообще говоря? В том, что оказался цепанутым, укушенным, схваченным мертвой хваткой тем зверьком, который вселился у Аньки между ляжек? И которого я оказался не в состоянии ублажить?

Я даже нисколько не удивился, когда Кирилл, хохотнув в нос, немного виновато произнес:

- Да-да! Не в состоянии удовлетворить собственную жену, но потягиваю еще и вашу, - он был такой дородный, породистый, домашний, словно Алексей Толстой, сошедший с портрета в школьном учебнике, что я чуть не ляпнул:

- Так давай удовлетворять наших баб вместе! – и, мне кажется, он прочитал мысль, мелькнувшую у меня в глазах…

Аня судорожно рассмеялась:

 - Ну, вот и познакомились! – она взяла нас обоих под руки и повела по тропинке в глубь пригородного леска, и смеялась все чаще и возбужденнее, и я не мог понять, специально ли она устроила эту встречу, или же инстинкт живого существа, ищущего выхода из невыносимой ситуации, научил ее подстроить эту эскападу?

И все получилось гораздо проще, чем я ожидал. Как только начал ласкать ее тело, раскинувшееся на длинном кирилловом плаще, сам Кирилл вдруг как будто пропал. Остались только его руки, которые, точно так же, как и мои, освобождали ее от одежды, стягивали с Ани исподние шмотки, гладили алебастровое тело, мяли грудь с ярко-оранжевым в лучах осеннего солнца соском, тискали впалый живот, устремлялись к рыжеватому бугорку волос на выпирающей лобковой кости, и встретившись с моими, молниеносно отпрядали обратно, тут же начиная вновь стремиться обратно, к узкой карминной прорези в паху нашей женщины… И, запойно целуя изумленно распахнутые губы, я нисколько не удивился, когда, в очередной раз расправляя и разделяя наружные складки ее вагины, наткнулся уже не на пальцы того, второго мужчины, а на его пенис – тугой, тупоголовый, пульсирующий от напора крови и спермы точно также, как и мой. И сам ощупывал его и соизмерял его толщину, и направлял, помогая войти в эту узкую прорезь, и все сильнее возбуждался, чувствуя ладонью, как вздрагивает живот моей женщины под его толчками, и впивался губами в оранжевый, торчащий над матово-белой полусферой грудной железы сосок…  

Возбуждался все сильнее, чтобы потом поставить эту женщину раком и, слушая ее оргиастический, рысий рык, долго и с мстительным оттягом трахать пасть этого ненасытного зверька – ее влагалища…

Когда все кончилась и Аня ушла за деревья помочиться и привести себя в порядок, мы с Кириллом лежали рядом на его плаще, смотрели в небо, и говорили – каждый как бы сам с собой и, в то же время, куда-то в пространство, то есть друг для друга.

- Нет, версия про происхождение от разных обезьян – это ерунда, - говорил Кирилл. – Наоборот, природа все очень умно устроила. Задача бабы какая? Найти как можно больше самцов, чтобы их гены дали не просто лучшее на данный момент потомство, но и многообразное – условия выживания ведь меняются! Вчера были нужны круглоголовые качки, сегодня – очкоглазые гарри поттеры. Но как заставить, её – бабу – терпеть нас всех, вонючих козлов? Только поманив ее морковкой отсроченного оргазма! Тебе сколько фрикций надо, чтобы кончить? Сорок? Семьдесят? Девяносто? А ей? Триста? Пятьсот? Тысяча двести? Так устроено природой, чтобы в погоне за оргазмом она перепробовала трех-четырех самцов за раз как минимум… Иначе ради чего бы ей нужно – терпеть обалделое полено в своем влагалище?

Но чтобы мы на ней не сдохли, природа дает ей только три дня в месяц, в течение которых ее матка в тонусе. Потом секс ей на хрен не нужен, а мы отваливаем к другой самке, которая празднует свои три дня… Ведь нам, козлам, лишь бы потрахаться, не важно - с кем, не важно – как… Так уж устроила природа – правильно устроила. Интересно, у нее есть еще кто-нибудь? – спросил он, глядя, как Аня, белея алебастровым телом под распахнутым пальто, возвращается к нам.

- Наверное, есть, - просипел я.

- А ты с ним не знаком? – переспросил Кирилл. Потом, когда мы уже вышли из лесополосы, и Аня забежала в магазин купить чего-нибудь к обеду, он достал из своего плаща всесезонный лопатник и распахнул передо мной. – Смотри! Вот моя жена, - сказал, испытующе глянув на меня и ткнув пальцем в белесое пятно, торчащее на пляже где-то под адлерскими пальмами. – И у нее тоже есть любовник…

… Как завершить этот рассказ?

Да никак. Просто мы лежим сейчас вчетвером на одной широкой кровати. Я набираю эти строчки на ноутбуке. С той памятной встречи в осеннем лесу прошло более полугода. Аня спит, прижавшись замурзанной щекой к моему плечу и все еще нянча внутри себя всполохи оргазмов. У нее за спиной, прижавшись к ее попе и раззявив воронку, дрыхнет Антон – наш четвертый. Его член все еще торчит у нее между ног: парень настолько истрахался за ночь, что не смог его даже вынуть. Дальше к стене лежит с поучительной миной на физиономии Кирилл: в эти выходные нам троим предстоит идти «полировать» его Вальку. Впрочем, мне и до выходных предстоит куча работы: у Ани впереди еще два интимных дня, и завтра буду пялить ее в компании с Аликом, Колькой и Серегой. Раньше я с ними в гаражах пиво пил и играл в домино, но теперь и им нашлось дело. Кстати, у Кольки жена – настоящая фемина: задница, как два монгольфьера, осиная талия и титьки до самого пупка. Ее мы дрючим вместе с Колькой и Вадимом – лаборантом из нашего НИИ.

К вадимовой жене я пойду в конце месяца. К Аликовой Вере – в начале следующего. Главное, чтобы Алик не привел никаких новых пацанов – он не слишком-то разборчив! Ведь у тех пацанов тоже наверняка окажутся неудовлетворенные жены!

В общем, теперь у меня не жизнь, а сплошное железнодорожное расписание. Ночи размечены на квартал вперед. Зато не скучно и дома полный порядок. Анька – как шелковая, никаких скандалов и истерик. Мало того, жрать научилась наконец-то готовить. Приходишь, эдак, утречком ближе к обеду после исполнения кооперативного мужского долга весь потасканный, а у нее уже борщик наготове, оладьи какие или пельмени. Знает, сука: как покормит, так и потрахают!

 

© Copyright 2009 Творческое сообщество!
www.webmoney.ru